[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 7.2.01
      Итоги израильских выборов даже превзошли ожидания. То, что правые во главе с Шароном победят, представлялось достаточно очевидным. Но не все ожидали, что левые проиграют с таким треском.
      На вчерашних выборах премьер-министра в Израиле победил Ариел Шарон, опередив своего соперника — нынешнего премьера Эхуда Барака — с рекордным разрывом в 25 процентов. На предыдущих выборах 99 года соотношение голосов, которые набрали Барак и Нетаньяху, составляло 56,8 против 43,9 процентов, а на выборах 96 года Нетаньяху опередил Шимона Переса с разрывом менее одного процента голосов.
      На прежних выборах политический маятник лишь слегка колебался. Чуть вправо, чуть влево. Как это и положено в устойчиво демократических странах. Если на вчерашних выборах маятник пошел вправо до упора, это значит что выборы происходили в условиях общенационального кризиса. От хорошей жизни политический маятник так не качается.
      Прежний премьер Эхуд Барак стал мучеником глобализации и общечеловеческих ценностей. Он так исправно претворял в жизнь новые всеобщие миротворческие правила, разработанные Биллом Клинтоном и Мадлен Олбрайт, что поставил Ближний Восток на грань новой большой войны. Благодаря этому блистательному миротворчеству практически на ровном месте была устроена заваруха с до сих пор непредсказуемыми последствиями. Что называется, дядюшка Сэм плохому не научит.
      Политическая карьера Барака отныне позорно кончена. Барак на своем примере дал в высшей степени впечатляющий урок другим политикам — и не только израильским. Теперь все будут знать, как влияет на состояние страны и на политическую карьеру национального лидера пунктуально точное следование мудрым общечеловеческим указаниям из Вашингтона. Плохо влияет. Был заслуженный человек, боевой генерал — а теперь невесть кто.

      КИНО «Бег»:

      Хлудов: Ты ошибаешься, солдат. Я на Чингарскую гать ходил с музыкой, там два раза ранен был.
      Солдат: Да все губернии плюют на твою музыку.

      Впредь, если миротворцы из ОБСЕ или других мест будут давать полезные советы насчет разрешения чеченской проблемы, их можно сразу вежливо благодарить и переадресовывать к товарищу Бараку. Следуя этим советам, палестинскую проблему он разрешил блестяще.
      То ли скорбный опыт Барака оказал свое действие, то ли просто пацифизм прискучил нашим политикам, называющим себя правыми, но лидер фракции СПС Борис Немцов представил Владимиру Путину очередной план умиротворения Чечни. Для начала — учредить пост чеченского генерал-губернатора с единоличной ответственностью за все. А если не поможет — отгородиться от мятежной Чечни великой китайской стеной.
      Как считает Немцов, если все меры по мирному урегулированию не приведут к успеху, то к 2003 году нам придется перейти на принцип разделенных территорий. Равнинная Чечня отделяется от горной Чечни границей. Надо будет защищать границу с Дагестаном, с Ингушетией и с Грузией. Расчеты показывают, что надо построить около 400 километров границы. По данным Немцова, цена одного километра, если это очень хорошо укрепленная граница, миллион долларов США. Плюс 10 тысяч человек из Внутренних войск, которые по периметру должны эту границу охранять. При средней зарплате контрактников в Чечне — тысяча долларов в месяц, как считает Немцов, — это еще 100 млн. долларов в год. Таким образом, стоимость его проекта составит около 500 миллионов долларов в год. По мнению Немцова, этот план абсолютно реалистичен, а также выгоден, потому что сегодня ущерб от военных действий в Чечне оценивается в один миллиард в год.
      Ультраправого Ариеля Шарона в Израиле именуют «Арик-бульдозер». Ультраправый Немцов сделался столь решителен, что ему впору зваться «Борик-бульдозер».

      КИНО Бульдозер.

      Дело это хорошее, однако для начала стоит разобраться, что выйдет из этих упражнений с бульдозером и прочей строительной техникой. Ведь разговоры про границу на замке, про то, как хорошо бы отгородиться от этих робингудов большим забором и забыть про них, возникают с редкостной регулярностью и уже не первый год. Интересно понять, почему разговоры все время возникают, а стена так и не строится. А причина простая — оно бы и хорошо отгородиться, да только не слишком-то реально.
      Когда-то мы были страной победившего социализма и не понаслышке знаем, что такое граница на замке. Штука это не только неприятная, но и довольно сложно устроенная — сложнее, чем это представляется Немцову.
      Во-первых, у границы на замке должно быть богатое инженерное оборудование — рвы, колючка, спирали Бруно, минные заграждения, самострелы. У Берлинской стены были даже псы-людоеды. Такая инженерия может и подороже обойтись, чем миллион на километр.
      Во-вторых, кроме всей этой инженерии нужна приграничная полоса шириной до пяти километров, из которой выселены все граждане и гуляют только пограничники с собаками. Нарушителя сразу видать.
      В-третьих, существует еще пограничная зона шириной километров в пятьдесят, куда въезд дозволяется только по пропускам, а местное население активно сотрудничает с пограничниками, то есть стучит на всех подозрительных.
      Вот это настоящая граница на замке. «Лес дремучий снегами покрыт, на посту пограничник стоит».
      Но такую границу создать нереально. Во-первых, очень дорого. Во-вторых, как обеспечить отселение гражданских и сотрудничество этих же гражданских лиц с пограничниками, допустим, на чечено-ингушском участке границы. Ужо ингуши во главе с товарищем Аушевым посотрудничают. Товарищ Аушев, например, гарантированно будет стучать не пограничникам на подозрительных лиц, а совсем наоборот — лорду Джадду в ОБСЕ на пограничников. Кстати, товарища Аушева можно понять. Братское сотрудничество чеченцев с ингушами в романтическом деле похищения заложников ни для кого секретом не является. С появлением границы что, прикажете лавочку закрывать?

      КИНО «Кавказская пленница»:

     – И за все это я прошу 25 баранов, даже смешно торговаться.
      Саахов: Аполитично рассуждаешь (3 раза). Клянусь, честное слово, не понимаешь политической ситуации.

      Скажете, на Аушева можно цыкнуть, и сразу правильно поймет политическую ситуацию. Можно. Но для этого нужна серьезная жесткая воля и серьезная ответственность. А кроме того, цыкать придется не только на Аушева, а на очень многих.
      Граница на замке, через которую мышь не проскочит — это штука в международном плане довольно скандальная. Ничуть не меньше, чем артобстрелы и бомбардировки. Вспомним хоть Берлинскую стену.
      Это — разделенные семьи. Это — беженцы, которые ни за что не захотят возвращаться на родину, за колючку и с которыми что-то надо будет делать. Это — фактическое заточение жителей горной Чечни в резервацию без права выхода. В той же ОБСЕ будет стоять громкий плач по поводу геноцида чеченцев, которых русские звери обнесли колючкой и морят голодом в одном огромном концлагере. После строительства границы Россию будут поносить на каждом углу не меньше, чем сегодня, а, пожалуй, что и посильнее.
      Может быть, другого выхода нет, и все равно придется это делать. Может быть, издержки от этой затеи явно превышают выгоды и не стоит огород городить. Все это надо прикинуть. Но вот что еще интересно прикинуть: готовы ли наши правые взять на себя политическую ответственность за реализацию такой жесткой меры, как граница на замке? Готовы ли отвечать чеченским плакальщикам в Страсбурге, что не их это дело и что у России не было другого выхода? Если взвесили все последствия и действительно готовы — тогда хорошо, тогда есть о чем разговаривать. А ну как политические последствия никто не просчитывал, а план составляли, как водится, на «ура»?

      КИНО «Бег»:

      Хлудов: А у кого бы ваши солдаты Вал удерживали, кто бы вешал? Вешал бы кто, ваше превосходительство?

      Без ответа на этот крайне грубый вопрос все дискуссии о границе на замке довольно бессмысленны. Подождем вразумительного ответа. Если, конечно, дождемся.
      Однако, до свидания. [an error occurred while processing the directive]