[an error occurred while processing the directive]

День восшествия на престол. — «Заря багряною рукою». — В. В. Путин, как премудрая Фелица. — А равно кроткая Елисавет. — Web-Ломоносов. — Некомпетентные критики. — Алчный гимнописец. — Надобность в кротком вразумлении.


      Известия №57 31.3.01
      Годовщину избрания В. В. Путина на пост президента РФ отмечали по шаблону. По итогам года кто-то в очередной раз его похвалил, кто-то обсволочил, а кто-то взвешенно обозрел разворачивающиеся процессы. Выход из тоскливой рутинности нашел основатель эффективной политики Г. О. Павловский, сотворив к радостной годовщине не дежурную итоговую заметку, но цельную интернет-страницу ВВП.РУ. Невежды лишний раз получили случай убедиться, сколь полезно историческое образование, полученное Г. О. Павловским в Одесском университете и дополненное мудрым учителем политтехнолога М. Я. Гефтером. Оперевшись на основательные исторические познания, руководитель ФЭП органически и естественно создал интернет-версию Оды на день восшествия на престол Ее Величества Государыни Императрицы Елисаветы Петровны 1748 года — «Заря багряною рукою // От утренних спокойных вод // Выводит с солнцем за собою // Твоей державы новый год» (в соответствие с новыми гимническими традициями поется на мотив «Интернационала»). Отныне Г. О. Павловский может заслуженно носить звание Web-Ломоносова, ибо посредством собачьего языка HTML славный технолог сумел не просто излить на В. В. Путина восторг одический, но совершенно соблюсти всю обширную композицию торжественной оды, призванной пространным слогом изобразить, как под скиптром благодетельного монарха преодолеваются былые бедствия, ликуют добрые поселяне, соседи дивуются державной мощи, цветет богатая природа Российской Империи. Былым олигархическим СМИ властно указывается: «Молчите, пламенные звуки, // И колебать престаньте свет» (раздел «Ножницы доверия в СМИ»); анализируется феномен рейтинга В. В. Путина — «От всех к тебе простерты взоры, // Тобой все полны разговоры, // К тебе всех мысль, к тебе всех труд» («Они слушают и смотрят, следят за Президентом по телепередачам, то соглашаясь с их авторами, то нет. Обсуждают Президента друг с другом...») etc. А поскольку ода — жанр, с одной стороны, исчерпывающий, с другой же стороны — заново пишется к каждому табельному дню, Г. О. Павловский предусмотрел и эту особенность динамичного гипертекста — следующая web-ода выйдет 7 мая, на день инавгурации Президента В. В. Путина. Гармонически сливая достоинства высокого штиля с новейшими информационными технологиями, web-Ломоносов столь же гармонически преобразовывает В. В. Путина в кроткую Елисавет, придавая президентскому образу новое обаяние.
      Отсюда видно, сколь неосновательны попреки тех, кто объясняет новый идейно-эстетический период в жизни политтехнолога то ли обуявшим его неистовым низкопоклонством, то ли столь же неистовой страстью к освоению средств, которая и является истинным мотивом одописания. Легко убедиться, что таковые же упреки полностью применимы к М. В. Ломоносову, Г. Р. Державину, А. П. Сумарокову, и средь поэтов XVIII века их мог бы избежать разве что И. П. Барков. И Державин, и Ломоносов были равно искренни в своей любви и к русским царицам, и к средствам, выделяемых троном в видах поощрения к написанию торжественных од. Если уж судить Г. О. Павловского, то по законам жанра, а они выдерживаются им безукоризненно. При этом недостатки жанра прямо проистекают из его достоинств. Нечеловеческая, звериная серьезность информационных изделий ФЭП, от которой у всех потребителей сводит скулы, есть характеристический признак придворной оды. Непонятно лишь, зачем он скрывает жанровую природу эффективной политики, называя своими идейными вдохновителями кого угодно, но только не классиков одописания — а ведь вполне мог бы честно указать, что торжественная ода есть необходимы идеологический атрибут всякого становящегося государства, и отчего же путинская Россия должна быть исключением?
      Выступление Павловского в высоком жанре пришлось тем более кстати, что прежние признанные мастера этого дела совсем не берегут своего пиитического достоинства и занимаются, натурально, Бог знает чем. Трижды гимнописец С. В. Михалков, нимало не довольствуясь лаврами неутомимого служителя вечной России во всех ее ипостасях и при всех режимах — «Готов служить во всяких бармах, кто палку взял, тот мой капрал», вдруг сам решил поднять палку на капрала и вступил в страшную борьбу с правительством РФ, занявшим неправильную, с точки зрения гимнописца, позицию при дележе имущества бывшего Союза Писателей СССР. Возможно, правительство и ошиблось, что было бы немудрено — наследники союзписательского имущества плодятся, множатся, грызутся, реорганизуются, и разобраться в этой сваре не смог бы и юридический гений. Однако типовая реакция на крики наследников «Сей пустошью владел еще покойный дед», т. е. «Судья решил: Чтоб не было разврата, жените молодца, хоть девка виновата» вызвала и гимнописца совершенно неистовую реакцию. Мало того, что С. В. Михалкова еще в октябре 1993 г. пытались расстрелять руководители администрации президента РФ (новая и важная деталь к биографии поэта, о которой нам доселе ничего не было известно), но и теперь, в то время, как наши космические корабли бороздят просторы вселенной, т. е. могучие крылья расправив над нами, российский орел совершает полет, «удушающая, бездуховная, аморальная мразь снова поднимает свою кровожадную руку» на спорное имение.
      Конечно, на то можно заметить, что наследственные споры вообще редко способствуют к украшению тяжущихся родственников — бывает, что двоюродные и даже родные братья в спорах из-за дачи или машины называют друг друга еще цветистее. Но беда в том, что просто алчные родственники — люди частные и потому вольные демонстрировать свою страсть к собственности в любых выражениях. Гимнописец же — лицо в некотором роде официальное, и даже специально выбранное для того, чтобы всем своим образом величавого старца демонстрировать возвышающую душу преемственность между Россией царской, Россией советской и Россией сегодняшней. Ежели в Кремле решили, что для олицетворения вечной России лучше всего годятся бояре Михалковы, то тем самым взяли на себя и ответственность за публичное поведение бояр, и обязанность при необходимости прибегать к испытанному капральскому средству вразумления, которое всегда производило на бояр желаемое действие. [an error occurred while processing the directive]