[an error occurred while processing the directive]

Сталин и Мисюсь. — Маркиз Пугачев как участник ВОВ. — «Гений он по сути, гений от природы!» — Mitgegangen — mitgehangen. — Речевые тяжеловесы. — О народном красноречии.


      Известия №82 12.5.01
      Устроив манифестацию на День Победы, коммунисты вновь доказали, что марксизм-ленинизм — не догма, а вечно живое и развивающееся учение. На сей раз была творчески переосмыслена роль т. Сталина в отечественной истории. До сих пор считалось, что ностальгия по отцу народов объясняется крепкой убежденностью ностальгирующих в том, что «при Сталине был порядок», а т. Сталин был его живым воплощением. Однако 9 мая внесло существенные коррективы в эту теорию, ибо на сей раз свою историческую ностальгию коммунисты выражали лозунгом «Разин, Пугачев, Сталин — где вы?». Кроме того, что сам призыв звучит с не вполне уместной в данном контексте импрессионистической чеховской интонацией — «Мисюсь, где ты?», представляется удивительной и сама идея объединить С. Т. Разина, Е. И. Пугачева и И. В. Сталина в нерушимое триединство, ибо ни Разин, ни Пугачев никак не ассоциируются с идеями дисциплины и порядка, а скорее наоборот. В еще меньшей степени данная пара революционеров может символизировать победу над внешним врагом (главный сюжет 9 мая), ибо, отвлекая русские войска на восток страны, на подавление мятежа, народные герои никак не способствовали решению внешнеполитических задач России. Вероятно, какой-то коммунист узнал, что маркиз Пугачев был казачьим урядником в Семилетнюю войну и бивал Фридриха Великого в битве под Гросс-Егерсдорфом, отчего Емельяна Ивановича и произвели в герои победы над Германией. Но зачем туда же произвели еще и Степана Тимофеевича — это один Маркс ведает.
      Впрочем, к напряженным идеологическим поискам коммунистов все давно уж привыкли, поэтому главное внимание было приковано не к победным демонстрациям коммунистов, но к мероприятиям, которыми участники движения «Идущие вместе» ознаменовали первую годовщину восшествия В. В. Путина на русский трон. Вдохновляясь гражданственными стихами «Президент наш Путин, // Да, гарант свободы, // Гений он по сути, // Гений от природы!», идущие вместе заполнили Васильевский спуск, чтобы приветствовать гения по сути и от природы, а в ходе следующего мероприятия они намерены заполонить ликующими толпами всю Красную площадь. Тогда будет с точностью воспроизведен написанный В. А. Жуковским эпилог оперы «Жизнь за Царя», где Красная площадь, натурально, вся заполнена и все поют хором: «Славься, славься, ликуй, Москва, // Блеском оденься, престольный град! // К тебе светоносцем твой Царь грядет, // Царя-Государя приветсвуй, народ!».
      Планы превосходные, но некоторое смущение проистекает от редкостного названия, выбранного новым движением. Причастная конструкция, как название политической организации — это принципиальное лингвистическое новшество, нигде доселе встречавшееся. Единственный возможный прототип «Идущих вместе» — это старонемецкая юридическая поговорка «Mitgegangen — mitgehangen», т.е. «идущие вместе [на преступное дело] — [будут] вместе повешены», однако в поговорке говорится о людях, движимых дурными целями, тогда как цели движения, напротив, весьма похвальны. Возможно, впрочем, что как раз заслуженная обида на немцев, придумавших такую язвительную для нового движения поговорку, и побудила лидера движения В. Якименко к похвальбе — «Благодаря моим усилиям молодежь поворачивается лицом к России, а к Западу — известно чем». Ежели Западу кажут известно что, так сам виноват — нечего глумиться по-немецки над нашими Mitgegangen.
      Конечно, в порыве юношеского идеализма вожди движения порой допускают и неточности. Трогательна убежденность идущих в том, что президент олицетворяет основные принципы их морального кодекса, как-то: «не пить, не употреблять наркотики, не ругаться матом», однако похвалять главу государства за воздержание от наркотических препаратов все же странно. Что же до употребления экспрессивных выражений, то не совсем ясно, какого типа брань имели в виду идущие. Случаи, когда государственные лидеры дозволяют себе нецензурную брань в общественных местах и при большом стечении публики, вообще достаточно редки. Этим славился разве что Н. С. Хрущев, имевший политически пагубную привычку проводить после приватных застольных мероприятий проводить мероприятия более массовые. Но что до брани, так сказать, производственной, произносимой в ходе непосредственного управления государством, здесь идущие несколько лакируют действительность — земля наша столь велика и обильна, и порядка в ней до такой степени нет, что только совсем уже святой и благоверный правитель Русской земли способен в ходе державных трудов совершенно избегать экспрессивных речевых конструкций. Конечно, В. В. Путину далеко до истинных речевых тяжеловесов, подобных В. С. Черномырдину, доселе непревзойденному в искусстве кратко и сильно выражаться, однако же льстиво приписывать президенту РФ полную дистиллированность речи было бы тоже не вполне верно. Вдруг идущие вместе когда-нибудь будут удостоены приватной президентской аудиенции и услышат там что-нибудь ненормативное — от сильного душевного потрясения они могут совершенно расстроиться и превратиться в идущих порознь, а это нехорошо.
      Во всяком случае последнее кадровое решение президента РФ свидетельствует о том, сколь большое значение В. В. Путин придает речевым аспектам деятельности политика. Благодаря подвигам героя-правозащитника из украинской безпеки маиора Мельниченко, записывавшего беседы своего президента, Л. Д. Кучма отныне пользуется репутацией лучшего матерщинника всех времен и народов. Естественно, что для закрепления дружеских контактов с Украиной московский посол должен быть не менее искусным стилистом, могущим достойно состязаться с Кучмой в дипломатическом витийстве. Гр. Л. Н. Толстой в «Войне и мире» изобразил такого изощренного дипломата Билибина, который не просто думал по-французски, но все время производил на этом языке изящнейшие bon-mots. В. С. Черномырдин столь же искусен в народном красноречии, и архивные записи его бесед с Л. Д. Кучмой долго будут восхищать благодарных потомков (если, конечно, какой-нибудь последователь маиора Мельниченко не опубликует их раньше). Пока же можно предвосхитить волнующий момент вручения новым послом верительных грамот — «Входит Черномырдин. Трубы и литавры (вар.: трубы и задвижки). «Трам-тарарам-тарарам-тарарам». Единственная трудность в том, что Кучме и Черномырдину будет очень непросто сформулировать достигнутые ими договоренности в общепринятых языковых нормах — ну, да для этого есть секретари и советники. [an error occurred while processing the directive]