[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 15.4.01
      Здравствуйте после разлуки. Русский обычай устраивать каникулы с конца апреля аж до самого Дня Победы понравился консульским работникам посольства Бельгии в Москве. То ли консульские работники в подражание россиянам сажали картошку на приусадебных участках, то ли кушали на природе шашлыки, но процесс выдачи бельгийских виз возобновился только вчера вечером — и то с большим скрежетом.

     5 мая посольство Бельгии приостановило выдачу виз российским гражданам, мотивировав это тем, что якобы большое число россиян остается в Бельгии в качестве нелегальных мигрантов. МИД России выступил категорически против этого шага, «как ошибочного и непродуманного». Проверка сведений показала, что лишь незначительная часть мигрантов на самом деле является российскими гражданами. В пятницу после дипломатического давления решение о возобновлении выдачи виз россиянам было принято лично премьер-министром Бельгии. В понедельник утром никаких изменений не произошло и никаких указаний из МИДа Бельгии так и не поступило. Лишь сегодня после десятидневного перерыва посольство, наконец, возобновило свою работу.

      Когда изданное еще в пятницу распоряжение бельгийского премьера оказывается никак не возможным выполнить даже и в понедельник с утра, это, с одной стороны, очень хорошо. Если, не приведи Господи, Бельгия задумает с кем-нибудь воевать, у нее все равно ничего не получится. Премьер-министр отправит послу срочную шифротелеграмму с приказанием жечь архивы и идти вручать ноту об объявлении войны, а через три дня выяснится, что по причине технических сложностей архивы никто не жег, а нота куда-то потерялась.

      КИНО «Курьер»:

     – Вообще-то мне к Семену Викторовичу.
     – Папа, тут тебя какой-то сумасшедший мальчик спрашивает. Он привез тебе письмо из редакции.
     – Зови сюда этого проходимца, я жду его несколько часов.

      При таких порядках в бельгийской дипломатической службе поджигатели войны будут обязательно посрамлены, а дело мира восторжествует.
      С другой стороны, такая нерасторопность в исполнении распоряжений собственного премьера может быть истолкована как чрезвычайная невежливость бельгийской миссии по отношению к стране пребывания, то есть к России. А невежливый дипломат для дела мира весьма вреден. А поскольку с 1 июля Бельгия будет председательствовать в ЕС, следующие полгода мы, вероятно, еще не раз на себе испытаем бельгийскую вежливость.
      Но Бог с ней с вежливостью, более интересна суть претензий Бельгии к России. Бельгийцы были недовольны тем, что слишком много дорогих россиян нелегально остается у них в стране, и выставили по этому поводу серьезные претензии российскому МВД.
      В переводе на русский язык это означает, что наше МВД не ловит мышей и не обеспечивает такое положение дел, при котором за границу выпускали бы только проверенных граждан, в отношении которых есть уверенность, что они не перейдут на положение невозвращенцев. То есть глава МВД Грызлов виноват в том, что его зовут всего-навсего Борисом Вячеславовичем, тогда как бельгийская сторона предпочла бы видеть в это качестве Лаврентия Павловича или какого-нибудь другого железного наркома — при них черт знает кого за границу не выпускали и Бельгия счастливо жила без всяких проблем с нелегальными эмигрантами из России.

      КИНО «17 мгновений весны»: Проверка документов. Звонок. Кэт и Штирлиц оборачиваются.

      И российская, и мировая правозащитная общественность должны быть глубоко тронута тем, как бельгийское правительство пошло на серьезный международный скандал, лишь бы ущучить Грызлова в том, что его ведомство свято чтит права человека.

      ДЕКЛАРАЦИЯ: «Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну». / Всеобщая декларация прав человека, статья 13, пункт второй.

      Вспомним, сколько было сломано копий насчет этой статьи и насчет права на беспрепятственный выезд из СССР. Протесты, голодовки, акции, демонстрации и так далее — но диалектика истории такова, что когда чаемое освобождение наконец-то свершилось, свободолюбивые западные правительства остро заскучали по доблестным советским органам: как же хорошо при них было, граница на замке. Что имеем, не храним, потерявши, плачем. Такая удивительная переполюсовка имеет место не только в Бельгии. История с бывшим руководителем московского бюро радио «Свобода» Савелием Шустером, которого кознями товарища Гусинского уволили от должности — по крайней мере, так предполагает сам Шустер, — это проявление все той же чудной переполюсовки.
      Про казус на радио «Свобода» чего только не наговорили. Одни указывали, что все дело в страстной любви Шустера к футболу, другие уверяли, что Шустер — агент ЦРУ, а третьи — что агент КГБ. Шпиономания по полной программе.
      Никто не обратил внимания на другую странность. Шустер все-таки не первый год замужем и не мог не знать, какие нравы царят и на родной радиостанции, и в вашингтонском Госдепе, и в американских корпорациях вообще. А нравы — сравнительно с отечественными — довольно жесткие. Не у Пронькиных — особо не почирикаешь. Большая дисциплина и порядок. И как же, зная все это, отчаянный Шустер продолжил свои футбольные комментарии на НТВ?
      А разгадка простая. На воле человек расслабляется. В прежние времена это частенько бывало с советскими гражданами за рубежом. Вдали от родного парткома, где-нибудь на парижских бульварах советский человек утрачивал бдительность и начинал допускать политически незрелые поступки. Вдали от бдительного Конгресса США, вжившись в наш снисходительный российский бардак, Шустер тоже расслабился и — как когда-то советские граждане — напоролся на соответствующие меры компетентных органов. Только на сей раз не советских, а американских.

      КИНО «17 мгновений весны»

      Да, воздух свободы сыграл с Шустером плохую шутку. Расслабляться, впрочем, никому не рекомендуется. Не только Шустеру, но даже и участникам встреч на высшем уровне.

      В понедельник российский МИД опроверг, распространенную накануне, информацию о высказываниях бывшего японского премьера Иосиро Мори о достижении в Иркутске в ходе российско-японской встречи на высшем уровне согласия провести разделительные консультации об условиях передачи Японии островов Шикотан и Хабомаи, а также о судьбе островов Кунашир и Итуруп.

      В российском МИДе заявили, что в российской дипломатической практике публично комментировать содержание доверительных бесед на высшем уровне не принято.

      В МИДе совершенно правы насчет того, что принято, а что не принято, но странно, что в МИДе не знают дипломатической классики. Во всех учебниках дипломатии приводится пример того, как дружелюбивое перемигивание с японским партнером по принципу «Ну, мы же с вами все понимаем» привело к совершенно неожиданному результату. В августе 1914 года японский посол в Берлине обратился к правительству кайзера с просьбой разрешить достройку в Германии двух заказанных Японией крейсеров. Просьба сопровождалась сообщением о том, что крейсера очень нужны, так как Япония собирается вступить в войну «с одной великой державой», и понимающим подмигиванием. Немцы поняли, что речь идет об Англии и немедля выдали нужное разрешение. Крейсера ушли в Японию, а через три дня тот же посол предъявил Германии ультимативно грубую ноту, касавшуюся германских интересов на Дальнем Востоке. На естественный вопрос германского канцлера «Что ж ты, Вася, мне подмигивал?», посол невозмутимо отвечал: «Я говорил лишь, что Япония собирается вступить в войну с одной великой державой, а разве Германия — не великая держава?». Так что Япония — партнер в высшей степени непростой и требующий в переговорах с собой очень большой точности. Одно слово, самураи.
      Однако время, до свидания, до завтра. [an error occurred while processing the directive]