[an error occurred while processing the directive]

К старинному спору


      Известия №100 7.6.01
      Одно из невинных сельских наслаждений — разбирать деревенскую библиотеку. В ней, хаотически укомплектованной, все время натыкаешься на редкостные творения человеческого духа. При последней перекладке вдруг явилась наружу книга «Как сделать Россию нормальной страной», автор — Матвей Малый. В одном из романов моего коллеги по известинским колонкам В. Н. Войновича фигурирует маршал Берий Ильич Взрослый, и, движимый как предположением, не Войнович ли тут руку приложил, так и общим интересом к столь насущной теме, я немедля раскрыл книгу.
      Одной из самых сильных ее сторон являлись убедительные примеры российского злонравия и западного благонравия. Русский, например, ни за что не нагнется, чтобы поднять с тротуара мусор и бросить его в урну, а голландец — всегда. Оттого в России улицы грязны, а в Голландии — чисты. Я вспомнил бурьян, пробивающийся сквозь тротуар в посольском квартале Гааги, а равно окурки, густым слоем устилающие пол в вагоне гаагского трамвая. В качестве другого примера сообщалось, что за века правильного земледелия немецкий крестьянин выбрал со своего поля все камни и у него давным-давно все чисто, а у русского все поле в камнях, ровно во времена Гостомысла. Автор книги искренно не знал, что камни, принесенные ледником, в буквальном смысле растут из земли — промерзающая зимой почва каждый год выдавливает наверх новую порцию, так что дело не столько в культурных началах, сколько в графиках годичных температур, которые в России и в Германии весьма различны. Самое смешное, что примеров, сравнивающих русское невежество с европейским вежеством можно найти сколько угодно — причем несколько более убедительных. Чего стоит радующее глаз благоустройство жилищных кондоминиумов в Италии — стране во всех прочих отношениях неописуемо бардачной — сравнительно с тотальным неблагоустройством отечественных подъездов, где Лужков насаждает домофоны ровно картофель при Екатерине.
      Но не будем чрезмерно строги. На то и редакционный самотек, чтобы доставлять редкостные и удивительные тексты. Замечательное достоинство обретенной книги в том, что она позволяет дать простой ответ на старинный вопрос, уж сколько лет, как терзающий Россию — в чем главное различие между национал-либералами и либералами-западниками и отчего их воззрения столь несводимы? Различие — в заголовках двух книг. «Как нам обустроить Россию» А. И. Солженицына и «Как сделать Россию нормальной страной» Матвея Малого. Один автор исходит из того, что Россия — страна неблагоустроенная, другой — из того, что Россия — страна ненормальная. Один желает ее благоустраивать, другой — ее преодолевать. Дьявольская разница, как говаривал А. С. Пушкин.
      Характер последующих рекомендаций не столь даже и значим, ибо дело в первичной установке: своими многочисленными и никем не оспариваемыми непотребствами погрешает Россия против своей истинной, достойной природы, нуждающейся в очищении и возвышении, или же она погрешает как раз в силу своей природы, нуждающейся в преодолении и упразднении на предмет замены принципиально иным изначалием — евроамериканским?
      Старинный спор оказывается спором вероисповедным, ибо обе установки в конечном счете религиозны. Сторонники первого воззрения, нимало не отрицая грехов России, считают, что эти грехи должны быть преодолены на путях обретения Россией самой себя, т. е. на поисках уникального (ибо у Него они все уникальны) замысла Творца о России. Сторонники второго воззрения полагают, что духовное преображение, конечно же, нужно, но ни в каких поисках своей истинной самости нужды нет, ибо с замыслом Творца о любой стране все совершенно ясно. Всевышний сотворял мир, чтобы все языки, попалив себе ветхого Адама и духовно преобразившись, сделались нормальными евроамериканскими провинциями. Только таким — сугубо религиозным — взглядом на проблемы модернизации можно объяснить, во-первых, постоянные нападки на русскую историю («тысячелетнее рабство») — ведь «возложивший руку на плуг и оглядывающийся назад неблагонадежен для Царствия Голливудского», во-вторых, указанием на необходимость совершенного духовного перерождения — «не родившись заново, невозможно войти в Царствие Голливудское». Что до последователей данного исповедания, то да воздастся им по их вере, сторонникам же более традиционных религиозных воззрений должно с тем большим рвением исполнять свои намерения и заниматься благоустроением. Мы будем благоустраивать, они — преодолевать, а там увидим, что прочнее. [an error occurred while processing the directive]