[an error occurred while processing the directive]

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ


      Коммерсантъ №45 25.11.91
      На исходе недели Б. Н. Ельцин совместно с Н. И. Ельциной отбыли в Германию, где российский правитель приобщился к прежнему любимому занятию М. С. Горбачева и Р. М. Горбачевой - принимать плоды любвеобильного преклонения добродушных бауэров. Герры и бауэры оказались на высоте, в воздухе звенело "Es lebe!" и "Dreimal Hoch!", германские же банкиры тем временем пребывали скорее в унынии: консультации финансистов "большой семерки" с удельными князьями бывшего Союза кончились тем, что украинцы, азербайджанцы и узбеки не захотели подписываться под меморандумом о солидарной ответственности за долги Союза. Искренно любя Б. Н. Ельцина, акулы-финансисты тем не менее опасаются, что дурной пример трех отказников окажется заразителен, а тогда во Франкфурте-на-Майне, банковской столице Германии, можно будет украшать многочисленные небоскребы банковских офисов разве что российским девизом "Долг на двери, а получка в Твери". Надежда только на то, что лидеры суверенных республик возьмут пример с благоразумных туркменов, каковые молча выслушали цветистые доводы буржуазных финансистов, затем задумчиво поинтересовались, "очень ли больно будет в случае отказа", и, получив радостный ответ, что будет и больно, и очень, немедля подписали требуемое гарантийное обязательство. Всем бы так.
      Между тем недостаточное почтение к гарантийным обязательствам ввергло московскую мэрию в очередной скандал. Г. Х. Попов духовно соблазнил поклонницу М. Фридмана и Ф. А. Хайека Л. И. Пияшеву, и бранившая прежде Г. Х. Попова за социалистические замашки доверчивая Л. И. Пияшева решила, что Г. Х. Попов внутренне переродился и с ним можно устраивать великие дела, т. е. обвальную приватизацию торговли. Не успела, однако, Л. И. Пияшева поверить в духовное перерождение Г. Х. Попова, как того вновь обуял неугомонный бес номенклатурной приватизации. В результате правительство Москвы на корню зарубило чикагские изыски Л. И. Пияшевой, а Г. Х. Попов отправился искать новых доверчивых неолибералов. Б. Л. Пинскер, соратник Л. И. Пияшевой по борьбе, рвет и мечет и в отместку за коварный обман супруги придумал утонченный способ сатисфакции: отныне он намерен произносить фамилию мэра исключительно с ударением на первом слоге. Мэр, впрочем, не унывает: в Софии его произвели в президенты международного союза экономистов, отметив, очевидно, таким образом его последнюю экономическую разработку - московские хлебные цены. Так что теперь Москва, вероятно, даст пристанище (и недвижимость) также и этому почтенному международному союзу.
      Позавидовав неуемной мэрии, решил внести свой вклад в преображение первопрестольной и Р. И. Хасбулатов - он подписал приказ об изъятии у МГУ старых зданий казаковской постройки и о создании на их базе (совместно с мэрией, естественно) "университета-заповедника". Что бы это такое было, остается загадкой - вероятно, место, куда будут запущены плодиться и размножаться студенты и преподаватели. Тем не менее, не успели даже в новооткрытом заповеднике открыть штатные ставки егерей и соорудить для начальства охотничий домик и финскую баню, как Р. И. Хасбулатов ощутил на себе десницу Всевышнего: его автомобиль попал в легкую аварию. Спикер остался здоров и невредим, но после этого происшествия он взял свою подпись обратно - вспомнив, очевидно, что все под Богом ходим - пора и о душе подумать.
      Мэрия, впрочем, крайне упорна и, несмотря ни на что, намерена на месте бывшего факультета журналистики МГУ создать "коммерческо-презентационный центр" при неудавшемся заповеднике. Очевидно, лучшим украшением этого презентационного центра должна стать бывшая Богословская, а ныне Коммунистическая аудитория, которую Г. Х. Попов, вероятно, переименует теперь в Демократическую.
      На фоне отчаянных боев за недвижимое имущество борьба за столь эфемерную материю, как рублевые ассигнации, кажется мелочным крохоборством. Тем не менее ВС РСФСР решил, что негоже российскому кабинету заниматься полиграфической деятельностью, и оставил эмиссионный банк в своем распоряжении, произведя тем самым себя в верховные Полиграфы Полиграфовичи. Суета явно излишняя - недаром мудрый М. С. Горбачев философически заметил скаредным союзным депутатам, отказавшим ему в пособии: "Сегодня такой рубль - завтра будет другой". [an error occurred while processing the directive]