[an error occurred while processing the directive]

Политкаторжане. — Тридцать врагов прессы. — Репортеры преодолевают границы загробного мира. — Необходимость уважения к местным культам. — Нижний Париж. — Схватка триумвиров. — Толерантность и многообразие.


      Известия № 4.5.01
      Среди прочих определений реакции возможно и такое: реакция — это такое состояние общества, когда революционная риторика повисает в воздухе. В ходе апрельских борений за свободу слова борющимися было произнесено столько сильных и обязывающих выражений, что сколь-нибудь серьезное отношение ораторов хотя бы к десятой доле ими сказанного должно было бы существенно изменить если не их жизнь, то хотя бы миросозерцание. Борцы с великой убедительностью объявили себя героическими декабристами, а после того, как кровавое самодержавие восторжествовало, борцы, как ни в чем не бывало, отправились культурно отдыхать по нерчинским пляжам, нерчинским ночным клубам, нерчинским загранпоездкам etc. Актер после выступления смывает грим с лица специальной салфеткой, и борцы основательно предполагают, что смывательное действие салфетки вполне распространяется также и на произнесенные ими слова — «что написано пером, то снимешь косметическим молочком». Так что истинная свобода слова — это такой священный дар на произнесение громоустых проклятий, которые никого (в том числе и проклинающих) абсолютно ни к чему не обязывают.
      После вышеописанных косметических процедур наступает время необходимого отдыха, а знамя борьбы из рук бойцов перехватили их зарубежные коллеги. Международная организация «Репортеры без границ» составила список из тридцати врагов прессы, каковой список, снабженный вражьими портретами, 3 мая вывешивается в книжных магазинах Франции — хотя репортеры и без границ, но списки врагов народа они почему-то решили вывешивать лишь в границах одной, хотя, конечно, весьма передовой страны. Персональный список врагов, открываемый В. В. Путиным («За Гуся ответишь конкретно») и Л. Д. Кучмой (а нечего материться у себя в кабинете) не вызывал бы никаких возражений, если бы не одна загадочная деталь: наряду со здравствующими врагами в список включен убитый некоторое время назад в ходе coup d'etat конголезский президент Лаврентий Кабила. Вызывает уважение последовательность в борьбе, являемая данной авторитетной организацией: коль скоро репортеры без границ, то даже и границы загробного мира не могут служить препятствием для борьбы за свободу прессы. Единственное, что непонятно — почему свою борьбу с усопшими врагами прессы репортеры начали именно с Кабилы. Книжные магазины Франции могли быть достойно украшены портретами Наполеона Бонапарта (число парижских газет гражданин первый консул сократил с полутора сотен сперва до тринадцати, а потом до четырех) или Карла X, подписавшего в 1830 году ордонансы об ограничении свободы прессы. Еще большее благолепие книготорговым заведениям придало бы наличие портретов таких кумиров французской передовой общественности, как тт. Ленин, Сталин и Мао Цзэдун, которых страстными друзьями прессы тоже не назовешь. Возможно, впрочем, что вероисповедная ситуация во Французской Республике настоятельно требует начинать facile descensus Averni именно в видах общения с покойным Кабилой — нам издалека трудно проникнуть во все особенности национальных экзотических культов. Первый раз в своей жизни автор этих строк прибыл в г. Париж из славного имперского города Франкфурта — «Поехал, покорный партийной воле, — в немецком вагоне, немецкая пломба», — и велико же было его удивление, когда, выйдя из немецкого вагона с немецкой пломбой, он спустился в метро и на перроне обнаружил весьма большое количество африканцев в национальных костюмах, бьющих в тамтамы — примерно, как увидеть хоровод из представителей горских народов, танцующих зикр средь статуй на станции «Площадь революции». Однако, хотя бы и немало дивясь про себя, следует глубоко чтить свободу совести и уважать французские культы, даже и такие экзотические, как «Репортеры без границ».
      Такое почтение будет тем более уместным, что цивилизация широко проникает даже и в Россию и в скором времени, возможно, парижские нравы и обычаи получат широкой распространение в третьей русской столице — Нижнем Новогороде. Когда полтора месяца назад парижскую мэрию возглавил содомит Бертран Делано, многие россияне предполагали, что со временем свет просвещения дойдет и до России и в ней тоже появятся крепкие содомские хозяйственники. Однако даже самые смелые оптимисты не могли представить, что это произойдет так скоро — уже сегодня на управление огромным регионом убедительно претендует любитель могучих негров, пришелец из Парижа Э. В. Савенко (Лимонов), решивший баллотироваться на пост нижегородского губернатора в качестве «единственного честного кандидата». И до сих пор многие нижегородцы склонялись к тому, чтобы объяснять все хитросплетения региональной политики тем страшным клинчем, в котором сошлись два нижегородца, два единомышленника по правому делу — С. В. Кириенко и Б. Е. Немцов. Президентский представитель Кириенко, согласно этому учению, патронирует нынешнего губернатора Склярова, а постоянный президентский собеседник Немцов — бывшего главу «Транснефти» Савельева, ныне члена фракции СПС и предпринимателя конкретного. С включением в борьбу Э. В. Савенко (Лимонова) Нижегродский регион окончательно делается вотчиной СПС, ибо за новым кандидатом также стоит влиятельный деятель СПС: правозащитник С. А. Ковалев обратился к властям с воззванием в защиту, указав, что «задача сохранить в обществе начала толерантности, политического плюрализма, идеологического многообразия» вынуждают его «выступить за немедленное освобождение из-под стражи Эдуарда Лимонова и других политических заключенных». Если влиятельный правозащитник требует освобождения Лимонова, обвиненного в скупке оружия на революционные нужды, естественно ожидать, что правозащитник тем более не оставит своими заботами безоружного кандидата Лимонова, привлекающего сердца нижегородцев уже не грозным видом окружающих его вооруженных пластических мальчиков, но единственно — своей уникальной честностью. Тогда Нижний может стать первым в России испытательным полигоном истинной толерантности, политического плюрализма, идеологического многообразия, на каковом полигоне толерантные и плюралистические лидеры СПС С. В. Кириенко, С. А. Ковалев и Б. Е. Немцов начнут тузить друга кто как и чем во что. [an error occurred while processing the directive]