[an error occurred while processing the directive]

Под колпаком у Миллера. — «Шоколадная несдержанность» — Жены непорочны. — Необходимый отдых после занятий. — В разлуке с духовным старцем. — Буржуазная аскеза. — Класс-гегемон. — Отомщенный Зюганов.


      Известия №96 2.6.01
      Революционный дух 90-х гг. все более угасает, сменяясь мертвящим авторитаризмом, переходящим в самобытность, что заметно даже и на примере той революционной цитадели, которой до сего времени был топливно-энергетический комплекс. Не довольствуясь гонениями на молодого реформатора А. П. Вавилова, которому припомнили дела с «Сибнефтью», власть посягнула даже и на главу «Газпрома» Р. И. Вяхирева, который своим говорящим именем смело олицетворял революционный энтузиазм масс, т. е. тех сотрудников корпорации, которые с массовым энтузиазмом и революционным размахом делили экспортные доходы от трубы. Чтобы боль газпромовской утраты была горшей, сотрудникам вместо былого начальника с говорящим именем дали нового — теперь уже с говорящей фамилией, и энтузиасты с улицы Наметкина отныне будут под колпаком у Миллера.
      Но таково уж наше жестокое время, когда под колпаком оказываются даже и самые высокопоставленные лидеры ушедшего XX столетия. Бывшая госсекретарша США Мадлен Олбрайт невинно отобедала со своей товаркой Кондолизой Райс и тут же попала под колпак — стоящая на страже свободы газета «Вашингтон пост» предъявила читателям счет за выпитое и съеденное: суп из спаржи с огурцами ($9.75), куропатка по-французски ($19), десерт «Шоколадная несдержанность» ($8.5). От «Шоколадной несдержанности» произошла несдержанность общая. Ознакомившись с заметкой ресторанного критика, Мадлен Олбрайт пришла в душевное состояние, описываемое народной песней «Вот и верь после этого людям...» — всю свою жизнь она рассматривала каждое слово почтенной газеты, как истину в последней инстанции, а в награду за то 28 мая с. г. почтенная газета над ней грязно надругалась. В действительности никакой шоколадной несдержанности (т. е. свежих ягод, посыпанных тертым шоколадом) не было и быть не могло, ибо Олбрайт и Райс питались, яко отцы-пустынники и жены непорочны, вкушая лишь протертый суп из спаржи и салат из листьев цикория.
      Волнение Мадлен Олбрайт, хотя и понятно, но представляется отчасти чрезмерным. Бывали и более интересные случаи представительских издержек. В царствование Николая II один чиновник, командированный из Петербурга в провинцию, по завершении государственных трудов представил счет о понесенных расходах: 3 рюмки водки — 60 коп.; 3 пирожка — 30 коп.; порция балыка — 40 коп.; 2 рюмки водки — 50 коп.; селянка — 60 коп.; графин водки — 1 руб.; бутылка шампанского — 5 руб.; кофе — 70 коп.; ликеры — 3 руб.; сигара — 1 руб.; необходимый отдых после занятий — 15 руб. Если бы газета «Вашингтон пост», рассказывая о командировке Мадлен Олбрайт из провинции в Вашинтон, без должных на то оснований упомянула отдельной строкой «необходимый отдых после занятий — $300», фраза «Я просто в шоке» была бы понятна, тогда как вопль души «Не было никакого десерта!» демонстрирует крайнюю нетерпимость г-жи Олбрайт к свободе слова. Собственно, глубокой внутренней терпимости, возможно, никогда и не было, однако, будучи по должности одним из главнейших лидеров мировой демократии, госсекретарь США правильно понимала свои высочайшие обязанности и, внутренне скрежеща зубами, наружно терпела поношения и заушения. К тому же и поселившийся в Вашингтоне вдохновенный апостол свободы слова И. Е. Малашенко своим учительным словом постоянно укреплял Мадлен Олбрайт в свободолюбии. Перестав быть мировым лидером, а главное — лишившись душеполезных поучений И. Е. Малашенко, переключившегося на лидеров, ныне практикующих, Мадлен Облбрайт ослабла духом и впала в шоколадную несдержанность.
      Впрочем, кормление государственных деятелей — вопрос важный и политический. И чрезмерная изнеженность, и чрезмерная аскеза тут равно недопустимы. На учредительном съезде СПС лица, отвечающие за питание делегатов, своими аскетическими воззрениями на проблему удовлетворили бы и самых строгих журналистов из «Вашингтон пост» — как вопрошали алчущие и страждущие делегаты: «Почему нас Минц (руководитель исполкома СПС. — М. С.) одними объедками кормит?! Вот мы его за это исполнительным секретарем не изберем». Немного куропаток и шоколадной несдержанности тут явно не помешало бы, тем более, что и с необходимым отдыхом после занятий дело обстояло совсем неудовлетворительно. Делегаты забылись беспокойным сном прямо в зале заседаний, причем (вероятно, для того, чтобы заглушать храп и непроизвольные выкрики во время кошмаров) на спящих изливалась из репродукторов бравурная музыка.
      Возможно, предисполкома СПС Б. С. Минц недокормил делегатов едой и перекормил бравурными гимнами не по недосмотру, но от желания в точности соблюсти требования революционной романтики. В политических резолюциях съезда было указано, что «носителем национального интереса России, способным формулировать и осуществить долгосрочные национальные задачи в интересах всех граждан страны, является класс активных и самостоятельных людей, приверженных демократическим ценностям и включенных в свободную рыночную экономику» — что в точности соответствует маркистско-ленинскому учению о классе-гегемоне, чьи пролетарские интересы полностью совпадают с общеловеческими, поскольку пролетарии, которым нечего терять, кроме своих цепей, органически заинтересованы во всеобщем освобождении — «Он потянулся, рассмеялся, все цепи разорвал, и за свободу бьется, как герой». Героическая битва за свободу должна быть суровой, и потому роскошные яства и мягкие ложа были представителям класса-гегемона совсем ненадобны.
      Хотя немного логики иметь надобно всяким представителям. Заявив, что «вместо устаревшего принципа «баланса сил», который на деле оборачивается международной конфронтацией, мы выдвигаем идею «глобального контракта» — то есть согласованного мирового развития и интегрированной безопасности», буржуазные гегемоны выразили свое неприятие принципу динамического равновесия, предложив взамен регулирование и планирование. Непонятно, что они тогда имеют против коммунистов и лично т. Зюганова, которые точно так же отвергают «устаревший принцип баланса сил» в экономике и выдвигают принцип согласованного глобального контракта (Госплан, экономический отдел ЦК). [an error occurred while processing the directive]