[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 19.1.01
      В городах, названных в честь основателей советского и американского государств, т. е. в Ульяновске и Вашингтонске идут пышные инаугурационные балы. В Ульяновске инаугурируется новый губернатор Владимир Шаманов, в Вашингтонске — новый президент Джордж Буш. Что Буш, что Шаманов гуляют с размахом. Веселится и ликует весь народ.

      На сегодняшнюю инаугурацию Шаманова приглашены звезды эстрады и кино — Людмила Зыкина, Вахтанг Кикабидзе, Людмила Сенчина, группа «Любэ», Никита Михалков на собственном самолете. Для церемонии изготовлен символ власти — 8-конечная серебряная звезда с позолотой и гербом Ульяновской области в центре.

      Президент Буш устраивает инаугурационный бал под названием «Смокинг и сапоги». На бал приглашены звезды эстрады и кино — Бо Дерек, Чак Норрис, Брюс Виллис, Арнольд Шварценеггер, Сильвестр Сталлоне. Для церемонии изготовлен символ власти — пятиметровой высоты ковбойские сапоги, которые будут украшать банкетный зал отеля «Мэрриот».

      Однако бурное веселье омрачается неприятными известиями. Вчера агентство «Волга-Информ» сообщало, что прежнего ульяновского губернатора Юрия Горячева никто после выборов не видел, и по области ползут слухи, что Горячев покончил с собой. Вчера же многие информационные агентства сообщили, что госсекретаря союза России и Белоруссии П. П. Бородина на торжествах никто не видел, и что Пал Палыч попал не с корабля на бал, а с корабля прямо в место лишения свободы. Как известно, Бородин так спешил в Америку, чтобы успеть на бал при свечах с участием Буша, а сегодня стало известно, что бал при свечах в бруклинской каталажке продлится самое меньшее до 25 января.
      Беда не приходит одна. Мало того, что сама поездка на инаугурационные торжества оказалась крайне неудачной. В придачу к тому судьбу Пал Палыча решает федеральный судья Виктор Погорелски.

      Высоцкий:

      Проникновенье наше по планете
      Особенно заметно вдалеке.
      В общественном парижском туалете
      Есть надписи на русском языке.

      Вот и Бородину встретилась такая роковая надпись в образе судьи Погорелски. Русские вообще не очень любят за границей сталкиваться с соотечественниками, а тут столкновение взаимно неприятное. Судья Виктор Погорелски тоже в двусмысленном положении — вдруг подумают, что он подсуживает соотечественнику или, упаси Боже, тоже состоит в русской мафии. Значит, чтобы никто не подумал, надо впаять соотечественнику на полную катушку. Разве что лидер фракции СПС Борис Немцов приедет и спасет. Он недавно рвался в Испанию, сам предлагая себя в свидетели защиты по делу Гусинского. Борис Ефимович явно специализируется по защите соотечественников за границей, тут новый соотечественник влип, так что Немцову, как всеобщему свидетелю защиты, придется мотаться между Мадридом и Нью-Йорком.
      Но защитит Немцов или не защитит — вопрос, хотя и важный, все же второстепенный. Есть еще занимательный вопрос о том, кто подставил Пал Палыча — то ли кремлевские, то ли вашингтонские, то ли все само собой случайно вышло.

      КИНО «Адъютант…»:

     — Сам я Павла не видал. Но ты не надейся! Один казак срубил его саблей …. Напополам.
     — А ведь это ты его убил, Мирон.

      Однако даже и рассуждения на тему «а ведь это ты посадил Павло» — все это не так занимательно.
      Занимательно другое. Похоже, мы и вправду вступили в новое тысячелетие, и в этом новом тысячелетии будут совсем новые международные законы и обычаи.
      И последствия этих обычаев сейчас никто не возьмется предсказать.
      На первый взгляд, конечно, ничего серьезного. Ну, взяли международного чиновника за границей по иску третьего государства, то есть Швейцарии. Ну, и что? Пал Палыч — человек, похоже, лукавый. Все говорят, что много наворовал, да и швейцарская прокуратура зря обвинять не будет. Как говорилось в свое время, у нас зря не сажают. Теперь по порядку. Сперва про швейцарскую прокуратуру.

      Сергей Михайлов (Михась) был арестован в аэропорту Женевы в октябре 96 года. Ему было предъявлено обвинение в принадлежности к организованным преступным сообществам. Около 2 лет он провел в предварительном заключении. В декабре 98-го Михась был оправдан присяжными исправительного суда за недостаточностью улик. А еще через 2 года федеральный суд Швейцарии в Лозанне принял решение обязать Женевскую прокуратуру выплатить Михайлову компенсацию в 530 тысяч долларов за незаконный арест.

      В течение 2 лет расследования по делу «Мабетекс», получившему название Кремлингейт, ни одного обвиняемого не было названо. Все фигуранты проходили в качестве свидетелей. В рамках дела «Мабетекс», после инициированного Карлой дель Понте обыска всплыла история с пластиковыми карточками, якобы принадлежащими семье Ельцина, которые в итоге оказались фальшивкой. 8 декабря 2000 года Генпрокуратура России со своей стороны прекратила следствие по делу Мабетекс за отсутствием состава преступления. С тех пор кантональная прокуратура в Женеве ведет это дело об отмывании денег самостоятельно.

      Говоря про швейцаров с придыханием — как же, как же, Карла дель Понте, Даниэль Дево — мы впадаем в тяжкий грех низкопоклонства перед Западом. Приоритет-то у нас. Когда про Карлу еще никто слыхом не слыхивал, на весь Советский Союз уже гремели имена двух отважных прокуроров Гдляна и Иванова. Так вот: Карла — это такой швейцарский Гдлян, а Дево — это такой швейцарский Иванов. Эпигоны, стало быть. Эпигоны, потому что задолго до Карлы Гдлян с Ивановым страшно разоблачали коррупцию и махали таинственной красной папкой. Когда дошло до дела, выяснилось, что предъявлять нечего.
      Из этого никак не следует, что Пал Палыч или Михась, то есть, извините, Сергей Михайлов, безгрешны. Я бы голову на отсечение, ну, никак не дал. Из этого только следует, что швейцарская прокуратура ничуть не лучше российской. Такие же даватели пресс-конференций и телевизионные борцы за правду, а как доходит до судебных доказательств, так тут весь задор куда-то пропадает.
      Зато до суда задору хоть отбавляй. Швейцары уже представили очень длинный список лиц, которых они хотели бы засадить. Черномырдин, Чубайс, Кириенко, Дьяченко и, возможно, Шохин. Шохина, стало быть, условно.
      Основания? А те же, что и всегда, самые неопровержимые. Агентство ОБС — «одна бабка сказала». А это агентство ошибаться не может.
      А дальше совсем простая схема. «Одна бабка сказала» — «Следователь Дево или еще какая Карла-Марла возбуждает громкое дело» — «Фигуранта вне зависимости от чина звания берут в любой третьей стране». Диктатура закона.

      КИНО «Кавказская пленница»:

     «Да здравствует наш советский суд, самый гуманный суд мире! Ура!»

      Проблема только в том, что по этой схеме можно задержать любого государственного деятеля на территории третьей страны. Пусть он будет не из нынешних многогрешных политиков. Пусть это будет грядущий Иван Петрович Сидоров, кристальнейший министр из кристальнейших.
      Ну и что? Одна бабка не может сказать, что Иван Петрович отмывает деньги? Очередной швейцар не может возбудить очередное дело? А почему нет? — был бы человек, а дело найдется. Или вы думаете, что задерживать будут только нехороших, а хороших и кристальных не будут?
      Так это и рядовые граждане так думают, что когда воров и бандитов будут стрелять прямо на улице, то постреляют только этих нехороших, а их, хороших, ни за что не тронут. Гражданам не приходит в голову, что может найтись масса причин, чтобы их, хороших, отправить на тот свет таким же образом, объявив для порядка ворами и бандитами. Мало ли кто кому по жизни мешает? Мало ли какие комбинации при этом можно разыграть?
      Пал Палыча не жалко. Жалко ушедшего международного порядка, при котором в мирное время не принято было охотиться за высокими государственными деятелями других стран. Кстати, этот ушедший от нас порядок был довольно молод. Ему, по большому счету, было всего двести лет. А до этого охотились, да еще как. Вот английский король Ричард Львиное сердце тоже поехал по своим делам, а его по дороге перехватил германский император и засадил в каталажку — совсем как Пал Палыча. Говорите, что Пал Палыч был грешен? — так ведь и Ричард тоже был не подарочек.

      КИНО «Иван Васильевич»:

     — А все-таки кто Вы такой?
     — Азъ есмь царь.
     — Кличка?
     — Фамилия?
     — Рюриковичи мы.
     — Имя-отчество?
     — Иоанн Васильевич.

      Продолжалось это много веков, покуда не сложился международный обычай не трогать государственных людей других стран без крайней на то надобности. Сложился, потому что иначе наступает неконтролируемая ситуация. На одном Пал Палыче, что ли свет клином сошелся? Так ведь и госсекретаршу Олбрайтиху многие хотели бы видеть в казенном доме, а Хавьера Солану тоже. Кто-то хотел там видеть Пиночета, кто-то хочет Путина. На всех не угодишь — если, конечно, всех не пересажаешь. Но тут как всегда. Это ведь только до нас дураки были и боялись создавать прецедент, а мы на свете всех умней и ничего не боимся. Кто не боится, а я лично боюсь. Эти идиоты доэкспериментируются. [an error occurred while processing the directive]