[an error occurred while processing the directive]

Левый марш


      Известия №65 12.4.01
      Главный итог прений по «Мосту» — лозунг, выдвинутый журналистом НТВ Г. А. Явлинским: будь у акционеров даже «151%, мы не позволим глумиться над нами, мы не позволим унижать нас, мы не позволим разрушать творчество». Глумление и унижение, выражающееся в попытке акционеров разобраться в финансах компании, недопустимо, ибо НТВ исполняет важнейшую функцию — обеспечивает право граждан на получение информации. То есть заявление того или иного юридического, а равно физического лица о своей большой общественной значимости служит достаточным основанием для предоставления ему чрезвычайных льгот и преимуществ. В 1994-95 гг. известный либерал, лидер аграриев М. И. Лапшин регулярно созывал т. наз. «Всероссийские сельские сходы», на которых провозглашал, что «страна должна кормить своих крестьян». С тем же религиозным жаром, с которым защитники НТВ говорят о Свободе Слова, Лапшин говорил о Матери — Сырой Земле. А у нас свобода вероисповедания, все культы равны. Так что страна должна кормить и своих крестьян, и своих гусиков, и вообще всех, кто объявит свой культ священным, а себя — преосвященной особой. Как заметил предтеча НТВ тов. М. А. Суслов, «на идеологии мы не экономим». Лишь идеологическая узость мешала Суслову чуть расширить конструкцию, чтобы получилась идеальная формула социализма с человеческим лицом — «на всем, что обществу полезно, мы не экономим».
      Уже неделю, как мы наблюдаем серию социалистических манифестаций. Общество в лице своих самозваных представителей решает, что ему полезно, после чего выставляет всей остальной публике однозначные требования платить. «Мир — народам! Фабрики — рабочим! «Ауди» — к подъезду!». Явное преимущество М. А. Суслова перед Г. А. Явлинским, В. А. Гусинским, Е. А. Киселевым etc. заключается в том, что, будучи видным деятелем коммунистического и рабочего движения, М. А. Суслов этого не скрывал и потому был идентичен сам себе, тогда как вышеперечисленные видные деятели социалистического и рабочего движения избегают идентичного самоназвания и объявляют себя сугубыми либералами. В том и есть их вина. Не в том, что они социалисты — исповедание социалистических убеждений не возбранено законом, а в том, что они самозванцы.
      Отдадим самозванцам должное. На их стороне устойчивый миф о том, что интеллигенция (от чьего имени они выступают) либеральна в силу самой своей сословной природы. Свобода есть ее естественное дыхание. Миф столь устойчив, что его не колеблют ни самые живописные примеры интеллигентской стадности и нетерпимости, ни тот факт, что в западных странах интеллигенция всегда голосует за левых. Такое ее политическое поведение вполне логично. Претендуя на безусловное интеллектуальное превосходство над прочими сословиями, она не может смириться ни с властью посредственностей (демократия), ни с властью денег (плутократия), являющимися краеугольными камнями современного буржуазного государства. Тотальный критицизм по отношению к государству является неизбежным следствием высоких интеллектуальных претензий. Нелогичность лишь в том, что интеллигенция, тотально критикующая государство, в своем подавляющем числе находится на содержании (совсем прямом или чуть опосредованном) этого самого государства. Отсюда и мучительная раздвоенность: чтобы доставлять интеллигенции более обильное казенное содержание, и без того ненавистное государство должно еще больше контролировать, перераспределять и влезать во все дыры, тем самым вызывая к себе еще большую ненависть. Непримиримая и отважная борьба с той печальной немецкой мудростью, что даром только смерть бывает, есть суть интеллигентской борьбы за свободу — страна должна кормить своих крестьян, за корм платить будет Пушкин, а государство всегда будет во всем виновато. Честное исповедание такой веры можно было бы приветствовать, но трудно приветствовать попытки объявить такое миросозерцание правым и либеральным. К формуле «самостоянье человека, залог величия его» это имеет сомнительное отношение.
      В эпоху преобразований, когда ум людской не может угнаться за переменами и пребывает в смятении, политическое самозванство приобретает характер повальной заразы. Выздоровление от заразной горячки происходит через кризис. Если левая интеллигенция наконец-то честно начнет именоваться левой, можно будет только нижайше склониться перед Гусинским и аггелами его в знак благодарности за организацию разоблачительного кризиса. Все-таки одной мистификацией стало меньше. [an error occurred while processing the directive]