[an error occurred while processing the directive]

ЗапСибФеликс. — Чекисты-транспортники. — Ягодоколумб. — Как избавить первопрестольную от супостата? — Аннибал и каннибал. — Синкретическое мероприятие — 2001. — Прорыв Явлинского в е-бизнесе.


      Известия №125 14.7.01
      Месяц назад Ю. М. Лужков изобрел новый вид межрегионального трансферта, заключающийся в том, что г. Москва дарит другим регионам РФ копии установленных в г. Москве преславных, прекрасных статуй на предмет украшения ими российской провинции. Опыт окончился неуспехом: нижегородский мэр Ю. А. Лебедев не захотел брать копию памятника гражданину Минина и князю Пожарскому, а потребовал монумент работы И. П. Мартоса конкретно в натуре — с чем Ю. М. Лужков не мог согласиться. Однако идея монументального трансферта получила нежданную поддержку со стороны вождя думских аграриев, лазоревого полковника Н. И. Харитонова. Неудача с восстановлением памятника Ф. Э. Дзержинскому на Лубянке не обескуражила Харитонова, и он обратился к Ю. М. Лужкову, как нынешнему официальному феликсодержателю с предложением перевезти и установить статую на родине агрария, в Новосибирской области — ибо «в начале 20-х годов Дзержинский очень много сделал в Сибири, особенно когда необходимо было оживить Западно-Сибирскую ж.-д.».
      Эволюция исторического сознания идет неудержимо. Даже в очах чекистского полковника Харитонова суровый рыцарь революции преобразуется в некоего почетного железнодорожника, покровителя Запсиба. Эволюция и удачная, и многообещающая, ибо не только основатель ВЧК, но и ряд последующих руководителей славного учреждения могут считаться божествами-покровителями транспорта. На последнем этапе своей государственной деятельности рыцари революции Г. Г. Ягода и Н. И. Ежов служили наркомами водного транспорта и, сколь можно понять, также много сделали для оживления водных артерий. Тут Н. И. Харитонову имело бы смысл выходить не на Ю. М. Лужкова, а прямо на З. К. Церетели, с тем чтобы тот наладил транспортировку своих колумбозаготовок на берега великих русских рек, предварительно произведя сортировку изделий. К тем, что поменьше, будет прикручиваться голова карликового Н. И. Ежова, к тем, что повыше — Г. Г. Ягоды. Если же лазоревый полковник сумеет увезти со стрелки Москвы-реки церетелина петроколумба и установить на берегах родной Оби в образе ягодоколумба, он удостоится не только восхищения земляков, но и сердечной благодарности москвичей, которые в знак признательности украсят здания столицы памятными мраморными досками — «Здесь в 19.. (20...) году бывал Н. И. Харитонов, избавитель Москвы от супостата».
      К несчастью, даже агрополковник не способен избавить свободу слова от главного супостата, по свирепости своих деяний превосходящего Г. Г. Ягоду, Н. И. Ежова и Л. П. Берию вместе взятых. Имеется в виду А. Р. Кох, которого, после того, как он объявил о намерении подарить Б. Е. Немцову часть акций «Эха Москвы» (вместо того, чтобы подарить их начальнику «Эха» А. А. Венедиктову), одно прогрессивное СМИ прямо в ленте новостей поименовало «информационным каннибалом». Образ представляет крайне удачным, ибо «каннибал» идеально ассонирует с «аннибалом либерализма», каковыми героическими аннибалами являются сотрудники б. «Медиа-Моста», не изменившие заветам т. Гусинского. В порожденной фантазией Фазиля Искандера газете «Красные субтропики» была опубликована басня «Козлотур и самодур» — «Назло любому самодуру // Я буду славить на века // И шерсть и мясо козлотура, // А также пышные рога». Прогрессивные СМИ могут публиковать в новостных лентах посвященную А. Р. Коху и А. А. Венедиктову не менее поучительную басню «Аннибал и каннибал» — про то, как «Назло любому каннибалу // Я буду славить на весь свет // Великодушье аннибала // И акций кОнтрольный пакет».
      Самое печальное, что в результате сшибки аннибаловой клятвы с каннибаловой трапезой был отменен намеченный на конец недели пир духа — устраиваемая по инициативе СПС международная конференция «Свобода слова — 2001». Привлеченные к делу члены-соревнователи вдрызг переругались и вышли из состава учредителей мероприятия — сперва «Эхо», затем «Газпром-медиа». Главный устроитель симпозиума Б. Е. Немцов искренне скорбит — ведь в Москву уже приехали знатные иностранцы, однако не теряет оптимизма и надеется, что пир духа все же состоится осенью. Исторический оптимизм — одна из глубого привлекательных черт правого дела, но если концептуальные странности неудавшегося мероприятия останутся вне внимания устроителей, есть риск, что осенью все повторится в прежнем виде. Термин «конференция» имеет троякий смысл. Во-первых, это может быть съезд объективных исследователей, в обстановке глубого взаимоуважения делящихся результатами своих научных опытов — например, конференция по морфологии пластинчатожаберных. Во-вторых, это может международная встреча на высоком уровне, посвященная выработке условий мирного договора — например, Версальская мирная конференция. В третьих, это может быть познавательное мероприятие, основными участниками которого являются не столько субъекты, сколько объекты познания. Аннибалы, каннибалы, героические борцы, злые демоны из администрации, словом — большое количество знатных особ обоего пола с шумом, гамом и вящим кликом совокупляются на глазах у знатных иностранцев, после чего гордый взор иноплеменный составляет себе глубоко объективную, яркую и выпуклую картину того, что сквозит и тайно светит в красоте нашей смиренной. Идея СПС заключалась в том, чтобы соединить разом три подхода. Общая цель мероприятия была вроде бы как познавательная — установление истины посредством обмена результатами ученых опытов; привлечение к делу ведущих боевые действия неприятелей-учредителей напоминало о Версале; а состав участников — совершеннейший цирк с конями — должен был доставить удовольствие знатным иностранцам, едущим принимать у этих русских зачет по свободе слова. В итоге же не вышло ни ученых опытов, ни мирного трактата, ни даже цирка с конями (хотя, впрочем, это праздник, который всегда с тобой), а славу конферансье у Б. Е. Немцова похитил Г. А. Явлинский, в дни, посвященные свободе слова, проведший собственное мероприятие, на котором анонсировал грядущий прорыв «Яблока» в интернет-технологиях. Прорыв, собственно говоря, двух-трехлетней свежести — именно тогда Г. О. Павловский, С. В. Кириенко и Б. Е. Немцов проводили сетевые опыты, ныне объявленные грядуще-прорывными, но нельзя судить Г. А. Явлинского строго. E-business — это такое дело, в котором без надувания щек никак невозможно. [an error occurred while processing the directive]