[an error occurred while processing the directive]

Вызов V века


      Известия №50 22.3.01
      Глубочайшее нежелание западного сообщества расхлебывать им же заваренную балканскую кашу войдет в историю выдающимся примером того, как предают доверившегося. Отныне Чемберлен и Даладье хотя бы частично реабилитированы в потомстве, ибо выясняется, что у их нынешних европейских преемников ума и дальновидности примерно столько же, а чувства чести, пожалуй, что и поменьше.
      Причины такой дальновидности у всех разные. Отчетливая позиция Кэ д'Орсэ, согласно которой величие Франции в том, чтобы стелиться перед любыми бандитами мусульманского вероисповедания, sub specie aeternitatis понятна. Через одно, много — два поколения нынешняя полумусульманская Франция окончательно станет страной мусульманской, поэтому сыны Франции заранее упражняются в исламской солидарности. Немцы поняли, что в случае чего воевать на Балканам придется в первую очередь им, и осознание того, что проникновение на Балканы может оборачиваться не только геополитическими приятностями, но и войной, на которой убивают, повергло их в ступор. Наконец, два года назад в связи с гуманитарными бомбардировками НАТО в Югославии лучшими умами Запада было согласно произнесено столько неслыханных глупостей, что необходимый прагматически разворот на 180 градусов политически вряд ли возможен. На такое массовое крушение множества блестящих репутаций принято идти лишь тогда, когда Ганнибал совсем уже у ворот. Когда речь идет о шкуре, которую будут снимать непосредственно сейчас, уже не до тщеславия. Поскольку о немедленном шкуроснятии речь, конечно же, еще не идет, а Македонию — хоть волки кушай, то и концептуальных разворотов ждать не приходится. Балканы далеко, т. е. «мы воронежские, до нас немец не дойдет». Тем более — албанец.
      Вообще-то панический — до настоятельной необходимости переменять подштанники — страх перед реальным боевым соприкосновением, продемонстрированный сегодня отборными НАТОвскими войсками, вряд ли останется без внимания всех ближних и дальних соседей — и почему бы не тех же албанцев? Весьма многие державы (хоть СССР вспомнить) долго живут одним лишь призраком былой военной славы, но когда этот призрак постыдным образом развеивается, начинается неприятное. Победительная слава римского имени оборачивается проклятием римского имени. А равно символом обильной и беззащитной добычи. Но все это еще не завтра, и нынешний ступор порожден искренним непониманием того, что, собственно, происходит. Выстраданная лучшими умами человечества идея единой братской Европы вдруг самым неприличным образом осклизается в грязь, причем повергают ее туда не грозные неприятели, а какие-то, прости, Господи, албанцы. Глупость какая-то — такого не может быть, потому что не может быть никогда.
      Может. Вся европейская идея базируется на понятии суверенитета, т. е. на том, что любой клочок земли имеет политически ответственного за нее хозяина — короля, Папу, графа, барона, государство-нацию etc. В долгом и кровавом взаимоупоре этих суверенов родилась идея о том, что, чем заниматься кровавыми распрями, лучше и приятнее взаимно интегрироваться в братскую семью европейских наций. И тут же на радостях лучшее и приятнейшее было объявлено единственно возможным. Но это не так. Албанцы наглядно напомнили амнезирующей Европе, что, во-первых, для иных племен кровавые распри гораздо интереснее, а, во-вторых, даже и самого суверена в этих распрях может не быть. В эпоху великого переселения народов, когда находившие с востока волны варварских племен делили земли Европы по праву сильного, о каком персональном суверенитете можно было говорить? Были нашествия готов, гуннов, вандалов, венгров etc. — полностью имперсонализированные. В несколько меньшем масштабе албанцы осуществляют модель той древней эпохи — модель раскаленной человеческой лавы, все сметающей на своем пути и усмиряемой лишь в смертоносных сражениях, после которых от побежденных не оставалось ничего, кроме полузабытого имени.
      Все истекшее десятилетие вожди Запада надсадно рассуждали о «вызовах XXI века». Они его получили. Правда, вызов не XXI века, а почему-то всего лишь V-го, но ведь квалифицирующее свойство настоящего вызова не в порядковом номере, а в том, что решительно непонятно, как ему противостоять. В этом отношении нынешний вызов V века удовлетворяет пожеланиям Альберта Гора, Тони Блэра и прочих провозвестников нового эона на все 150%. [an error occurred while processing the directive]