[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 22.6.01
      Однако здравствуйте.
      С сегодняшним самым длинным днем в году и самым трагическим для России днем в году, с днем 22 июня. Получился парадокс. Сегодня, спустя 60 лет после начала войны с нацистской Германией, общество вспоминает эту страшную дату живей и острее, чем, допустим десять лет назад, в дни полувековой годовщины. Но ничего удивительного. Тогда, десять лет назад, люди жили в горячке расчета с историческим прошлым. Причем не только с советским прошлым. Не только граждане нашей страны, весь мир жил в ожидании нового, более спокойного будущего — без войн, без угроз, без державного противостояния. Тогда казалось, что такие даты, как 22 июня всецело принадлежат прошлому. Почтенному, вызывающему уважение и скорбь — но прошлому.
      Истекшие десять лет показали, что это не так. История продолжается, а значит — продолжаются, и до конца мира будут продолжаться исторические трагедии. «Солнце не вечно сияет, счастье не вечно везет, каждой стране наступает рано иль поздно черед…». Специально кликать этот черед было бы безумием, но, покуда история не кончилась, этот возможный черед был и остается реальностью. От осознания этой трагической реальности и память о 22 июня сегодня стала острее и трагичнее.
      Но есть у этой даты еще один смысл. За последние десять лет нас и нашу землю милую, Россию хоронили несчетное количество раз. Снова и снова объявляли об окончательной гибели, катастрофе, коллапсе, объявляли справа, объявляли слева, объявляли коммунисты, объявляли общечеловеки, объявляли здесь, объявляли за границей, а мы все живем. Но ведь не может же так быть, чтобы все, кто хоронил и продолжает хоронить, делали это из одной глупости или злонамеренности, устраивая, так сказать, психическую атаку. В непонимании того, почему Россия все живет, хотя по всем законам науки она давно должна была умереть, была, очевидно, и доля искренности.
      Однако с таким же, только гораздо более сильным непониманием того, почему все научные законы отказываются работать в этой стране, Россия сталкивалась и прежде. И в 12-м году, когда Бонапарт перешел через Неман, и в 41-м, когда вермахт победоносно шел на восток. С каждым новым поражением силы России слабели, силы соперника, наоборот, умножались, все шло к неизбежному концу — и вдруг вся логика ломалась. Строгие алгебраические законы переставали действовать. А разгадка простая. Она в словах страшной и величественной песни того страшного 41-го года.

     «Священная война»

      Не смеют крылья черные
      Над родиной летать.
      Поля ее просторные
      Не смеет враг топтать.

      «Не смеет». После большого количества глупостей, слабостей, ошибок в какой-то момент включается осознание того, что дальше отступать некуда и даже не потому, что нет больше места для отступления, а просто потому, что нельзя, так больше не будет. Дело не идеологиях, а в простом нутряном чувстве — «поля ее просторные не смеет враг топтать». С этим чувством солдаты отдавали жизнь за родную землю. Вечная им память.
      «Солдаты спят, свое сказали, и уже навек правы». Но вослед солдатам, честно павшим на поле боя, туда приходят мародеры. Иногда — простые мародеры, которых в случае поимки ставят к стенке по законам военного времени. Иногда — и даже много лет спустя — мародеры идеологические.

      Советская Россия

      Вчера газета «Советская Россия» опубликовала обращение президиума ЦК КПРФ, вышедшее под заголовком «Вставай, страна огромная!». Авторы статьи считают, что нынешние правительственные реформы не что иное, как современный «план «Ост» — план послевоенной колонизации покоренной России. Новый Земельный кодекс нацелен на то, чтобы согнать народ с его земли, Трудовой кодекс призван окончательно лишить работников и их профессиональные союзы всех прав, Жилищно-коммунальная реформа оставит без крыши над головой десятки миллионов людей, пенсионная реформа покончит с государственными гарантиями обеспеченной и достойной старости. Сравнивая происходящее с ситуацией, сложившейся во время Великой Отечественной войны, коммунисты отмечают, что оккупанты, то есть нынешнее правительство, стремятся разделить страну на куски, чтобы ослабить волю на рода к сопротивлению.

      Все-таки великая штука — левая идеология. Это постоянное желание отождествлять себя с павшими героями. В мае Гусинский сравнивал сотрудников «Медиа-моста» с повстанцами Варшавского гетто. Сегодня Зюганов сравнивает своих сотрудников партаппарата с героями Брестской крепости. По характеру демагогии что общечеловек, что коммунист — тот же профиль, только вид сбоку.

      КИНО «Собачье сердце»

     – Я на колчаковских фронтах ранен.

      Да и причина одна и та же: они так бойко принимают героические позы и так бойко швыряются словами «оккупант», потому что они никогда не имели дела с настоящими оккупантами. Вроде тех, которые в 41-м году. А стыда и совести, чтобы оставить в покое память павших героев, у левых демагогов тоже нет. Отсюда и такая цветистость слога.
      Глядя на поучительный пример Гусинского и Зюганова, мы воздержимся от сравнения французского суда с немецким вермахтом, хотя нельзя не отдать должное изящным французам. Они где-то слышали, что 22 июня в России отмечают годовщину какого-то неожиданного события, и решили, что русским гостям в Париже будет приятно, если им в этот день преподнести сюрприз.

      Арест

      Сегодня по иску швейцарской фирмы «Нога» на международном салоне в Ле-Бурже арестован российский самолет СУ-30МК. По решению дирекции салона он отбуксирован со своей выставочной площадки в неизвестное место. Разрешить инцидент сейчас пытаются представители российского консульства. Как сообщили в пресс-службе КБ «Сухого», Су-30 является боевой машиной и его арест может быть воспринят как посягательство на новейшие научные разработки КБ и его «ноу-хау».

      Ситуация точь-в-точь, как год назад, когда французы точно так же пригласили на международную регату парусник «Седов» и точно так же сперва арестовали корабль, а потом отпустили — ибо юридических оснований для ареста не было. Для ареста самолета оснований еще меньше, ибо он — собственность даже не КБ Сухого, а завода, изготовившего опытную модель. С такой юридической логикой завтра можно в обеспечение иска фирмы «Нога» арестовывать кошелек с полутора тысячью франков, принадлежащий тете Мане, приехавшей с тургруппой в Париж. Тетя Маня, подобно КБ Сухого, также имеет некоторое отношение к России — так давайте отбуксируем полторы тыщи франков у нее из кошелька во славу французского правосудия.
      В общем-то, конечно, аэроплан как отбуксируют, так и прибуксируют — парусник тоже буксировали и без особенной пользы для французской национальной чести, скорее наоборот. Но время, действительно, выбрано с редким изяществом. Русским приятно, что в аккурат на 22 июня, а президенту Шираку еще приятнее — 1 июля у него начинается официальный визит в Россию, и он поедет не с пустыми руками, а с подарком-сюрпризом в виде отбуксированного аэроплана.
      Если бы кто-то во Франции специально решил подгадить Шираку по самое не могу, вряд ли бы он сумел придумать лучшую комбинацию, чем сегодняшняя. А может, кто-то и придумал. С чего мы взяли, что разводки и подставы — это атрибут лишь отечественной политической жизни. Во Франции, чай, тоже политики есть.
      Однако, время. До свидания. [an error occurred while processing the directive]