[an error occurred while processing the directive]

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ


      Коммерсантъ №44 18.11.91
      Неделя началась смутно и конфузно. Б. Н. Ельцин решил открыть военные действия против нечестивых агарян, точнее - против нечестивого агарянина генерала Дудаева. Однако качество подготовки кампании было таково, что усмирение мятежной Чечни произошло в духе старинной детской песенки - Malbrough s'en va-t-en guerre, ne sait quand reviendra. Оконфузился российский вождь, но еще более оконфузились российские государственники (т. е. члены "партии Ильича", демохристиане и кадеты), которые, дабы укрепить государственность и защитить единую и неделимую, даже отряхнули с ног прах "Демроссии" и поклялись не сообщаться с демороссами ни в еде, ни в питье.
      После этого все ждали, что тут-то государственность и укрепится; покоренные обаянием лидера российских демохристиан даже были готовы воскликнуть: "Смирись, Кавказ! Идет Аксючиц!" Да и ситуация была, что называется, hic Rhodus, hic salta - генерал Дудаев прямо-таки напрашивался, чтобы на нем продемонстрировали, как следует укреплять российскую государственность: "Чтоб с трепетом сказать иноплеменник мог: "Языки, ведайте: велик российский бог". Но вместо всего этого государственники как бы подтвердили мрачное замечание кн. П. А. Вяземского - "Бог всего, что есть некстати, Вот он, вот он - русский бог": сторонники единой и неделимой как в рот воды набрали, и рецепт спасения России так и остался неведомым.
      Очевидно, именно поэтому природная эллинская мудрость подсказала Г. Х. Попову новый план обустройства России: мятежные племена отпустить на волю, а земли усмиренных племен нарезать-таки на округа с префектами. Такой мудрый оппортунизм связан, вероятно, с постигшим Г. Х. Попова несчастьем: его судьба все более начинает напоминать судьбу Эдипа. Древнегреческий герой, получив пророчество, что ему суждено убить отца и жениться на матери, делал все, чтобы избежать судьбы, но, как выяснилось, каждый его поступок только приближал исполнение пророчества. Точно так же и Г. Х. Попов, поставив себе жизненной целью не допустить "откорма животных" коммерческим хлебом, ввел сверхъестественно высокие хлебные цены.
      Однако скаредные москвичи воздерживаются от приобретения хлеба по пять с полтиной, и зачерствевшие паляницы отправляются из булочных прямиком в подмосковные хозяйства на съедение скотам. При этом так и остался неведом использованный мэрией алгоритм исчисления свободных цен. С одной стороны, цены некруглые (5 р. 28 коп., 5р. 52 коп.), что свидетельствует о сложных расчетах с отбрасыванием дробных частей, с другой - хлеб не покупают, что свидетельствует о некоторой методической порочности расчетов. Чаемая цена на сахар еще загадочнее: или 12 руб./кг, или 24 руб./кг. Вероятно, впрочем, мэрия рассчитывает, что через месяц инфляция все смолотит, и различие между 12 руб. и 24 руб. будет таким же, как сегодня между пятаком и гривенником.
      А она, похоже, смолотит все: на конец года обещан государственный дефицит в триллион рублей, а в суммах, которые М. С. Горбачев взял из казны без расписки, сам черт ногу сломит - то ли 30 миллиардов, то ли 93. Вероятно, именно на фоне этой разнузданной арифметики происходят столь же разнузданные беседы Г. А. Явлинского с М. С. Горбачевым, в ходе которых глубокий эконом грозит своему патрону, что завтра патрону нечем будет платить жалованье своему письмоводителю Г. И. Ревенко.
      Проблема жалованья усугубляется тем, что число казеннокоштных все возрастает: на днях в Госсовет зачислили экс-председателя Совета Национальностей Р. Н. Нишанова. Оно бы и ничего - Рафик Нишанович человек приятный и обходительный, да появляется лишний рот, а нашим вождям только и остается, что вспоминать слова гетевского Императора: "От недокорма чахнут свиньи, Хозяйство все по швам трещит, Спим на заложенной перине, И даже хлеб едим в кредит". [an error occurred while processing the directive]