[an error occurred while processing the directive]

Союзный договор, точно клад, не дается в руки


      Коммерсантъ №46 2.12.91
      Несмотря на то что представленный Госсовету союзный договор не оставлял центру почти ничего, 25 ноября лидеры республик воздержались от парафирования документа и только отправили его для рассмотрения в парламенты. В результате быстрых геополитических сдвижек за какую-то форму Союза теперь стоят только три республики: Россия и среднеазиатские "тигры" - Казахстан и Кыргызстан.


     "Другие ему изменили и продали шпагу свою"

      25 ноября президент СССР готовился к формальной процедуре парафирования союзного договора, а газета "Известия" еще утром отправила в печать его текст. Но после четырехчасовых дебатов репортеров ждал сюрприз - к ним вышел мрачный и одинокий Горбачев и сообщил: "Сегодня сложнее и мне, и вам". Сложность была в том, что удельные князья отказались парафировать договор. Чтобы совсем не обижать Михаила Сергеевича, была придумана диковинная процедура коллективного парафирования: договор был одобрен не от имени конкретных удельных князей, а от имени Госсовета целиком. Пилюлю это мало подсластило: стало ясно, что договор одобрен под коллективную безответственность. Естественно, получив проект, республиканские парламенты, и прежде не без скепсиса относившиеся к договору, будут совсем скептично рассматривать документ, под которым не решились подписаться их вожди.

      Дело не в формулировках

      Сличение двух версий договора - той, которую поспешили напечатать "Известия", и той, которая явилась плодом окончательных взаимоутрясений, - не делает более ясным вопрос, из-за чего надо было ломать копья. В результате прений увеличили полномочия Госсовета, решили не вводить пост председателя ВС Союза, лишили (очевидно, памятуя о янаевском опыте) вице-президента Союза права замещать президента и разошлись во мнениях о порядке формирования союзных судебных инстанций. Редактура интересная, но в основном косметическая. Создается впечатление, что удельные князья сами затруднялись внятно изъяснить мотивы своего отказа от парафирования.
      Трудность понятная: президентская канцелярия существенно изменила свой подход к договору. На сей раз она сочинила текст, подчиненный одной сверхзадаче, - сделать какие угодно уступки, но максимизировать вероятность его подписания. Ведь Михаил Сергеевич обещал уйти в отставку, если до конца года договор не будет подписан; в отставку уходить не хочется, и договор, подобно червонцу, должен был "быть любезну всем". Михаил Сергеевич честно выполнил условия игры и предоставил проект такой мягкой конфедерации, что мягче не бывает, - мягче бывает только, как он выразился, "облако в штанах". Но беда заключалась в том, что удельные князья не хотели никакого центра - ни в штанах, ни без штанов. Поскольку было бы не вполне удобно прямо высказать Михаилу Сергеевичу, что единственная к нему претензия - это самый факт его (Михаила Сергеевича) существования, придумали загадочную процедуру коллегиального парафирования и отослали договор в парламенты.

      Баба с воза - кобыле легче?

      Помощник президента Георгий Шахназаров считает, что причина конфуза - недостаточная работа с общественностью, проект договора надо-де было публиковать раньше. Безусловно, при наличии опубликованного проекта удельным князьям труднее было бы говорить о тиранических замыслах центральной власти, но дело скорее в другом: за десять дней, прошедших со дня предыдущего заседания, много чего произошло. Вслед за Украиной, похоже, "поплыла" Беларусь: оппозиция без обиняков объявила лидеру республики Станиславу Шушкевичу, что подписание договора будет рассматриваться как "государственное вредительство", а потому в Минске все больше оглядываются не на Москву, а на Киев. Выборы в Таджикистане, где 57% набрал представитель традиционных властных структур, похоже, воодушевили лидеров изоляционистского типа в их стремлении противостоять заразе с севера, и раскол между кандидатами в "тигры" (т. е. Казахстаном и Кыргызстаном) и кандидатами в исламские республики (Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменистаном) продолжает углубляться.
      Фактически, как сообщил репортерам Шахназаров, проект более или менее поддержали три республики: Казахстан, Кыргызстан и Россия. С отпадением от договорного процесса рвущейся в Восточную Европу Беларуси и замыкающегося в себе изоляционистского блока среднеазиатских республик контуры если не Союза, то чего-то союзоподобного предстают теперь разве что в образе птицы-тройки: в корню русский медведь (Ельцин Б. Н.), а в пристяжке тигр (Назарбаев Н. А.) и тигренок (Акаев А. А.). Но поскольку Ельцину удалось договориться с киргиз-кайсаками и кара-киргизами о синхронной либерализации цен, крест на Союзе ставить рано: очевидно, просто продолжается демаркация границ будущего экономического пространства - с вычленением однородного и отторжением чужеродного. Более того, 28 ноября даже злополучный Горбачев взял нежданный реванш за понедельничное унижение: когда в воздухе запахло настоящей войной между Азербайджаном и Арменией, Муталибов и Тер-Петросян прибыли в Москву на пожарное заседание Госсовета, как бы подтвердив, что в минуту смертельной опасности всеми похороненный союзный центр все же воспринимается в качестве некоего третейского судьи. Так что не исключено, что в качестве последней инстанции для утрясения взаимных претензий союзный центр и Горбачев все же будут конституированы. [an error occurred while processing the directive]