[an error occurred while processing the directive]

Кризис российской беспартийности


      Известия №75 26.4.01
      Картина внутрипартийной борьбы в СПС поражает своей полифоничностью. Парадокс в том, что главный герой борьбы за правое дело — Б. Е. Немцов — нимало не изменился. Как был молодой человек из тех, которых в департаментах называют препустейшими, так и остался. Но это если смотреть с точки зрения правориентированного избирателя, который при всем желании не способен уразуметь, какое касательство бессмысленные и беспочвенные молодые люди имеют к глубоко выстраданному, а потому глубоко почвенному ощущению необходимой связи между понятиями «Россия» и «свобода», составляющему суть правого мировоззрения. Совсем другая картина открывается, если взглянуть на вещи с точки зрения внутрипартийной. Там взору является мощная демшиза, идеально пронесшая через десять лет революционно-демократическое миросозерцание и даже много его укрепившая. На этом фоне тот же Немцов предстает совершеннейшим светильником разума и чуть ли не правым консерватором. Такая двойственность образа хоть кого с толку собьет и хоть в какой организации смуту произведет. На это, правда, можно заметить, что любой фоторепортер, умело выбирая точки для съемки и пользуясь сменной оптикой, еще и не такие имиджевые чудеса умеет производить, а дело не в чудесах, но в простом вопросе: что первично партия или ее избиратели?
      Если первичны все-таки избиратели, т. е. некоторая часть суверенного народа, придерживающаяся некоторых сходных ценностей и желающая воплотить эти ценности в жизнь посредством победы на выборах, то конфликт вообще не стоит выеденного яйца. Кто бы ни победил в споре — разрумяненный трагический актер, восклицающий: «Самовластительный злодей! Тебя, твой трон я ненавижу!», или же отобедавший Хлестаков, сообщающий: «Я каждый день езжу во дворец к государю», — к целям правой политики ни то, ни другое не имеет никакого отношения. Это чужой спор.
      На том можно было бы и успокоиться, если бы чужой спор не отражал общую — и поэтому уже не чужую — беду. Эта общая беда заключается в отсутствии политических партий в нормальном смысле этого слова, т. е. политических организаций, осуществляющих борьбу за власть в соответствии с воззрениями и чаяниями своих избирателей. То есть организаций хоть отбавляй и борьбы тоже. Не хватает малости — той самой связи с избирателями. От выборов до выборов партии живут во вполне безвоздушном пространстве и увлеченно занимаются внутренними склоками, а во время выборов для обработки масс привлекают политтехнологов, так что от своей главной задачи — служить средостением между народом и властью — партии свободны во всякое время. Поэтому и появляются суждения типа «Да, с точки зрения избирателя это ни в какие ворота не лезет, но вы же знаете, что у нас сложная ситуация в партии». Мысль о том, что различие между партией и ее электоратом должно быть никак не идейным, но всего лишь организационным — партийцы, как люди более активные и честолюбивые прилагают к отстаиванию тех же ценностей значительно большие усилия, нежели рядовые избиратели — сторонники партии, до сих пор выглядит экстравагантной ересью.
      Опять же легче всего произвести констатацию в отношении того же Е. Т. Гайдара — «Набрал дураков себе в отдел». Интересно было бы только знать, кто не набрал. Назовите такую партию. Общим для всего политического спектра является крайняя скудость партийных кадров и что еще хуже — отсутствие механизма их воспроизводства. Партийный активизм не рассматривается обществом ни в качестве достойного, ни в качестве перспективного занятия. Представим себе армию, где младших офицеров вовсе нет и взять негде, старшие офицеры проводят все время в грызне между собой, пришельцы со стороны соглашаются поступать на службу лишь в чине не младше генерал-лейтенантского, на время скоротечных перестрелок спешно принанимают немного ландснехтов, а бодрый главнокомандующий все время орет: «Вперед, чудо-богатыри!». Эта победоносная армия — наша нормальная российская партия. Будь у правоориентированных граждан, кроме стихийного мироощущения, еще и осознанная потребность в политическом представительстве, нынешний героический сюжет «Битва Немцова с демшизой» вообще бы не возник, ибо никто бы и не помнил, кто такие Немцов и демшиза. Доколе собственно правые (то же самое относится и к собственно левым, и к собственно центристам) пребывают в состоянии политического идиотизма и не считают партстроительство своим насущным делом, которое никто чужой за них не исполнит, время бессмысленных партий-этикеток никогда и не кончится. [an error occurred while processing the directive]