[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 31.1.01
      Не успели ГАИ и «Скорая помощь» отъехать с 79-го километра Минского шоссе, где разбился на машине главный фигурант по делу о взрыве на Котляковском кладбище Валерий Радчиков, как тут же стали говорить, что это не просто так.

      Уголовное дело на Валерия Радчикова, бывшего председателя Российского фонда инвалидов Афганистана, было возбуждено сразу после взрыва на Котляковском кладбище 10-го ноября 96-го года. Тогда погибли 14 человек, а 19 были ранены. В мае 97-го Радчикову было предъявлено обвинение в организации взрыва на Котляковке, а в конце апреля 99-го начался судебный процесс. Завершился он 21-го января прошлого года оправдательным приговором — вина Радчикова была признана недоказанной. В июле прошлого года Военная коллегия Верховного суда подтвердила оправдательный приговор, однако в декабре прошлого года президиум Верховного суда его отменил и отправил дело на дополнительное расследование. Радчиков обратился в Европейский суд по правам человека в надежде это решение опротестовать. Адвокат Валерия Радчикова Гульмира Орозалиева убеждена, что сегодняшняя внезапная смерть ее подзащитного выглядит «подозрительной случайностью» и теперь, когда судебные органы «добились отмены законного и обоснованного приговора, на него можно вешать всех собак».

      Пока что на покойника еще никто ничего не повесил, а всех собак начали вешать как раз на прокуратуру. Если перевести аккуратные — к делу не подошьешь — намеки адвоката Орозалиевой на грубый русский язык, получится следующее. В декабре прошлого года прокуратура повторно возбуждает дело против Радчикова. Спустя месяц прокуроры убеждаются, что дело тухлое и судебной перспективы не имеет. После этого прокуроры хладнокровно устраивают автокатастрофу со смертельным исходом. Честь ведомства спасена.
      Вообще-то про нашу прокуратуру можно много хорошего сказать. Профессионализм выдающийся — немногим лучше, чем у швейцарских коллег.
      Все так, однако очевидные и вопиющие изъяны прокуратуры — еще не повод, чтобы навешивать на нее уже всех собак. А толстые намеки на то, в каком ведомстве устраивали катастрофу Радчикову — это именно такое навешивание. Если прокурорские чиновники непрофессиональны и бездарны, это еще не значит, что они убийцы.
      Однако в данном случае мы, похоже, имеем дело еще и с грамотно организованной пляской на костях. Свои намеками на причастность прокуратуры к гибели Радчикова адвокат Орозалиева поделилась не где-нибудь, а на радио «Эхо Москвы», сотрудники которого вместе с прочими отделениями «Медиа-Моста» так нежно любят прокуратуру. Тут же и опрос слушателей провели. Только 27 процентов радиолюбителей верят, что это был несчастный случай, а 73% — три четверти — не верят. Если уж у «Моста» с прокуратурой идет рубиловка не на жизнь, а на смерть, так почему же не разыграть и свежего покойника. Еще один воздушный поцелуй прокурорским работникам от борцов за свободу слова.

      КИНО Мюнгхаузен:

     «Мне страшно вспоминать — я мечтал о дуэли с отцом. Я хотел убить его. Мы все хотели убить его. Убийцы!»

      А теперь представим себе Минское шоссе. Утро. Зима. Идет снежок. На «Москвиче-2141», таком же, как у Радчикова, едет Иван Петрович Сидоров. Дорога скользкая, машина уходит в занос и начинает крутиться. Навстречу тяжелый трейлер. «Москвич» всмятку, Иван Петрович тоже. Несчастный ли это случай? Скорее всего, да. Не справился с управлением. Но тогда позволительно спросить: а что, автомобили известных людей не подчиняются законам физики? Они не подвластны инерции, крутящему моменту и тому подобным пакостям, от которых машина начинает вертеться?
      Точно так же подвластны. Точно так же крутятся. Точно так же бьются. Но граждане бьются в истерике и сразу ищут тайных злодеев. В марте этого года разбился ЯК-40 с журналистом Боровиком-младшим. Тогда точно так же сразу нашли злодеев и многозначительно тыкали пальцем в сторону Кремля. Потом экспертиза установила — ошибка пилота.
      С одной стороны, это паранойя называется. Лечиться нужно. Однако с другой стороны в пропаганде очень полезно. Кровавый режим хорошо обличать.
      Из дальних странствий возвратясь, Григорий Алексеевич Явлинский провел пресс-конференцию, где сообщил много всего интересного.

      ЯВЛИНСКИЙ: «Мы провели консультации с правительством и мы поддерживаем правительство в части его предложений в отношении изменений… Если оно будет вносить, а оно, очевидно, будет вносить изменения в бюджет, в Закон о бюджете, в связи с тем, чтобы начать выплаты Парижскому клубу. Выстраивается линия очень жесткой и серьезной оппозиции курсу на создание полицейского государства. Мы видим этот курс, мы видим элементы создания этого курса, мы видим основные движущие силы по созданию этого курса в России по созданию полицейского государства».

      Ну, там еще по мелочи. Явлинский одобряет решение о выводе войск из Чечни, но считает, что войска надо было выводить еще полтора года назад. Правда, полтора года назад было 31 июля 1999 года, и никаких русских войск в Чечне вообще не было, а были только боевики, успешно строившие великую Ичкерию от моря до моря. Какие такие русские войска можно было оттуда выводить, непонятно — но не будем придираться.
      Однако Явлинский не рассказал про самое интересное. Что именно побудило его выдавать свои собственные, явлинские проекты насчет противоракетной обороны за проекты путинские и оглашать на международной конференции свой собственный текст под видом приватного послания Путина к Бушу. Шутка была довольно сильная, но с Григория Алексеевича все как с гуся вода. Поскольку он сам про нее уже забыл, он, очевидно, полагает, что все остальные тоже забыли и по-прежнему считают его серьезным и ответственным политиком. Совершенно искренне не помнить, что ты говорил вчера или третьего дня — это и вправду хорошо для комфортабельного пребывания в мире приятных грез.

      КИНО Бег:

     «Не бьется, не ломается, а только кувыркается! (проходя мимо торговца). Подавись ты своей котлетой!»

      Однако теперь мы знаем, что это хорошо и для политики. По заслугам оценив мастерский ход Явлинского с письмом Путина, лидер СПС Немцов тут же сообщил, что Союз правых сил готов выдвинуть Явлинского кандидатом в президенты России.
      Таким образом, правые силы подвергаются новым испытаниям, от которых они станут еще крепче. Первое испытание было летом 1999 года, когда нынешние лидеры правых сил Немцов и Хакамада устраивали молодежные песни и пляски на стадионах.

      Акция «Ты прав!»

      Тогда в правых силах говорили: «Что это такое? Правые — это серьезные и солидные консерваторы или какие-то клоуны?». Политтехнологи им отвечали: «Не волнуйтесь, это все вздор для обмана трудящихся, а после выборов все будет серьезно и солидно».
      После выборов настало новое испытание, когда в качестве солидных консерваторов явились те же Немцов и Хакамада. Правым силам снова объяснили — «Так, дескать, получилось, да и вообще будете вы и дальше за нас голосовать, куда вы денетесь?».
      В качестве третьего, решительного испытания, правым силам отныне предложено поддержать Явлинского — кандидата в президенты. Очевидно, все по тому же принципу — «Раз вы за нас проголосовали, то куда же вы денетесь?».

      КИНО «Собачье сердце»:

     – Чего стоишь, заходи смелее!
     – Раздевайся! Я с ней расписываюсь. Это наша машинистка, жить со мной будет.

      Куда правые денутся, это уже их дело, но вообще-то демократия в том и заключается, что не избиратели зависят от партии, а партия — от избирателей. Если партия обманула своих избирателей, на новых выборах они за нее больше не голосуют. Очень просто. Если даже собранные в СПС наиболее последовательные демократы этого не знают, то, может быть, вообще ну ее, эту демократию? Или все-таки ну его, этот СПС?
      Однако время, до свидания. [an error occurred while processing the directive]