[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 29.3.01
      Вести с Кавказа опять неутешительные. Да, конечно, поджечь весь юг России чеченские борцы за свободу уже не в состоянии. Но они еще вполне в состоянии убивать мирных обывателей. Террористам нужно крови ежедневно. Вчера вечером в Грозном опять были расстреляны на улице две русские женщины и супружеская пара чеченцев. Борьба за свободу, понимаешь.
      Четверть века назад, в 1976 году, когда терроризм бушевал в Европе, пассажирский самолет «Париж — Тель-Авив» был захвачен террористами. Один из них был очень идейный и все стремился объяснить заложникам, что самолет угнали не от природного зверства, а в видах борьбы за справедливое дело палестинского народа. Одна заложница-еврейка возразила: «У Израиля есть армия, есть солдаты. Если вы считаете свое дело справедливым, почему вы воюете не с ними, а с безоружными женщинами?». После этого беседы с заложниками о справедливом деле и о борьбе за свободу сразу прекратились.
      Хотелось бы, чтобы эти беседы прекратились и у нас. Если гордый чеченский народ желает бороться за свободу, то у России есть армия и есть солдаты. Но благородные джигиты предпочитают бороться не с ними, а убивать домохозяек на базаре.
      С одним из таких джигитов, Ильясом Ахмадовым, в свое время лично принимавшим участие в набеге Басаева на Буденновск, а теперь устроившимся по дипломатической части, на днях-таки пообщались наши друзья из госдепартамента.

      Ахмадов

      Ильяс Ахмадов, называющий себя «министром иностранных дел Ичкерии», заявил журналистам, что уже встретился с бывшим министром ЦРУ Джемсом Вулси, бывшим министром обороны США Фрэнком Карлуччи и с исполняющим обязанности советника госсекретаря США Джоном Баерли. Между тем в госдепартаменте утверждают, что Баерли в течение 45-ти минут беседовал с Ахмадовым как с частным лицом и вне стен госдепартамента. По словам представителя департамента Баучера, Бауэрли призвал чеченскую строну осудить терроризм, нести ответственность за террористические акты в будущем и «предпринять шаги для начала диалога, ведущего к политическому урегулированию».

      Однако товарищи из госдепа сами сильно запутались в своей тонкой дипломатии. Если Ахмадов — никакой не министр, а частное лицо, то почему госдеп еще на прошлой неделе торжественно анонсировал предстоящую встречу? Вероятно, это теперь такая новая норма дипломатического протокола — ответственный дипработник заранее объявляет, что на той неделе он пойдет на базар, в баню, в пивную и там встретится с такими-то и такими-то частными лицами. Конечно, на иной взгляд, частных лиц можно бы выбирать и получше. На что наши российские правозащитники благожелательны к деятелям свободной Ичкерии, а и они сильно воротят нос от Ахмадова — даже на фоне своих коллег он уж очень был засвечен по части торговли рабами. Но самое странное — как можно призывать частное лицо к осуждению терроризма, несению ответственности за террористические акты и предпринятию шагов к политическому регулированию. С такими серьезными призывами можно обращаться лишь к фигуре публичной. Впрочем, у дипломатов работа такая. Какой-нибудь высокопоставленный умник заваривает кашу, после чего низкопоставленный клерк вынужден отмазывать свое начальство и изворачиваться самым удивительным образом.
      Хорошо, что хоть отмазываются. Хуже бывает, когда высокопоставленные умники проявляют необычайную твердость в своих смелых замыслах.

      Диалог

      Представитель Евросоюза по вопросам внешней безопасности Солана и генсек НАТО Робертсон на вчерашней встрече с президентом Македонии Трайковски призвали его к началу политического диалога с албанцами. По их мнению, правительство Македонии ответило на вызов экстремистов правильным образом, но ныне «настал момент перейти к переговорам» и «незамедлительно заняться глубинными причинами недовольства, используя политические, демократические механизмы». Трайковски согласился начать диалог с албанцами, но только после того, как военная операция против албанских экстремистов будет завершена.
      КИНО «Ленин в 18-м году»
     – Яков Михайлович, вы в молоке что-нибудь понимаете ?
     – В молоке? В молоке — да.
     – Скоро оно закипит?
     – Нет еще.
     – Ну как же, а пузырьки?
     – Пузырьки — это неважно… Не беспокойтесь, Владимир Ильич, тут я могу уже консультировать.

      Вообще-то после стремительного драпа, продемонстрированного НАТОвскими миротворцами в разгар албанского наступления, Робертсон и Солана могли бы на время и стушеваться. А поскольку те же Робертсон и Солана непосредственно причастны и к миротворческим бомбардировкам двухлетней давности, после каковых бомбардировок албанские боевики обрели полную безнаказанность, то, наблюдая в Македонии дело своих рук, они опять же могли быть и поскромнее. Тут нам опять же подбрасывают, что Западе — не то что у нас — обгадившийся политик тут же дисциплинированно уходит в отставку, что мы на примере неувядаемого Соланы наглядно и наблюдаем.
      Однако фокус тут даже не в большой самоуверенности консультантов, а в том, что они предлагают Македонии, одержавшей победу над албанскими боевиками, выполнить все требования разбитого неприятеля: учреждение албанской автономиии, федерализация страны, затем конфедерализация — вплоть до отделения. Точь-в-точь, как в Югославии, где все тоже началось с автономии в Косово. Теперь этот путь в пропасть велено проделать Македонии. Чтобы победитель подписывал унизительный мир под диктовку побежденного врага — это новый и интересный международный обычай. Очевидно, НАТО, никак не снискавшая себе на Балканах военной славы, по крайней мере, решила обессмертить себя, введя в практику такой вот новый способ заключения мира.
      Покуда в далекой стране миротворствуют, в России, напротив, назначают новых архистратегов. Сегодня руководство силовых ведомств радикально обновилось, и обновления эти, как любезно заметил Владимир Вольфович Жириновский, и правильные, и приятные.

      Назначения

      Владимир Путин произвел сегодня ряд важнейших кадровых перестановок. В частности, на должность министра обороны вместо Игоря Сергеева назначен Сергей Иванов, ранее занимавший пост секретаря Совета безопасности. Игорь Сергеев занял пост помощника президента по вопросам стратегической стабильности. Владимир Рушайло назначен секретарем Совета безопасности, а лидер фракции «Единство» Борис Грызлов занял пост министра внутренних дел. Комментируя назначение Грызлова на пост министра внутренних дел, Владимир Путин назвал его «политическим назначением».
      КИНО «Место встречи изменить нельзя»
     – Чем занимаемся, ты знаешь? Убийства, бандитизм, грабежи — это тебе, брат, не фунт изюму. Разведчик?
     – Так точно, командир разведроты.
     – Тогда приживешься. Вот весной откроются курсы, подучишься.

      Вообще-то такие политические назначения в большом количестве практиковались еще при коммунистах. Имеются в виду назначения на сельское хозяйство. Руководители партии и правительства справедливо рассуждали, что повредить агропрому все равно уже ничего не может. Значит, с новым сельхозначальником все или останется, как было, или — чем черт не шутит — вдруг даже сделается и лучше, ибо хуже все равно некуда. Сегодня МВД — это такое же сельское хозяйство. Милиционеров теперь уже перестали и ругать, и чего то от них требовать, смирившись с нынешним состоянием милиции, как со стихийным бедствием, не зависящим от человеческой воли.
      Конечно, амплуа нового министра Грызлова — это «благородный отец» в мелодраме XIX века. Прекрасно мог бы исполнять роль Жермона в опере «Травиата», сколь прекрасно он исполнит роль министра в системе МВД, можно только гадать. Однако его предшественники, вполне профессиональные милиционеры исполняли эту роль столь прекрасным образом и оставили Грызлову столь дивное и благоустроенное хозяйство, что хуже все равно не будет. В любом случае наши столичные борцы за свободу, все время собирающиеся ехать на Колыму, теперь могут успокоиться. При сидящем на внутренних делах благородном отце и либеральном милиционере Грызлове Колыма им никак не грозит, и они, как и прежде, героически поумирав за свободу, снова смогут для поправления здоровья вместо Колымы совершать регулярные поездки в прекрасный город Париж.
      Однако время. До свидания. [an error occurred while processing the directive]