[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 20.6.01
      Однако здравствуйте.
      Полку сторонников смертной казни прибыло, теперь ее требует испытанный региональный руководитель Э.Э.Россель.

      РОССЕЛЬ: «Нам, если мы хотим сохранить российское государство, мы просто вынуждены серьезно и срочно ужесточить законодательную борьбу с наркоманией. Вплоть до введения, я уже выступал, смертной казни за распространение наркотиков. Проведем эксперимент: разрешим органам государственной власти Свердловской области законодательно регулировать вопросы борьбы с наркоманией».

      Собственно, Росселю следовало бы открывать нынешнюю кампанию, а не подключаться к ней задним числом. Эдуард Эргартович уже десять лет как руководит областью, и все это время он требует чего-нибудь оригинального. То оригинальных денег — в трудную пору реформ периодически возникали слухи о вводимых Росселем в обращение т.наз. «уральских франках». То оригинального Уголовного Кодекса — в 1994 году он предлагал создать экспериментальное уральское Уголовное уложение. Теперь предлагает поэкспериментировать со смертной казнью. Благо и повод для этого есть. Во вверенном Росселю регионе чрезвычайно развит наркобизнес, причем в лучших традициях стран третьего мира правоохранительные органы активно сотрудничают с наркодельцами. Сотрудничество не ограничивается пассивными формами, когда товарищи милиционеры в упор не видят наркоторговцев и наркопритоны — это было бы еще полбеды. Но оно принимает и более продвинутые формы, когда правоохранители сами подторговывают травкой, а также обеспечивают безопасное прохождение груза.

      КЛИП:

     «Наша служба и опасна, и трудна,
      И на первый взгляд как будто не видна.
      Если кто-то кое-где у нас порой
      Честно жить не хочет —
      Значит, с ними нам вести незримый бой,
      Так назначено судьбой для нас с тобой.
      Служба дни и ночи».

      Служба действительно и опасна, и трудна. Говоря современным грубым языком, вверенные т. Росселю товарищи милиционеры «крышуют» наркобизнес и крышуют качественно. Не в силах этого более терпеть, губернатор решил в экспериментальном порядке казнить товарищей милиционеров.
      Мысль, безусловно, интересная, однако возникает вопрос. Чтобы казнить милиционеров, дающих крышу наркобизнесу, их нужно сначала осудить на смерть, а для этого их нужно сперва выследить и арестовать. То есть честные росселевские милиционеры, которые все десять лет, что Россель сидит на области, просто не видели, как их нечестные товарищи сотрудничают с наркобизнесом, теперь внезапно прозреют, накроют все наркопритоны и казнят злой смертью всех наркодельцов вместе с продавшимися наркобизнесу сотрудниками правоохранительных органов. Долгие годы никак невозможно было раскрыть и ликвидировать союз правоохранителей с наркодельцами. Его невозможно было даже заметить. Но, как только начнется росселевский эксперимент со смертной казнью, это будет сделано легко и свободно. Однако если эксперименты в области правоохранения обладают такой чудодейственной силой, не проще ли Эдуарду Эргартовичу было бы для начала провести эксперимент совсем уж примитивный — всего лишь принудить своих милиционеров, чтобы они хоть сами не торговали наркотиками и не прикрывали транспорты с травой. А тех правоохранителей, которые не поддадутся принуждению, пусть Эдуард Эргартович отправит на зону. А то получается как-то странно: посадить за преступные дела я в силу разных причин никого не могу, зато расстрелять всех расстреляю, только отмашку дайте.

      КАДРЫ: Чапаев на коне.

      Россель еще нуждается в отмашке, а бравому генералу КГБ Олегу Калугину она даже и без надобности. Они так направо-налево свидетельствует о том, кто где и как в былые времена шпионил на советскую разведку.

      Федеральная прокуратура США предъявила обвинение отставному полковнику армии США 74 летнему Джорджу Трофимоффу в том, что 25 лет он сотрудничал с советской разведкой. На проходящем в Тампе (штат Флорида) процессе выступил бывший генерал КГБ Олег Калугин, который немедленно «сдал» подсудимого. Он рассказал суду о встречах с Трофимоффым и указаниях, которые ему давал. По словам Калугина, причины, по которым Трофимофф стал агентом, «были сугубо финансовые», а среди документов, которые ему передал Трофимофф, был перечень главных целей ЦРУ на 1978 — 81 гг., который настолько важен, что советское военное командование было вынуждено внести серьезные изменения в свои планы.

      Уж шпионил там Трофимофф или шпионил — дело темное, не нам судить, но вот что странно. Для деятеля спецслужб — а генерал КГБ таким деятелем является — есть два способа перейти на сторону противника. Первый способ называется «двойной агент», а также «крот» и так далее. При этом способе перевербованный агент работает на своих новых хозяев и выдает им своих коллег. Занятие, может быть, некрасивое, так ведь и шпионаж — это не конкурс красоты, а дело житейское и довольно скаредное.
      Второй способ называется «Я выбрал свободу» и заключается в том, что бывший разведчик, обличает свою родную спецслужбу в хвост и в гриву, но соблюдает одно важное условие. Он не сдает своих агентов и тщательно избегает самомалейших наводок. «Я выбрал свободу, но я не предатель, я никого не сдал». Советские резиденты, порвавшие со Сталиным в конце 30-х гг., поступали именно так. Вроде бы никого не сдавал и Виктор Резун, он же — исторический беллетрист Виктор Суворов. Его литературное творчество — это уже особый сюжет.
      Новаторство Калугина в том, что он сочетает приятное с полезным. И выбрал свободу, вступив в смелую борьбу с тоталитаризьмом, и сдал всех, кого только можно. Как сказано у гр. А. К. Толстого, «Попов строчил без страха и оглядки. // Попались в список лучшие друзья. // Я повторю: как люди в страхе гадки. // Начнет как бог, а кончит, как свинья». Но воспетый поэтом советник Попов был гадок все-таки в страхе, а Калугин никто в застенках ЦРУ не пытал, так что он гадок не от страха, а по какой-то другой причине.
      Калугин — один герой начала 90-х, а другие, более почтенные герои того же времени снова собрались вместе.

      Всероссийское демократическое совещание, которое прошло вчера в Москве, было созвано по инициативе лидера «Яблока» Явлинского. В нем участвовали около 30-ти партий и организаций, среди них — СПС, социал-демократическая партия Горбачева, движение «Демроссия» и другие. По замыслу организаторов, совещание должно стать «постоянным консультативным органом демократических сил». Открыл заседание со вступительным словом Михаил Горбачев, после чего оно прошло в закрытом режиме. По словам Явлинского, выступление которого на заседании было одним из центральных, демократы обеспокоены тем, что «в нынешнем обществе наметилась тенденция к созданию авторитарно-бюрократической системы, которая обернута в имитацию демократии».

      Совещание, объединяющее Горбачева и Новодворскую, знаменует еще одну тенденцию, Явлинским пока не отмеченную. Когда округло-мечтательный Михаил Сергеевич и Новодворская, в 1990 году пламенно именовавшая Горбачева «фашистом» и даже привлеченная тогда за это к уголовной ответственности, теперь заседают вместе на одном совещании, это свидетельствует о том, что Г.А.Явлинский просто учредил общество старых политкаторжан. Такое почтенное общество, где члены Политбюро и лидеры других, давно уже не существующих партий могут тихо обсуждать прошлое. «Бойцы вспоминают минувшие дни и битвы, где вместе рубились они».
      Однако, время. До свидания, до завтра. [an error occurred while processing the directive]