[an error occurred while processing the directive]

Одиннадцать апостолов сочиняют Новый Завет


      Коммерсантъ №49 23.12.91
      В субботу в Алма-Ате 11 бывших республик Союза ССР договорились о содружестве и, не ограничившись принятием общих деклараций, сумели урегулировать часть вопросов военного, имущественного и международно-правового характера. Таким образом, второй раз за две недели СССР был окончательно упраздняем. Большинство упраздняющих документов носит более или менее паллиативный характер, и конкретизировать их предполагается на следующей встрече в Минске, намеченной на 30 декабря.

      Отношение к алма-атинской встрече в основном сдержанно благожелательное: как бы там ни было, участники встречи достигли соглашений по некоторым спорным вопросам, сумели избежать явного раскола на славянский и мусульманский блоки и воздержались от публичной полемики. С учетом спешности встречи и глубины противоречий между участниками на большее вряд ли можно было рассчитывать.

      Остановившийся велосипед падает, и основной заботой участников совещания было сохранить динамику "договорного процесса". Провал встречи был бы непоправимым ударом по крайней мере для России, заводилы всего начинания, и для Казахстана, хозяина мероприятия. Столь живая заинтересованность двух весьма могущественных республик сделала свое дело: декларация об учреждении содружества состоялась.
      Согласно декларации, СССР упраздняется, а сменившее его Содружество не является ни государством, ни надгосударственным образованием (в отличие от ЕЭС или Британского содружества). Учредители содружества подтвердили нерушимость границ и уважение территориальной целостности друг друга (что равнозначно отказу от поддержки сепаратистских движений в сопредельных государствах). Участники намерены создать координирующие органы Содружества на паритетной основе, сохранить объединенное командование военно-стратегическими силами и единый контроль над ядерной кнопкой.
      Расторопность участников встречи оказалась неожиданной: первоначально ожидалось, что совещание продлится два дня. Кроме того, началу совещания предшествовала неофициальная встреча "ашхабадской пятерки", и казалось, что противостояние славянского и мусульманского блоков неизбежно. Противостояние действительно было: одним из основных пунктов раздора был вопрос об учредительстве. Славяне наставали на том, что учредители - они, а прочие - лишь присоединившиеся. Но магометане, армяне и молдаване тоже хотели быть учредителями - и в результате был принят именно этот вариант.
      Другим предметом славяно-мусульманских дебатов был международно-правовой статус новых государств. Украине и Белоруссии легче - они уже члены ООН, а Россия (при поддержке Украины) откровенно претендовала на вакантное место СССР в Совете Безопасности, что вызывало нарекания прочих республик, мало кем еще признанных.
      В результате компромисса установили, что "государства Содружества поддерживают Россию в том, чтобы она продолжила членство СССР в ООН", а за это "Беларусь, РСФСР, Украина окажут другим государствам Содружества поддержку в решении вопросов их полноправного членства в ООН".
      Вопрос о международно-правовом статусе членов Содружества естественно перекликается с вопросом об имущественном правопреемстве. Хотя Ельцин в Беловежской пуще и признал существование множества независимых и равноправных государств на территории бывшего СССР, в деликатном вопросе движимого и недвижимого имущества он фактически выступил в роли прямого и единственного наследника усопшего СССР. Между тем реквизиция Россией дипломатического имущества СССР вызвала массу нареканий: 18 декабря ВС Беларуси начал готовить документ, утверждающий претензии на имущество реквизированных Россией союзных ведомств, - и белорусы оказались не одиноки. 21 декабря на заключительной пресс-конференции вопрос, как быть с имуществом, был задан Назарбаеву, а дипломатичный Нурсултан Абишевич переадресовал его Ельцину. Президент РСФСР объяснил, что будет создана специальная оценочная комиссия, учитывающая претензии республик - членов Содружества по мере поступления.
      Скоропалительность реквизиций Ельцин объяснил тем, что оставшиеся не у дел союзные дипломаты начали разворовывать все, что можно, и их надо было остановить.
      И - что вряд ли понравится внешнему миру, признания которого члены Содружества так домогаются, - не слишком успешными оказались переговоры по военно-стратегическим вопросам. До 30 декабря, когда предполагается обсудить вопрос о реформировании Вооруженных Сил, командование поручено военному министру маршалу Шапошникову, что будет далее - судить трудно. А Казахстан, как и заявил в начале недели Назарбаев, похоже, намерен войти в ядерный клуб, и коллеги отказались от надежды переубедить казахстанского президента.
      Соглашение Беларуси, Казахстана, России и Украины "О совместных мерах в отношении ядерного оружия" говорит о "полной ликвидации ядерного оружия на территориях республики Беларусь и Украины" (ст. 4) и о том, что эти республики "обязуются присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия 1968 года в качестве неядерных государств". Казахстан по умолчанию оказывается государством ядерным.
      Что касается координирующих органов Содружества, этот вопрос оказался наименее проработанным. Решено создать два совета - "совет глав государств" и "совет глав правительств", что нимало не проясняет вопрос о полномочиях этих советов, который может стать центральным во время минских дебатов 30 декабря. Пока что, судя по кулуарным сообщениям из Алма-Аты и по крайне независимому поведению Кравчука на пресс-конференции 21 декабря, можно предположить, что Украина занимает наиболее независимые позиции. Поскольку уход Украины мог бы взорвать всю хрупкую беловежско-алма-атинскую конструкцию, логично будет ожидать, что ее слово окажется решающим и мягчайшая конфедерация по украинскому рецепту - наиболее реальный итог предстоящей минской встречи. [an error occurred while processing the directive]