[an error occurred while processing the directive]

Многопартийность в Эдеме. — Грехопадение и его последствия. — «Просто Россия». — «Бабицкая Сила». — Двусмысленность аббревиатур. — Муки имятворчества. — У Лужкова и Шойгу будет своя газета. — К чему приводит склонность к фарце.


      Известия №77 28.4.01
      Когда один из отцов «Отечества» А.П. Владиславлев указал, что объединение ОВР и «Единства» — самое значительное событие на политической сцене со времени отмены ст. 6 Конституции СССР, идеолог ОВР был совершенно прав в том смысле, что проблемы, порожденные отменой нормы о руководящей и направляющей роли КПСС, достигли своей полноты именно сегодня, в радостные дни совокупления двух мощных центристских сил. Проблемы эти связаны с процедурой именования. Радостной весной 1990 года, когда расцветала юная демократия, придумывание названий для партий было делом необычайно простым. Первопроходцы многопартийности чувствовали себя, как еще безгрешный Адам в раю, — «и нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым» (Быт. 2, 20). Сходным образом демократ первой волны нарек имена всем партиям из неисчерпаемого, как тогда казалось, словофонда. В России явились демократы и республиканцы, вдохновленный японским примером В.В. Жириновский учредил Либерально-демократическую партию, другой демократ, Л.Г. Убожко, создал КПСС, т.е. Консервативную партию Советского Союза, социал-демократы и христианские демократы также не замедлили явиться. В считанные месяцы доселе бесплодная Россия украсилась пышным садом истинно западных (по названию, во всяком случае) политических партий. Казалось, что благостная картина пребудет вовеки, однако Создателю попускающу, врагу же действующу, уже к 1991 году на горизонте показались первые тучки. Различные отряды и подотряды демократов стали плодиться, множиться, делиться и почковаться, громко оспаривая друг у друга красивые названия, вследствие чего опоздавшим к наречению пришлось придумывать для своих партий все менее запоминающиеся и все менее благозвучные имена. С гибелью КПСС в дело включились еще и многочисленные подотряды некогда единого коммунистического движения, тогда же вошел в моду центризм, причем центристы оказались на редкость плодучие, и в исторически кратчайший срок с политическими партиями случилась та же притча, что и с завезенными в Австралию кроликами. Не встречая себе естественных врагов, партии-кролики расплодились до такой степени, что хоть и не вытоптали все живое, но политический словарь съели начисто и еще добавку стали просить.
      Хотя и не дошло до логического финала, предсказанного в мрачных антиутопиях, где люди (resp. партии) носят многозначные номера, но дело шло явно к этому, ибо новые имяславческие уловки исчерпывались едва ли не быстрее, чем придумывались. Некоторое время выезжали на модели «Россия + прилагательное» — трудовая, молодая, либеральная, вся (в смысле «всякая»). Г.Н. Селезнев довел эту модель до кристальной прозрачности сериала «Просто Мария», назвав свою партию просто «Россия». С.В. Кириенко пытался внедрить модель «сила + прилагательное» и учредил «Новую Силу», однако эта модель почему-то не имела успеха, хотя ее ресурсы еще далеко не исчерпаны. Сторонники ширящегося движения в защиту свободы слова вполне могли бы, используя имя популярного борца, взять себе торговую марку «Бабицкая Сила» — но это, очевидно, дело будущего.
      Аббревиатуры по заглавным буквам также не обрели популярности. Дело в том, что при сложении букв порой выходят казусы. Когда в 1993 году Ю.Ю. Болдырев, В.П. Лукин и Г.А. Явлинский образовали истинно демократический блок, иные педанты не поняли, что на первом месте должна быть последняя буква алфавита, а вместо того строили аббревиатуру, используя естественный алфавитный порядок, отчего и результат получался естественный. С другой стороны, среди таковых аббревиатур чрезмерно много омонимов. СПС — это и Союз Правых Сил Немцова-Хакамады и Социалистическая Партия Сербии Слободана Милошевича, каковое совпадение часто мешало правильно понять смысл текстов, посвященных российско-сербским отношениям.
      И вот когда процесс именования зашел в окончательный тупик, тогда и случилось отмеченное А.П. Владиславлевым важнейшее за последние одиннадцать лет событие. При всей своей важности оно оказалось несколько скороспелым, ибо никто из брачующихся не удосужился озаботиться тем, как будет зваться счастливая семья, и этот важнейший вопрос был всецело отдан на откуп журналистам. Интерес журналистов к этому делу совсем не праздный и нимало не злонамеренный, но продиктованный чисто практическими соображениями. Описательное название «объединенное движение и т. д. и. т. п.» является недопустимо длинным — и все газетные полосы съест, и диктору ни за что не выговорить. Именно этим объясняется небывалый успех предложенного СМИ сокращения «ЕдиОт» — слово простое, легко выговариваемое и легко запоминающееся. Более того: вместе с удобным названием новое мощное центристское движение сразу приобретает и раскрученный печатный орган. Многие никак не могли понять, зачем так стремительно улетел из Испании в Израиль светильник разума и медиа-магнат В.А. Гусинский. Разгадка же проста. Наряду с прочими СМИ светильник разума контролирует прогрессивную израильскую газету «Едиот ахронот», которую сам бог велел обратить на службу одноименной центристской партии — благо, опыт тесной дружбы с видными деятелями «ЕдиОта» и тоже в некотором роде светильниками разума Ю.М. Лужковым и Е.М. Примаковым у В.А. Гусинского уже имеется. Собственно, именно на это намекал медиа-магнат, когда в своем интервью Ассошиэйтед Пресс указывал, что намерен открыть в России ряд новых СМИ. Он, правда, усиленно намекал на то, что в своей лютой злобе к свободе слова В.В. Путин постарается закрыть также и эти новоучрежденные издания, но к российской версии «ЕдиОт ахронот», пропагандирующей ценности мощного пропрезидентского центризма, это вряд ли может относиться. Скорее всего, В.А. Гусинский, как опытный бизнесмен, злословием притворным пытается повысить привлекательность нового медиа-продукта, и этот, безусловно, грамотный пиар-ход уже согласован с кремлевскими политтехнологами. Иначе невозможно было бы объяснить, почему светильник разума №3 В.А. Шендерович, будучи в Германии, вдруг поименовал своего собрата по люминесценции В.А. Гусинского «фарцой обыкновенной». Не иначе как чистый сердцем сатирик, прознав про новый бизнес-план газеты «ЕдиОт ахронот», был потрясен таким макиавеллизмом и потому в лучшем стиле «Комсомольской правды» хрущевского времени обличил стиляг и фарцовщиков — «Сегодня парень водку пьет, а завтра парень продает секреты советского завода». [an error occurred while processing the directive]