[an error occurred while processing the directive]

Пап-шоу


      Известия №128 19.7.01
      Стоило президенту РФ дать обширное интервью любознательным иностранцам, как тема визита папы в Россию всплыла опять. Заволокитить вопрос не удается. Между тем смысл позиции православных иерархов именно в том, чтобы максимально волокитить вопрос, каковой волокитой, собственно говоря, Восточная церковь занимается уже почти тысячу лет — с 16 июля 1054 года, когда в христианском мире произошла великая схизма. Довести схизму до крайности, до полного и всеконечного взаимного отрясания праха, до того, чтобы поминать папу римского как злейшего еретика Ария (и соответственно наоборот), не позволил как раз столь ругаемый ныне консерватизм иерархов и еще более ругаемый принцип канонической территории. В восточных землях молились Богу по православной вере, в западных — по католической, молчаливо признавая status quo, т.е. не снимая взаимных клятв, но хотя бы и не усугубляя их новыми. Христианский мир хотя бы в принципе, в идее оставался целостным. Именно это отсутствие желания ворошить прошлое и выяснять отношения позволило митрополиту Платону констатировать, что «наши перегородки до неба не доходят».
      Визит папы в Россию, чего Ватикан так страстно желает, сделал бы выяснение отношений неизбежным — хотя бы потому, что при невыясненных отношениях непонятно даже и как православным реагировать на приезд понтифика. Русской церкви приписывают либо заскорузлость (как выразились в Ватикане, «она отстала от поезда современности»), либо — уже совсем в духе Ем. Ярославского — нежелание делиться паствой, ибо паства — это доходы. При этом в упор не видится несколько более почтенный мотив — действительно серьезное отношение к проблеме великой схизмы, к разрешению которой не готовы ни Москва, ни Рим и без разрешения которой визит будет либо умолчанием того, о чем в таких обстоятельствах нельзя умалчивать, либо сугубой профанацией тысячелетней трагедии.
      К тому же Рим и Москва демонстрируют сегодня принципиально различные типы религиозно-бытового поведения. Ведь отставшими от поезда современности, как выражаются в Ватикане, являются не только русские иерархи, от этого поезда отставали двести шестьдесят три папы — предшественники Иоанна Павла II, начиная с апостола Петра. Все говорят о беспрестанных папских поездках как о чем-то само собой разумеющемся, называют число стран, им посещенных, — 122 (вряд ли многолетние министры иностранных дел вроде А.А. Громыко или Х.Д. Геншера имели в своем активе такое количество посещенных стран) и как-то забывают, что до нынешнего папы-рекордсмена папы вообще не ездили. То есть ездили, конечно, но либо на церковные соборы, либо не от хорошей жизни (авиньонское пленение, бегство от германских императоров etc.). Желающие увидеть папу благочестивые паломники сами ездили в Рим. Перед нами не просто рекорд, а настоящая революция. Из самой неездящей особы в мире папа стал самой ездящей.
      Рекорд налицо (а если этого недостаточно, есть и другой — 300 канонизаций за нынешний понтификат), но, правда, есть вопрос, что является целью беспрестанных поездок: вхождение в Книгу Гиннесса или же умножение паствы и укрепление ее в силе духа. С книгой Гиннесса все в порядке, с Книгой Жизни — не сказать, чтобы очень. Как жили в век отступничества, так и живем, та же католическая Европа — католическая лишь по названию, ничем тут не отличаясь от России, тоже лишь по названию православной. Миллионные толпы на стадионах и проезды на папамобиле — сами по себе, всеобщая апостасия — сама по себе. Скорее всего понтифик, движимый самыми лучшими чувствами и вдохновленный опытом своей триумфальной поездки в коммунистическую Польшу (где триумф объяснялся причинами не столько вероисповедными, сколько национально-политическими), решил стать понтификом эпохи массовой культуры. Эпохи Майкла Джексона — стадионы, миллионы, лимузины. Проблема лишь в том, что Майкл Джексон в своих массовых мероприятиях равен сам себе, ибо он и не обязан нести пастве глаголы вечной жизни, а вот папа — обязан, и не факт, что механическая ассимиляция поп-культуры в таком деле будет особо плодотворна. Но как раз в России (то ли у нас страна индивидуалистов с недостаточно развитой стадностью, то ли Бог его знает) шоу-представления с участием хоть того же Майкла Джексона, хоть иных славных звезд совершенно не производили того эффекта, что на просвещенном Западе. Публика недостаточно экстазовала. Логично предположить, что и поп-шоу с папамобилем вызовет сходно теплохладную реакцию. Зря в Московской патриархии опасаются. Пережили разные шоу, переживем и пап-шоу. Ни душеспасительности, ни душепагубности, а только секулярная масс-культура. [an error occurred while processing the directive]