[an error occurred while processing the directive]

Независимый международный аудит. — Четкая картезианская логика. — Агиография освобождения. — «Киньте жертву в пасть Ваала» — Чудесное спасение ряда народных борцов. — Ельцин и его последователи.


      Известия №39 3.3.01
      Видя немалые разногласия в российском журналистском сообществе, многие члены которого не сообщаются между собой ни в еде, ни в питье, ни в молитве, зарубежные коллеги пытаются поправить это тело, производя независимый аудит наших авторов. Год назад зарубежные коллеги установили, что наиболее авторитетным и информированным журналистом явялется А. М. Бабицкий, а теперь, согласно газете «Либерасьон», пальму первенства переняла А. С. Политковская — «одна из наиболее уважаемых российских журналистов». Крайнее уважение к Политковской объясняется глубочайшей достоверностью ее сообщений, а достоверность обеспечивается пережитыми Политковской злоключениями — «если и были какие-то сомнения по поводу достоверности шокирующих рассказов, которые ей довелось услышать, то они исчезли после того, как она сама была задержана российскими военнослужащими». Прежде вопрос о критериях истины вобще и критериях достоверности свидетельских показаний, в частности, представлялся весьма сложным. Теперь в этом деле достигнута неслыханная простота. Если некто оказался задержан на территории некоторого объекта с ограниченным доступом, это автоматически означает, что любые последующие рассказы лица, пережившего задержание, являются истиной в последней инстанции. Например, журналист патриотической газеты «Завтра» с неправильно оформленными документами или вовсе без таковых проникает в служебные помещения телекомпании НТВ, где и задерживается охраной. После освобождения из рук секьюрити журналист-патриот сообщает, что, по словам встреченного им в помещениях НТВ Исы или Мусы (вар.: Еремея или Тимофея), в приемной Е. А. Киселева имеется зиндан, где Т. М. Миткова и В. В. Шендерович терзают истинно русских людей. Согласно четкой картезианской логике газеты «Либерасьон», поскольку журналист сам был задержан сотрудниками секьюрити, какие бы то ни было сомнения в истинности сказанного им полностью отпадают.
      Не столь продвинутые картезианцы тем временем продолжают пребывать в сомнениях, находя что рассказы А. С. Политковской чрезмерно перекликаются с лучшими литературными образцами. Сюжет про посещения узницей отхожего места — «с задней стенки подходили солдаты и через стенку мне говорили, понимая, что меня здесь мучают, рассказывали чудовищные вещи об этих выкупах (плененных чеченцев. — М. С), о том, как они измучены этими вещами, этой бесконечной коммерцией» — вызывал скептические вопросы. С одной стороны, непонятно, где во время этой исповеди были конвоиры-мучители — разве предположить, что они также принимали участие в коллективной исповеди. С другой стороны, устройство дощатых отхожих мест таково, что как раз с задней стенки подходить к ним настоятельно не рекомендуется, ибо можно провалиться. Но дело в том, что ни к инженерному устройству пудр-клозетов, ни к уставу караульной службы данный сюжет не имеет касательства. Перед нами типичный житийный эпизод — заточенный в темницу христианский мученик обращает в истинную веру римских солдат. История про порошки, подмешанные в пищу, также имеет общеизвестный прототип: миледи Винтер, взятая под стражу своим деверем, лордом Винтером рассказывает чистому сердцем пуританину Фельтону о том, как она была похищена герцогом Бэкингемом, который с гнусными целями подмешал ей порошка в пищу. Другое дело, что, по единодушному признанию литературоведов и социологов, в современной Франции Дюма-отец совершенно забыт и роман «Три мушкетера» никто не читает. Именно поэтому цитатная декламация А. С. Политковской на тему «Киньте жертву в пасть Ваала, // Бросьте мученицу львам» не вызвала у коллег из «Либерасьон» очевидных ассоциаций — беднягам не с чем было ассоциировать.
      Но там где житие святого народного заступника — там и чудо, и совершенно прав был руководитель Политковской, редактор «Новой газеты» Д. Муратов, специально опровергший «утверждения о том, что газета финансируется на средства чеченских боевиков». Хоть на средства чеченских боевиков, хоть на средства кремлевской администрации никак невозможно обрести святость и вместе с нею — способность к чудотворению, между тем ведущие авторы «Новой газеты» были сплошь наделены этим превосходным качеством. Бывший пресс-секретарь Б. Н. Ельцина П. А. Вощанов встал на путь смелого разоблачения бывшего патрона и его приспешников (А. А. Собчака и др.) и тогда его заманили на двести какой-то километр Горьковского шоссе, обещав там в ночи передать важный компромат на высокопоставленных воров. На месте встречи смелого журналиста ждала засада — вместо того, чтобы вручить компромат, злодеи сбросили П. А. Вощанова вместе с автомобилем в глубокий овраг (см. думу слепого бандуриста из «Страшной мести» про то, как предатель Петро сбросил названного брата Ивана с конем в пропасть). Добро, тем не менее, всегда побеждает зло: сброшенный в овраг П. А. Вощанов завел автомобиль, беспрепятственно выехал на шоссе и, вернувшись в Москву, продолжил неутомимые разоблачения. Другой отважный разоблачитель из «Новой газеты», А. В. Минкин дважды подвергался нападениям врагов. В первый раз, когда Минкин мирно гулял возле дома, злодей подбежал к нему и ударил сзади ногой по лицу. Минкин продолжил борьбу, и тогда злодеи, вооруженные дубинами, с помощью приставной лестницы ночью проникли к нему на третий этаж через балкон, но и тут их постигла неудача. Первым страшным ударом дубины они вместо Минкина попали по потолку, вторым ударом сокрушили ножку шифоньера, после чего с позором бежали.
      Многочисленные случаи чудесного спасения авторов «Новой газеты» от гибельных происков, скорее всего, связаны с тем, что авторы, как борцы за счастье народное, переняли волшебную силу от борца более ранней эпохи — Б. Н. Ельцина. Истории с чудесным избавлением восходят к единому прототипу — случившемуся осенью 1989 года таинственному падению завязанного в мешок Б. Н. Ельцина в подмосковную речку (П. А. Вощанов, как наиболее близкий к Б. Н. Ельцину человек, точнее всего воспроизвел подвиг бывшего патрона). Различие лишь в одном. В 1989 г. популярность народных борцов была столь велика, что на заседании ВС СССР, посвященном чудесному спасению, Б. Н. Ельцин мог даже и не рассказывать о деталях происшествия, а вместо того таинственно гыкал и хмыкал. Последователям Б. Н. Ельцина одним гыканием и хмыканием отделаться уже не удается — им приходится самолично оповещать публику о чудесных подробностях своего подвижнического жития. [an error occurred while processing the directive]