[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 11.7.01
      Однако здравствуйте.
      Хорошо жить в федеративной стране, как наша, где субъектов федерации аж 89 штук. Общенациональные выборы — мероприятие тоже интересное, кандидаты изощряются, как могут, но все ж таки нет того разнообразия, той цветущей сложности, которую демонстрируют региональные выборы. В каждом субъекте федерации — огромное количество талантливых субъектов.

      Савельев

      Один из претендентов на пост губернатора Нижнего Новгорода Дмитрий Савельев в качестве собственной рекламной компании разослал нижегородским пенсионерам агитационный материал в виде пятисот рублевой купюры с надписью «Это ваши деньги!». В случае победы Савельева населению обещают увеличение бюджета каждой семьи на ту же сумму, для чего рекомендуется сохранить «купюру» до дня выборов.

      Вот это настоящая технология. Правильно выбран фокусный электорат, т. е. пенсионеры. Фокусный не в том смысле, что товарищ Савельев дурит старушек фокусами, а в том смысле, что он на них мощно фокусирует свои усилия. Сама по себе рассылка рекламных материалов в виде копий дензнаков — дело не новое. Я вот тоже регулярно нахожу у себя в почтовом ящике то 50-, то 100-долларовые купюры. Сперва, бывало, обрадуешься черно-зеленому портрету американского государственного деятеля — но не тут-то было. На обороте вместо нравоучительной надписи «В Бога мы веруем» обнаруживаешь какую-то пакость — предложение явиться с данным купоном туда-то и туда-то и получить скидку при заказе какого-нибудь товара. Но в принципе, если владельцу частной фирмы придет в голову такая блажь, он вправе раскладывать по ящикам даже и подлинные купюры. Деньги его, дело коммерческое. С товарищем Савельевым немного сложнее, потому что выборы — мероприятие не коммерческое, а публично-государственное, и всякие фокусы с купюрами или их художественными копиями тут не совсем уместны.
      Однако у раздатчика пятисотрублевых картинок юристы грамотные, и формально тут ни к чему не подкопаешься. Фальшивыми деньгами агитматериалы Савельева не являются, подкупом избирателей — тоже, Потому что выражение «Это ваши деньги» и предложение сохранить агитматериал до дня выборов к делу не подошьешь. Кандидат резонно ответит, что в случае его избрания общественные богатства польются обильным потоком, удовлетворяя всевозрастающие материальные и духовные потребности населения Нижегородской области — смотри «Программу КПСС» про то, как «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме», — а копия пятисотрублевки символизирует этот обильный поток. Художественное решение такое. Хорошо, спросят, а зачем тогда сохранять это художественное решение до дня выборов? Как зачем, — ответит товарищ Савельев, — на добрую память о моей предвыборной программе. Это абсолютно удовлетворительный ответ на тот случай, если избирком захочет взять раздавателя денег за какие-нибудь места. Любой суд признает правоту кандидата.
      Между тем в области начался настоящий ажиотаж. Старушки-пенсионерки тщательно берегут агитматериалы товарища Савельева. Среди них распространился слух, что савельевские бумажки будут обмениваться на настоящие, на гознаковские того же номинала даже не после инавгурации Савельева-победителя, а прямо в день голосования на избирательном участке. Люди помоложе, побогаче, пообразованнее в такое все-таки вряд ли поверят — так ведь им кандидат свои «савеловки» и не рассылает. Пенсионеры, которые уже окончательно перестали что-нибудь понимать в таинствах демократии и рыночной экономики — это всегда сподручнее.

      КИНО «Морозко»

     – Между прочим, не хотите ли?
     – Чего?
     – Злата — по два ушата. Серебра — по четыре ведра. А что меди — то без счету за простую работу! (кидает в толпу медяки, разбойники за ними ползают).

      Однако нельзя не порадоваться на существенный политический прогресс, наблюдаемый в Нижнем Новгороде. Четыре года назад к власти там чуть не пришел глубоко конкретный бизнесмен Андрей Климентьев. Ходка в зону, пальцы веером, короткая стрижка, словом, все, что нужно человеку для счастья. Но уже сегодня на смену Климентьеву (или просто Климу, как зовут его в Нижнем), этому несколько устаревшему типажу борца за счастье народное идет значительно более просвещенный Савельев. У Климентьева была темная история с похищенной и вдруг нашедшейся бывшей женой-манекенщицей. У Савельева — не менее загадочная история с похищенным и вдруг нашедшимся журналистом Григорьевым. Почувствуйте разницу — там невразумительные семейно-коммерческие склоки, здесь — бескомпромиссная борьба за свободу слова. Простодушный Климентьев намекает на то, что у него все схвачено, за все заплачено. Просвещенный Савельев объявляет себя полномочным представителем Счетной палаты, собирает миллион подписей за смертную казнь, готовит «Семь ударов по криминалу» и печатает «савеловки». Всего четыре года — а какой прогресс от пещерного климентьевского уровня. Бывшего нижегородского губернатора Б. Е. Немцова на всемирном форуме в городе-герое Давосе когда-то заслуженно объявили «лидером XXI века». Благодарный народ, за счастье которого так самоотверженно борется товарищ Савельев, может не менее заслуженно объявить его «Климом XXI века».
      А сам лидер XXI века, за реформаторское наследство которого мощно бьются Клим века XX-го и Клим века XXI-го, тем временем пострадал от свободы слова.

      Немцов

      Вчера вечером Альфред Кох взамен на обязательство Газпрома продать 9,5% акций коллективу «Эхо Москвы» предложил Борису Немцову принять в дар такое количество акций радиостанции, которого было бы достаточно для того, чтобы Газпром не был контролирующим акционером. Лидер СПС согласился, отметив, что принимает это предложение, ради сохранения коллектива «Эха Москвы» и собирается передать управление в Общественный совет, куда войдут уважаемые люди. В ответ главный редактор радиостанции Алексей Венедиктов заявил, что «когда государственная корпорация предлагает лидеру одной из политических партий подарок стоимостью в сотни тысяч долларов, во всех странах это называется коррупция, а в России — бесстыдство». Венедиктов уверен, что после этого подарка радиостанция станет государственно-партийной.

      Немцов, собственно, хотел защищать свободу слова, выступая на эту тему со душевными воззваниями, устраивая культмассовые мероприятия — и так далее. Оно и поучительно, и не очень хлопотно, и хороший PR обеспечен. Вместо этого коварный Кох предложил ему защищать свободу слова практически — реализуя идеи товарища Гусинского и, кстати, самого Немцова разделить акции так, чтобы ни у кого не было контрольного пакета. Полная свобода и Немцов гарант ее. Но тут и случилось страшное. Главный редактор «Эха Москвы» Венедиктов, еще недавно так любивший Немцова, тут же стал называть назначенного ему гаранта свободы слова «мародером», «бесстыдником» и прочими ужасными словами. Раньше-то самоотверженный Венедиктов отважно душил душителя свободы слова Коха, а теперь, когда между ними встрял гарант Немцов, Венедиктов полез душить и самого гаранта. Борис Ефимович знал, что свобода слова — дело святое, но не знал другую превосходную истину — «два кобеля грызутся, третий не встревай». Кстати, где-то лет пять назад гарант свободы слова сам участвовал в сходной коллизии, но не в роли гаранта, а в роли грызущегося.

      Разводящий

     – Ну это ж негодяй! Подонок! (Жириновский плещет соком Немцову в лицо. Немцов плещет соком ему в ответ).
     – Я прошу Вас, господа!
     – Я плесну ему в лицо!
     – Ну что же вы делаете? Ну что же вы делаете? (Любимов пытается их разнять).
     – Подонок! Я сейчас тебя вообще!
     – Ну, Владимир Вольфович, ну так нельзя! Сядьте, пожалуйста! Оба сядьте, пожалуйста!
     – Как можно, если этот подонок такие вещи будет говорить?
     – Мы вынуждены прервать нашу программу!

      Сравнительно с прежней мизансценой Немцов, как это и подобает зрелому государственному мужу, переместился с правого фланга в центр, в кресло медиатора, а его место занял А. Р. Кох. В остальном борьба за свободу слова существенных изменений не претерпела.
      Однако, до свидания. И не дай вам Бог участвовать в борьбе за свободу слова в качестве гаранта. [an error occurred while processing the directive]