[an error occurred while processing the directive]

Встреча тугоухих


      Известия №17 1.2.01
      Свидание журналистов НТВ с В. В. Путиным не дало ничего, кроме бестолкового гевалта. Много страстей и никакой рефлексии по поводу мыслеобразов, рисуемых НТВ, хотя один из таких проясняющих мыслеобразов был предъявлен публике как раз накануне визита к гаранту. Программа «Куклы», окончательно оставившая юмористический жанр ради библейски-пророческого, в воскресенье вечером глаголала пророки следующим образом: были изображены все ветви федеральной власти, подобно крысам в подполье прячущиеся от высшего суда швейцарской прокуратуры. От того, что крысоподобные власти боятся нос высунуть на улицу, улица, т. е. освобожденный народ радостно ликует. Все венчают кадры недавнего новогоднего веселья на Красной площади, сопровождаемые бетховенским «An die Freude» — «Обнимитесь, миллионы, слейтесь в радости одной».
      Поскольку тема воззвания НТВ к народу на следующий день звучала уже не аллегорически, но в прямых комментариях журналистов НТВ, позволительно предположить, что и воскресная аллегория писалась не левой ногой, но в напряжении всех сил ума и сердца. Тогда позволительно и предложить к этой аллегории несколько замечаний.
      Во-первых, исчезновение (или всего лишь сильное скукоживание) государственной власти не производит благодушного народного веселья, виденного в ночь на 1 января 2001 года. В ночь на 1 января 1992 года власти в России было с гулькин нос, но веселья почему-то — еще меньше. Было темно и мрачно. Желающим же увидеть, как выглядит окончательное освобождение от оков власти, можно посоветовать съездить в Албанию или Косово. Веселья хоть отбавляй.
      Во-вторых, первый случай действительно массового стихийного празднования — добрые россияне веселились, что твои добрые немцы — пришелся как раз на время путинской стабилизации, когда доверие граждан к власти достигло необычно высокого уровня. Безотносительно к тому, правы ли доверчивые граждане, связь между весельем и доверием представляется очевидной. Когда есть кому заниматься державными заботами, свободные от бремени этих забот жители устраивают пасторальные пляски. Самые непримиримые к России общечеловеки на свой манер подметили это еще в первые дни января: кругом тоталитаризьм и геноцид, а эти веселятся, как дураки.
      Добро бы столь неудачный и даже прямо лживый мыслеобраз был порожден пропагандным цинизмом. К несчастью, создается впечатление, что после долгой практики революционных песнопений команда НТВ сама в них поверила и вслед за сатириком у микрофона В. В. Шендеровичем искренно выводит: «Падет произвол, и восстанет народ, великий, могучий, свободный» (не исключено, кстати, что одним из мотивов бегства с НТВ части сотрудников была идиосинкразия к революционным песням). Но это означает окончательный переход в левую маргиналию. Слова новодворские, музыка анпиловская. Тогда возникают самые серьезные проблемы во взаимоотношениях не только с прокуратурой и В. В. Путиным, но еще и с тем самым народом, именем которого на НТВ клянутся беспрестаннно. Народ омещанивается (т. е. обращается в сообщество бюргеров), т. е. правеет, выразители его истинных чаяний неистово левеют. В этом и есть главная суть проблемы. Народная тяга к стабилизации и устаканиванию лежит в основе как феномена Путина, так и феномена НТВ. Основательно или безосновательно, но с Путиным связана народная мечта об устаканивании взбаламученного моря, и потому ветер истории дует в его паруса. Тем временем НТВ наперекор стихиям упорно развивает модель, сложившуюся в кризисные 1998-99 гг., когда рейтинг президента равнялся 2%, в обществе царили отчаяние и уныние и никакая критика власти не воспринималась публикой, как чрезмерная. Крайний левый ход маятника они сочли его стабильным состоянием. При такой степени адекватности словить в свои паруса ветер истории бывает трудно.
      Но эта объективная реальность губительна для НТВ без всяких дополнительных усилий прокуратуры. Месяцем раньше или месяцем позже столь зашоренная команда пришла бы к нынешнему печальному результату и при властном ничегонеделании. Ветер истории обладает такой энергией, что, даже если прокурорские работники пожелают усилить его, самолично испуская ветры, это может повлиять лишь на общее благоприличие, но аэродинамическая сила останется той же. Создается впечатление, что обе собеседовавшие в Кремле стороны сроду не задумывались о действии ветра истории. Разные в остальном, они схожи своей чрезмерной самонадеянностью. Будь хоть одна из сторон чуть повнимательнее к шуму истории, сам сюжет с НТВ давно бы стал историческим преданием. [an error occurred while processing the directive]