[an error occurred while processing the directive]

Запечатывание типографий. — Белорусский Роберт-Дьявол. — Новые козни чекистов. — Наведение порчи на товарища Фиделя. — «Древней американской старухе...» — Новое место работы Мадлен Олбрайт


      Известия №4 13.1.01
      Во время смуты 1905 года сатирики, желая уязвить кабинет гр. С. Ю. Витте, сочинили скетч, в котором хор министров демонстрировал центристски взвешенную политику, а именно: «ГРОМКО: Скоро вместе эпитафии будем прошлому писать. В СТОРОНУ: Запечатать типографии, всех редакторов сослать». В нашем современном быту эпитафий прошлому давно уже не пишут — все больше апологии да панегирики, зато и до разбирательств непосредственно с типографиями дело пока не доходило. Наш вернейший и единственный союзник президент РБ А. Г. Лукашенко решил исправить этот изъян, для чего воплотил рекомендации скетча буквально — зачитал вслух очередную эпитафию прошлому, т. е. Б. Н. Ельцину, после чего запечатал частную типографию «Мэджика» — единственную, которая в Белоруссии печатала неофициозную прессу. Деяние напрашивающееся. В настоящий момент президент Белоруссии занят не столько эпитафиями прошлому, сколько своим собственным президентским будущим. Отодвинув на два года срок президентских выборов, А. Г. Лукашенко не озаботился тем, чтобы вовсе их упразднить. Время неумолимо — теперь исполнился уже и новый, отложенный срок. Мероприятие, похоже, придется проводить, и неуместность частных типографий в таких обстоятельствах представляется очевидной.
      Суть проблем, настоятельно призывающих к запечатыванию типографий, с удивительной глубиной и блистательной аналитической точностью разъяснил сам А. Г. Лукашенко. Он установил тот неоспоримый факт, что единый кандидат от оппозиции (буде такой явится) должен представлять самые разнородные общественные силы — «либерал-демократов, национал-фашистов, БНФовцев, буржуев этих — Объединенную гражданскую партию, коммунистов-калякинцев. Это же вообще разношерстная масса». Возглавлять такую массу, по мнению президента РБ, может лишь «искусственно созданный человек».
      С одной стороны, «искусственно созданный человек» ассоциируется с чем-то вроде Франкенштейна или Голема, а собственно, не кто иной, как сам Александр Григорьевич блистательно выступил в этой роли в 1994 г., когда его искусственно создали, чтобы подсидеть тогдашнего премьера Кебича. Искусственно созданный А. Г. Лукашенко Кебича подсидел, но этим далеко не ограничился. Некоторые из его создателей даже безвестно исчезли — натурально, как в готическом романе Мэри Шелли. С другой стороны, несмотря на очевидную разношерстность антилукашенковской оппозиции, ее вполне может возглавить человек, произведенный на свет традиционным способом. Загадочный Роберт-Дьявол, рожденный от мистической связи с чортом, тут в принципе не обязателен. В конце концов, все переходные правительства, возникавшие после крушения прежнего режима, кто-нибудь да возглавлял. Во Франции в 1944 г. генерал де Голль, в Италии в 1945 г. — ватиканский библиотекарь де Гаспери, в Румынии после Чаушеску — нынешний президент Илиеску, и что же тут мистически-дьяволического?
      Указывая на чудовищную разношерстность нынешней оппозиции, белорусский правитель хотел, вероятно, указать на то, что коалиция, даже если она и состоится, будет весьма непрочной, а будущее послелукашенковской Белоруссии — далеко не простым, что совершенно верно. Что Лукашенке в голову не приходило — это вопрос о том, какие же именно режимы обладают способностью порождать необъятно-разношерстные оппозиционные союзы и какие именно режимы имеют обыкновение оставлять в наследство революционную неразбериху. Указывая, что после него настанет хаос и грызня, правитель тем самым расписывается в том, что он проводит политику выжженной земли и гарантирует подданным великие потрясения в случае своего ухода. Замечательный образец предвыборной рекламы.
      Возможно, впрочем, что, пугая сограждан белорусским Робертом-Дьяволом, А. Г. Лукашенко был недалек от истины. В прессу уже запустили пробный шар насчет того, что в Кремле-де Лукашенкой тяготятся и намерены ставить на другого, еще неведомого избранника, а первыми в том помощниками будут беглые белорусские чекисты. Поскольку в оппозиционной народной культуре чекист традиционно ассоциируется с диаволом (см. образ В. В. Путина в прогрессивных СМИ), ставленник Кремля окажется искомым Франкенштейном и поставит прогрессивную общественность перед очередным мучительным вопросом, что лучше. Иметь в Минске чекистского наместника или продолжать наслаждаться живыми и непосредственными манерами Александра Григорьевича. Весной прошлого года можно было слышать, лучше уж Зюганов, чем Путин, однако Геннадий Андреевич, ради возрождения прекрасной страны много лет пройдя через бури-невзгоды, изрядно отполировался и выучился делать различные буржуазно-демократические кунштюки, тогда как Александр Григорьевич, не имея надобности в буржуазном лицемерии, усовершенствовался в кунштюках совсем иного рода. Для того, чтобы сказать: «Уж лучше Лукашенко, чем Франкенштейн», требуется совсем уже непомерная сила духа.
      Но вряд ли все так страшно, ведь порой мы наблюдаем вполне благожелательную терпимость к не менее удивительным кунштюкам. Устраивая прощальный вечер в дворце Сен-Клу, госсекретарь США Мадлен Олбрайт пожелала, чтобы «срок жизни Кастро не превысил среднего срока продолжительности жизни на Кубе», а поскольку товарищ Фидель уже превысил названный срок на шесть лет, выходит, что Олбрайт пожелала Кастро помереть еще где-то в 1995 г. Похоже, налицо фрейдовская проговорка. То ли министр иностранных дел России И. И. Иванов, сношения которого с Мадлен Олбрайт идеально описывались классическим стихотворением К. П. Пруткова «Древней американской старухе, как если бы она домогалась моей любви», как-то утратил дипломатическую выдержку и процитировал кокетливой Олбрайт финал стихотворения — «Сожженной в порошок тебе бы уж давно // Во урне глиняной покоиться должно», то ли вместо Иванова это сделал кто-то другой, но приветливое пожелание явно запало красотке Мадлен в душу, и, оценив силу заклятия, она переадресовала его славному барбудо. Мадлен сейчас остается без работы, и Лукашенке есть прямой резон взять к себе отставную госсекретаршу министром иностранных дел. Белорусскому руководству будет гарантирован безупречный демократический имидж, а две души, абсолютно идентичные по уровню культуры и воспитания наконец-то найдут друг друга. [an error occurred while processing the directive]