[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 19.2.01
      В будние дни активисты российских партий заняты на основной работе — добывают себе насущное пропитание. Поэтому партийные мероприятия производятся по выходным — в свободное от работы время. В эти выходные мероприятия были коммунистические и яблочные.
      Нерушимый блок коммунистов и беспартийных — теперь он называется Народно-патриотический союз России — проводил свой третий съезд, и товарищ Зюганов ничем особенно свежим не порадовал. Коммунисты хотят создать теневое правительство — так они его уже пять лет создают. Коммунисты находятся к власти, с одной стороны, в непримиримой оппозиции, с другой стороны, вроде бы как и в примиримой позиции — так и в этой сложной позитуре они находятся не первый год. Привычка — вторая натура. Правда, на следующих думских выборах коммунисты хотят получить 60% голосов — в два с половиной раза больше, чем в 1999 году. Так, собственно, все партии назначают себе на следующие — выборы совершенно нереальные контрольные цифры. Все одинаково хорохорятся, так что коммунисты и тут не оригинальны.

      КИНО «Кавказская пленница»:

     – Фильтрующийся вирус ящура особенно бурно развивается в организме.
     – Короче, Склифосовский!
     – Тебе не интересно — не слушай. Пожалуйста, дальше.

      Не в пример замшелым коммунистам, яблочники, как всегда, вносили свежую струю.

      Явлинский: «Власть сознательно проводит в отношении к гражданским и демократическим институтам политику корпоративизации. Создается корпоративное государство. Мы понимаем под корпоративным государством, что это такое государство, когда власть не уничтожает гражданские и демократические институты, а стремится к превращению их в подразделения некой единой, закрытой государственной корпорации. Это система, при которой минимизирована возможность какой бы то ни было критики и все ограничено рамками жесткой корпоративной дисциплины. Создание корпоративного государства — это путь к необратимому отставанию».

      Совсем без звучных эпитетов пламенную речь не построишь, но когда эпитетов слишком много — получается еще хуже. Государство сразу и полицейское, и бюрократическое и корпоративное. Запутаешься. Да, собственно, уже сразу и запутались.
      Явлинский разъяснял, что корпоративное государство — это когда вместо подлинных гражданских и демократических институтов нам предлагаются какие-то поддельные муляжи. Но простите, еще по самой демократической в мире сталинской конституции 1936 года мы имели полный набор всех этих муляжей — Верховный Совет, самый гуманный суд в мире и так далее. Следует ли из этого, что СССР был корпоративным государством и если следует, то почему мы никогда об этом не слышали?
      Верный друг и последователь Явлинского, ведущий программы «Итоги» Е. А. Киселев запутался еще больше. Он решил, что корпоративное государство — это такая очень большая корпорация — вроде БМВ или «Дженерал моторс» с разными подразделениями. В одно из этих подразделений, занимающихся «паблик рилейшнз» аналитик даже записал меня с моими коллегами Михаилом Леонтьевым и Николаем Сванидзе. За бесплатную рекламу на канале НТВ я сердечно благодарен, однако же Евгений мне друг, но истина дороже.
      А истина заключается в том, что политический термин «корпоративное государство» происходит не от слова «корпорациЯ», а от слова «корпорациИ». Множественное число, а не единственное.
      Наиболее последовательный опыт создания корпоративного государства был предпринят в Италии в 20 — 30-е гг. XX века под руководством Бенито Муссолини. Парламентская демократия была объявлена отжившим институтом, и на смену ей был предложен институт корпораций, то есть сословных объединений. Корпорации предпринимателей, корпорации рабочих, корпорации учащихся и так далее. Согласно официальной доктрине, различные корпорации объединяются в единый национальный организм, подобно прутьям в единой связке. По-итальянски «связка» будет fascio [фашио], поэтому идеология корпоративного государства называлась «фашизмом».
      Речь идет о совершенно однозначных политических терминах, про которые можно прочесть в любом учебнике. Отсебятина Явлинского про большую корпорацию — это, примерно, как сказать, что консервативная партия вся состоит из выпускников Московской ордена Ленина Консерватории имени Петра Ильича Чайковского.
      Однако главная проблема в другом. Допустим, что у нас ситуация и вправду как в Италии начала 20-х годов, накануне прихода фашистов к власти. Если это так, откуда такая ситуация взялась? Ветром надуло?
      Никак нет. Корпоративное государство Муссолини возникло, как реакция на банкротство парламентской демократии в Италии. Банкротство системы политических партий, как станового хребта политической структуры общества. Партии были слишком слабые, их лидеры были слишком слабые, связь партий с обществом была слишком слабая, на фоне общенационального кризиса заигрались в свои междусобойчики — и в награду за это получили дуче.
      Значит, если кто из партийных лидеров не хочет такого исхода для России, он должен восстанавливать связь своей партии с обществом. Его партия должна отвечать на самые насущные вопросы избирателей. Граждане должны чувствовать, что вот это наша партия, она много работает, она делает то, что нам нужно. С такими нормальными политическими партиями зачем нам какое-то корпоративное государство и какой-то божественный дуче? Мы сами с усами.
      Правильно оценив ситуацию, лидер «Яблока» нашел путь к сердцу каждого гражданина России, к самым заветным народным чаяниям.

      В резолюции «О ситуации вокруг НТВ», принятой на заседании центрального совета объединения «Яблоко» и подписанной Явлинским говорится, что защита независимых СМИ является одним из политических приоритетов объединения «Яблоко». Центральный совет объявил о проведении в марте этого года общероссийской акции «Защитим НТВ» под лозунгами: «НТВ — наше право на информацию!», «Руки прочь от НТВ и независимых журналистов!».

      А вы как думали? Отчего в народе безразличие к политике, ко всем этим партиям, отчего все многопартийный изыски встречают равнодушный ответ «У вас своя свадьба, у нас — своя свадьба». Вот именно поэтому. Все отчуждение оттого, что наши политики недостаточно защищали НТВ. Мужественно возвысим голос в защиту товарища Гусинского — все отчуждение как рукой снимет.
      Дело даже не в том, хорош товарищ Гусинский или не очень хорош. Дело в том, что партии, называющие демократическими, искренне, от чистого сердца считают, что проблемы НТВ и Гусинского — это на сегодня главная боль народа России. С какой мыслью пробуждаются избиратели в самых глухих уголках нашей Родины? С мыслью «как там НТВ?».
      Правда, сам народный герой в русском народе совсем разочаровался.

      Как сообщил Владимир Гусинский в интервью испанской газете АВС, «то, что происходит сейчас — совершенно логично, поскольку люди, жившие при старой системе, не понимают ни что такое свобода, ни какова ее цена.

      Они хотят иметь небольшой надежный заработок, маленькую постоянную работу и возможность в любой момент пойти в магазин и купить дешевой водки».
      КИНО «Обыкновенное чудо»:
     «Береза — тупица, дуб — осел, речка — кретинка, облака — идиоты, лошади — предатели, люди — мошенники… А что делать? Весь мир таков, тут стесняться нечего».

      Вообще-то не только в дикой России, но и в самых передовых странах люди весьма ценят постоянную работу и надежный заработок. Да и от дешевой водки тоже бы не отказались. Однако великим борцам за свободу и демократию надо все-таки выбирать что-то одно. Хотите всенародной борьбы в защиту Гусинского — прекрасно, боритесь, поднимайте массы. Хотите сказать, что русский народ — тупое быдло, которому не нужно ничего, кроме дешевой водки, — прекрасно, говорите, у нас свобода слова. Но совмещать эти два дела нельзя.
      Нельзя одновременно плевать народу в лицо и требовать, чтобы этот же оплеванный тобой народ, как один человек, поднялся на твою защиту. Прежде, чем рассуждать о корпоративном государстве и прочих терминах, смысла которых ты не понимаешь, демократическим политикам было бы разумно поучиться минимальному уважению к избирателям. Избиратель тоже человек и плевков в лицо почему-то не любит. [an error occurred while processing the directive]