[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 14.3.01
      Сегодня по старому стилю 1 марта — первый день весны. Погода полностью соответствует. «Еще в полях белеет снег, а воды уж весной шумят». Политика соответствует тоже. «А думцы уж весной шумят». Сегодня произвели обещанные мероприятия насчет вотума недоверия. Правительство Касьянова спасено, компартия Зюганова тоже спасена, а все удовольствие оплатили медведи, они же фракция «Единство».

      Единство

      Фракция «Единство» не приняла участия в голосовании по вотуму недоверия правительству и призвала депутатов Госдумы поддержать это решение. Таким образом стало очевидным, что вопрос о вотуме недоверия на сегодняшнем пленарном заседании не пройдет. Всего несколько дней назад та же фракция «Единство» выступала за вотум недоверия и обещала довести ситуацию до роспуска Госдумы.

      История с медведями, которые с присущей им грацией то желали разыгрывать комбинации с вотумом недоверия, то, сделав изящное фуэте, вдруг отказывались от своих смелых комбинационных замыслов, является изрядной иллюстрацией к тому, что есть политтехнология по-русски.
      Изначально был задуман в высшей степени изящный гамбит Павловского. Коммунисты заводят разговор о вотуме недоверия, медведи живо поддерживают коммунистов — «Вы хочете вотум, их есть у меня!», — после товарищ Зюганов попадает в глухой цугцванг. Не голосовать за вотум нельзя, а голосовать и получать после этого роспуск Думы тоже смертельно не хочется.
      Все так, но для того, чтобы играть в игры с запугиванием противника, в игры предполагающие некоторую последовательность ходов — «вы так, а тогда мы так, а если вы так, то мы так» — необходимо, чтобы игрок действовал в соответствии с заранее разработанным планом, чтобы у него были крепкие нервы, чтобы он умел блефовать с каменным лицом. Как истинный джентльмен за игорным столом.

      КИНО «Бег»

      Корзухин и Чарнота понтируют.
     – Девятка!
     – Прошу на квит!
     – Еще!
     – Дом бле!
      Корзухин проверяет, не жульничает ли Чарнота.
     – Пармо-он!

      Однако, если в силу тех или иных причин товарищи не умеют играть по правилам в азартные, а равно коммерческие игры, если им не известен закон игры «карте место», если они не знают, что заказав игру, надо ее играть, а не говорить, что мы просто добродушно пошутили и к тому же нас неверно поняли — тогда идеальная картина того, как благородные джентльмены предаются утонченной игре, сменяется картиной значительно более реальной, которую нам думские медведи с коммунистами и продемонстрировали.

      КИНО «Бег»

      Корзухин и Чарнота ползают по полу, собирают разбросанные банкноты.

      Глеб Олегович Павловский разработал идеальную диспозицию насчет того, как erste Kolonne marschiert, zweite Kolonne marschiert и коммунисты получают паровоз на мизере. Оно бы и хорошо, но у всех наших политтехнологий есть один большой недостаток. Как любил говаривать В. И. Ленин, «Суха, мой друг, теория везде, а древо жизни пышно зеленеет». Что совершенно верно. С одной стороны, у медведей много разных высших начальников, и все эти начальники необычайно сильно друг друга любят. Можно себе представить, какие разнообразные указания и намеки получали бедные медведи вместо простой и ясной инструкции. Тут не то, что простоватый медведь, тут и хитрющая Лиса Патрикеевна вконец бы запуталась. С другой стороны, игры, связанные с известным риском — это занятие для достаточно сплоченных команд единомышленников. То есть, для политических партий, которым присуща сознательная дисциплина, которые способны проводить долгосрочную политику, и которые, когда идут на риск, хоть понимают, зачем они это делают. К структурам, именующим себя российскими политическими партиями, это никакого отношения не имеет, а уж к «Единству», набранному с бору по сосенке, в высшей степени не имеет. Полагать, что такое разнокалиберное воинство способно вести грамотные операцию по окружению и последующему уничтожению неприятеля — значит отличаться чрезмерным политическим идеализмом, который весьма далек от принципов эффективной политики.
      Однако не следует думать, что только медведи с коммунистами демонстрировали глубокую непросвещенность в разных ее видах, тогда как остальные фракции блистали своими парламентскими талантами. Суть парламентской игры в том, что разные фракции напряженно соревнуются между собой в глупости и, как правило, это у них прекрасно получается.

      НЕМЦОВ: «Впервые в истории Российской Госдумы премьер-министр не пришел на обсуждение вопроса об отставке правительства. Это крайнее пренебрежение к парламенту. Я считаю, что это крупная ошибка Михал Михалыча Касьянова. И я думаю, что депутаты, сидящие в этом зале, неважно, правые, левые или центристские — это запомнят и у него, естественно, будут проблемы дополнительные. Это просто мы вам гарантируем, что у него будут проблемы. Я прошу Геннадия Николаевича вот, что сделать, наверно, после голосования все-таки стоит связаться с премьер-министром и указать ему на недопустимость подобного рода поведения».

      Для тех, кто забыл. Представители СПС и союзного ему «Яблока» всю последнюю неделю долго и нудно объясняли, что история с вотумом обратилась в совершенный фарс. То есть в такое неприличное представление, в котором уважающему себя человеку невозможно участвовать без ущерба для репутации. Тогда непонятно, почему отказ от участия в фарсе является крупной ошибкой Михал Михалыча Касьянова. В точном соответствии с рецептами СПС и «Яблока» Касьянов сберег свою репутацию серьезного человека, за что Немцов и гарантировал ему неприятности. Вот и следуй после этого ответственным политическим рекомендациям наших правых сил.
      Однако фарс — это сегодня, с медведями и Зюгановым. А вот когда за дело возьмется сам Немцов, это будет уже не фарс, а куда посерьезнее. Прямо-таки «Гибель богов».

      НЕМЦОВ: «Когда правые, центристские фракции будут ставить вопрос о недоверии правительству, я вас уверяю, Путин не поедет кататься на лыжах в Хакасию. Я вам гарантирую, а Касьянов и все правительство будет здесь сидеть».

      КИНО «Сказка о царе Салтане»
     – Кабы я была царицей, я б для батюшки царя родила богатыря.

      Все-таки правые или центристские? Если под центристскими имеются в виду те же медведи и «Народный депутат», то с какой, собственно, радости они будут ставить вопрос о недоверии вслед за Немцовым и Явлинским? До сих пор они ставили все вопросы вслед за Кремлем — и что, собственно, изменилось?
      Возможно, наши правые фракции полагают, что никаких союзников им и не нужно — от одного смелого критического голоса правых наше правительство немедленно задрожит мелким бесом, а Путин прибежит на лыжах в Охотный Ряд прямо из Хакасии. Уж и не знаю, кто задрожит, а кто прибежит, но есть такая вещь, как арифметика.
      Численность депутатов от фракций, условно называемых правыми, куда входят Союз правых сил и Яблоко составляет 52 человека, тогда как численность фракций, условно называемых левыми, куда входят КПРФ и Аграрии, составляет 128 человек.
      Таким образом, вотум недоверия, инициированный левыми — это совершеннейшее тьфу, гром не из тучи, а из навозной кучи, а такой же вотум, инициированный правыми, у которых в два с половиной раза меньше голосов — это неистовый политический кризис. «Гибель богов», как и было сказано. Это раньше считалось, что чем больше голосов у партии в парламенте, тем большим пропорциональным влиянием она в принципе обладает и тем больше неприятностей она способна доставить правительству. Теперь у нас все наоборот: чем меньше голосов, тем страшнее. Оно и логично. Когда на следующих выборах наши правые, руководимые такими титанами мысли, пролетят, как фанера над Парижем, и вообще не получат депутатских мест в Думе, тогда их влияние — в соответствии с новым принципом обратной пропорциональности — возрастет до бесконечности, и при одном упоминании грозного Немцова Путин и его министры будут рыдать от страха, как малые дети.
      Однако время. До свидания. [an error occurred while processing the directive]