[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 29.6.01
      Однако здравствуйте. Сегодня жириновцы собрались у здания Думы требовать введения в России смертной казни. В общем-то зря. Зря, потому что подавляющее большинство россиян и так этого желает, и тут никого и убеждать не надо.

      По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения введение смертной казни за тяжкие уголовные преступления одобрило бы 72 процента опрошенных, против выступило 19 процентов. Примечательно, что в странах бывшего соцлагеря большинство также придерживается мнения, что тяжкие уголовные преступления должны караться смертной казнью.В Литве за существование смертной казни выступает 76 процентов респондентов, 15 против; в Польше 72 процента — «за», 23 — «против». Чуть меньше сторонников смертной казни в Венгрии 64% и в Чехии 58%.

      Наши сторонники смертной казни аргументируют свою позицию тем, что никак нельзя иначе: государство гибнет, терроризм, наркомафия, неслыханный разгул преступности. Допустим, что так. Но тогда спрашивается: в Польше, в Венгрии — там тоже государство гибнет? Там тоже терроризм и неслыханный разгул? Вроде бы нет. Нам даже постоянно объясняют, что у нас реформы антинародные и потому разгул, а у них реформы народные и потому никакого разгула, а сплошная культура в массы. Непонятно. Культура культурой, а польские и венгерские массы требуют смертной казни точно так же, как и у нас. Про Литву я уж не говорю — там желающих еще больше. Видать, совсем терроризм замучил. Кстати, и Западная Европа замучена не хуже Восточной. Там тоже большинство населения обеими руками за смертную казнь.
      Дело в том, что отмена смертной казни всегда и везде была совершенно антидемократической мерой. Никогда смертную казнь не отменяли через референдумы и через массовые петиции. Вводили — это да, это пожалуйста, по просьбам трудящихся, а отменять — никогда. А все потому, что милосердие — это штука вообще антидемократическая и осуществляется законодателем наперекор настроениям подданных. Когда в XVIII веке императрица Елизавета Петровна дала обет никого не казнить и не казнила — она что, на результаты референдума опиралась? Да только на свои бабские причуды. «Не буду казнить — и все. Убивать закона нет». Так что если кто хочет смертной казни — пусть хочет, но только пусть не ссылается на то, как его измучила преступность. В совсем даже не измученных странах тоже все хотят — но как-то терпят. Это тот случай, когда можно и взять пример с просвещенного Запада. В других случаях примеры, подаваемые Западом, могут вызвать более сложное отношение.

      Президент Югославии Воислав Коштуница, выступая по телевидению, назвал «антиконституционным» факт выдачи Милошевича Международному трибуналу и заявил, что следовало соблюдать юридическую процедуру, уважать решение Конституционного суда и подобный способ выдачи обвиняемых не отвечает интересам государства.

      Фрагмент из кинофильма.
     — Я прошу защиты у властей!
     — Но что навело вас на такие мысли?
     — Но ведь за мою голову обещан миллиард долларов!
     — Вы можете попросить защиты у полиции!
     — Я был у господина вахмистра!
     — И что?
     — У него новый золотой зуб!

      Коштуница по крайней мере испытывает потребность отмазаться от великого триумфа демократии, тогда как ведущие лидеры Запада ликуют с такой силой, что поневоле закрадываются в душу страшные сомнения насчет их умственного здоровья. Сухой остаток от гуманитарной операции «Милошевич в обмен на бабки» таков. В Югославии упразднена хотя бы даже видимость конституционной законности. Правящая коалиция новых демократов оказалась в совершенно непристойном положении — она де-факто признала подоккупационный статус страны. Сделан колоссальный подарок сербским радикалам и коммунистам. А когда какой-нибудь Воислав Шешель придет к власти, Милошевич на его фоне ягненком покажется. На фоне дестабилизации в Белграде неизбежна активизация албанских бандитов в Косово. Непристойный торг за миллиард долларов и окончательная компрометация идеи международной юстиции. Радости в самом деле полные штаны.
      Возразят: мы-то знаем, почему сделка с Милошевичем вызывает такие возражения. У русских политиков у самих рыльце в пушку и они боятся попасть под справедливый трибунал вслед за Милошевичем. Знаем. Слышали. «У нас зря не сажают». «Честному человеку нечего бояться НКВД». «В органах разберутся». В 30-е годы слышали. Согласно официальным сообщениям органы только неслыханных злодеев арестовывали — те и боялись. А честные люди только радовались. Общечеловекам надо прямо сказать: «Вы уж выбирайте что-нибудь одно». Если вы принимаете принцип «У нас зря не посадят» и ради него готовы плевать на все юридические процедуры, то что вы можете иметь против революционной законности в исполнении НКВД? Тем более — в куда более вегетарианском исполнении нашей родной прокуратуры. Ничего. Или уж скажите честно: «Милошевич — нехороший человек и лютый вражина, с ним все средства хороши». Только если вы думаете, что упрощенное правосудие придумывается злыми людьми для истребления людей хороших, вы ошибаетесь. Оно всегда придумывается рыцарями с горячим сердцем, холодной головой и чистыми руками — ну, прямо, что твоя Карла дель Понте — для истребления страшно нехороших людей. А уж что из этого в результате получается — в том рыцари вроде как и не виноваты.
      В стране, которая не понаслышке знает, что такое революционная законность — какой еще реакции вы ждали на НКВДэшные подвиги общечеловеков?
      А тем временем другой отряд общечеловеков готовится к другому подвигу.

      Британские анархисты к поездке в Геную, где будет проходить саммит большой восьмерки уже подготовились. Как пишет «Таймс», анархистская организация Глобалайс Резистэнс забронировала у французской железнодорожной компании Эс-Эн-Си-Эф целый состав из 12 вагонов, следующий в Геную. При этом компания обязалась доставить пассажиров в пункт назначения, несмотря на возможные препятствия со стороны итальянских властей. За это анархисты заплатили железнодорожникам порядка 85 тысяч долларов. Все билеты на «анархический поезд», который отправляется 19 июля, уже распроданы.

      Фрагмент из кинофильма «Неуловимые мстители».

      Для справки. SNCF — это не частная лавочка. Это — национальный железнодорожный синдикат, что-то вроде французского МПС. Это примерно, как если бы товарищ Аксененко организовывал бы доставку рабочих отрядов, «хранителей радуги» или еще каких борцов литерными поездами в Москву, чтобы они тут громили угнетателей народа. Но товарищ Аксененко — это наследие тоталитарной эпохи, а вот его французские коллеги — истинно свободные люди: обеспечивают комфортабельную перевозку товарищей, едущих громить лидеров «Восьмерки» и лично товарища Ширака. Как говорят у нас в народе, «liberte, liberte cherie...». Молодцы и антиглобалисты. В незабываемом 1919-м анархисты с неудобствами и даже риском для жизни захватывали пассажирские поезда, а теперь культурно заказывают литерный состав — и никаких тебе неудобств. Не борьба, а одно удовольствие.
      Однако обнаруживается удивительное сходство между антиглобалистами и футбольными хулиганами. И те, и другие организованно выезжают в места спортивных или, как нынче, политических мероприятий — и там оттягиваюся по полной программе. Не то что десяти отличий — одного не найдешь.

      Клип «Если бы парни всей земли».

      Но в борьбе с футбольными хулиганами уже найдено средство. Если фанаты какой-то команды ведут себя совсем уж непотребно, эту команду дисквалифицируют и снимают с соревнований — пусть хозяева команды сами с фанатами разбираются. В порядке эксперимента можно снять Блэра и Ширака с генуэзского саммита, чтобы сами разбирались со своими анархистами и железнодорожниками. Если дисквалификация поможет — прекрасно. Если не поможет — зачем вообще нужны такие саммиты, участники которых вершат судьбы мира, хотя даже с собственными хулиганами управиться не могут.
      Однако, время. До свидания. [an error occurred while processing the directive]