[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 15.6.01
      Однако здравствуйте. По случаю десятилетия российского института президентской власти аналитики много и хорошо говорили о наступившей благодатной стабильности.

      Обсуждение Земельного кодекса в Госдуме началось с драки между коммунистами и «Единством». Когда в Думу приехал министр экономразвития Герман Греф, коммунисты и аграрии блокировали трибуну, развернули плакат «Продавать землю — продавать Родину» и требовали чтобы Греф срочно связался по телефону с Путиным и перенести рассмотрение на другую дату. В результате Греф представлял правительственный вариант Земельного кодекса из правительственной ложи под крики коммунистов «Позор!». Охраняли Грефа, окружившие ложу депутаты «Единства», которые не подпускали ни коммунистов, ни аграриев.

      Сразу повеяло чем-то героическим из совсем уже былинного 1990 года. Как говорил тогда Михаил Сергеевич, «Посмотрите, как разгулялись, какие силы! Вандализм идет!». Силы в Думе разгулялись и вправду выдающиеся. Один исследователь российского парламентаризма установил, что депутаты бывают трех видов: глупые, очень глупые и аграрии. Зачинателями сегодняшней борьбы были аграрии, что и предопределило ее величавый характер.
      В других сферах экономики рыночные отношения с грехом пополам обрели хоть какую-то долю прозрачности и хоть как-то регулируются законом. Та же валюта, за торговлю которой еще десять лет назад 88-я статья УК предусматривала «вплоть до высшей меры», теперь спокойно продается и покупается в обменных пунктах на совершенно легальных основаниях. А вот с землей — как не было легальных оснований, так и нет. Торговля идет, конечно — как ей не идти? — но примерно как десять лет назад на валютном черном рынке. То есть без каких бы то ни было гарантий от обмана, без приобретения внятных и бесспорных прав и по произвольной цене.
      От такой возможности и далее разворовывать государственный земельный фонд и торговать им по произвольным ценам какой же дурак откажется? Бизнес хороший, прибыльный. Ради него можно еще и не такой концерт устроить.
      Скажут: много таких хороших черных бизнесов было, но не все же боролись с такой отчаянной силой. Ну, во-первых, некоторые боролись и очень живо. Иные олигархи — взять хоть т. Гусинского — недавно боролись за сохранение своего тоже не слишком прозрачного бизнеса с такими театральными эффектами, что куда там твои аграрии. Ну, а во-вторых — и сам т. Зюганов, как марксист, может подтвердить — еще В. И. Ленин указывал, что кулаки являют собой пример самого зверского, дикого и невежественного эксплуататорского класса.

      КИНО «Вечный зов»:

     – Прочь с дороги!
     – Смилуйся, Михал Лукич! Столько лет на тебя работал, слова не сказал!
     – Милую! Езжай за мной, на Огнивские! Смотрителем тебя делаю, живи!

      То есть, кроме как самым диким и невежественным образом эксплуатировать они не умеют. Появление хоть на что-то похожей законодательной базы придает ведению дел хоть сколько-нибудь прозрачный, хоть сколько-нибудь цивилизованный характер. И куда прикажете деваться аграриям, уверившимися, что посткоммунистическая лафа с черным земельным рынком будет вечной? Как дело до петли доходит, так и с дрекольем на правительственную ложу попрешь.
      Проект земельного кодекса в общем-то крайне умеренный, и речь в нем в основном об обороте той земли, что находится непосредственно под зданиями. Не идет там речь о бескрайнем русском поле, по которому так плачут аграрии — русское поле пока что будет разворовываться в прежнем режиме. Однако, КПРФ привыкла рассматривать земельный вопрос, как свою неотъемлемую политическую собственность — что захотим, то и сделаем, все равно будет по нашему, без нас не обойдетесь. А тут взяли, да и хладнокровно обошлись без коммунистов. Их несокрушимая крепость выдерживала десятилетнюю осаду, а потом взяла, да и пала в один день. Коммунистам трудно привыкнуть к новой для них роли малозначительной оппозиции, и поэтому они такие нервные. Даже романтические женщины вроде главной героини сегодняшней битвы артистки-коммунистки Елены Драпеко от думской скуки начинают выделывать совсем удивительные вещи.

      Сцена драки с активным участием Драпеко

      КИНО «А зори здесь тихие»
     – Скучно?
     – Скучно.
     – Глупости не стоит делать даже со скуки.

      Действительно, скучно, однако, будем справедливы. Коммунисты с аграриями, они и вправду сегодня были какие-то дикие и невежественные, но беда в том, что критики коммунистов сегодня тоже несли нечто удивительное.

      Юшенков: «То, что сейчас делает КПРФ — это, на самом деле, препятствование деятельности государственных органов власти. Это уголовная статья. Я думаю, что генеральный прокурор должен возбудить уголовное дело по факту воспрепятствования деятельности государственного органа».

      Лидер группы «Народный депутат» Геннадий Райков обвинил членов фракции КПРФ в том, что они спровоцировали гипертонический криз у спикера нижней палаты парламента Геннадия Селезнева. «Я думаю, — сказал Райков, — председатель Госдумы вполне может привлечь своих коллег по фракции к ответственности за тот ущерб, который был нанесен ими его здоровью».

      Прискорбно, что ни Райков, ни Юшенков искренно не понимают, что вести себя в парламенте непотребным образом — это неписаное, но безусловное право депутата. Депутат есть носитель народного суверенитета. Судить его за то, что он в стенах парламента ведет себя по-дурацки — это судить народ, за то, что он такого дурака избрал. Другое дело, что народ должен следить за поведением своих избранников и делать из этого соответствующие выводы, а он их не делает. А кроме того, парламент для того и придуман, чтобы его члены прилюдно лаялись, если совсем невмоготу — так даже и дрались и тем самым выпускали пар в свисток. Лучше пусть депутаты дерутся в зале заседаний — у них работа такая трудная, — чем граждане — недепутаты станут решать политические вопросы посредством уличных столкновений. Последний способ гораздо хуже, и правильно говорил предшественник Селезнева на посту спикера Иван Петрович Рыбкин: «Гладиаторских боев мы не допустим».
      Забытого ныне Ивана Петровича сегодня очень не хватало в шведском городе Гетеборге, где гладиаторские бои были допущены.

      В Гетеборге, где проводится встреча лидеров Евросоюза, проходят массовые демонстрации. Участники акций из более чем 80 различных организаций протестуют против милитаризации и глобализации Евросоюза. Во время проходившего сегодня многотысячного марша протеста произошли столкновения между демонстрантами и конной полицией. Противники глобализации разбивали городские витрины и разгромили «Макдональдс».

      Поражает, как быстро складываются многовековые народные обычаи. Всего один год насчитывается традиции, согласно которой встречи западных лидеров нужно сопровождать непременными погромами и мордобоями, а нам уже кажется, что так было заведено от основания мира — как же иначе может быть?
      Однако, несмотря на то, что к хорошему привыкаешь быстро, привыкать к дежурным антиглобалистским мероприятиям вряд ли стоит. Штурмовики, а равно члены других военизированных политических формирований, которые заполнили собой улицы европейских городов в 20—30-е гг., получили тогда очень меткое название — «вооруженная богема». От прогулок той вооруженной богемы в Европе произошло много всего хорошего. Сегодня на наших глазах вырастает новая вооруженная богема, а по-русски говоря, розово-зеленые штурмовики. От тех дождались цветочков, от этих не дождаться бы ягодок.
      Однако, время. До свидания. Будем держаться подальше от богемных нравов. [an error occurred while processing the directive]