[an error occurred while processing the directive]

Нас осталось мало - мы да наша боль


      Коммерсантъ №44 18.11.91
     14 ноября в Ново-Огареве вновь прошел пикник, причем весьма успешный. Лидеры СССР, Белоруссии, России и Средней Азии договорились о том, что СССР будет теперь называться ССГ (Союз Суверенных Государств), и объявили о намерении подписать до конца года союзный договор, который, вероятно, более или менее воспроизведет геополитическую модель, существовавшую до 1917 года: Россия плюс независимые, но дружественные государства Средней Азии, отдающие северному соседу на откуп свою внешнюю политику.

      Успеху консультаций способствовали два обстоятельства: уход несговорчивой Украины и уроки чеченского кризиса, в ходе которого российские лидеры осознали необходимость обезопасить свои юго-восточные границы.


      Вновь я посетил...

      Накануне объявленного на 14 ноября очередного заседания Госсовета при президенте СССР два самых известных президента - Горбачев и Ельцин - находились в равно потрепанном состоянии. Накануне ВС СССР решительно отказал Горбачеву в кредитах, а председатель Контрольной палаты СССР Александр Орлов огласил результаты проверки, из которых явствовало, что администрация президента СССР допускала чрезвычайные бюджетные злоупотребления. А из данных, оглашенных в ВС 13 ноября, следовало, что налицо государственное банкротство: председатель правления Госбанка СССР Виктор Геращенко сообщил, что без новых кредитов служащие союзной администрации просто не получат жалованья за ноябрь. Ельцин, в свою очередь, получил афронт от ВС РСФСР: его указ о чрезвычайном положении в Чечне был отменен, а общественность стала сомневаться, способен ли вообще президент РСФСР принимать что-нибудь, кроме звучных деклараций.
      Однако из крайнего беспорядка получился замечательный порядок: собравшись в родном и привычном Ново-Огареве, лидеры Белоруссии, России и пяти среднеазиатских республик договорились об учреждении политического союза. Называться он будет Союз Суверенных Государств (ССГ), союзный договор будет исполнять функцию конституции, а подписание договора намечено на декабрь. Во всяком случае накануне Горбачев публично заявил, что подаст в отставку, если до этого срока договор не будет подписан.

      Консультации с похмелья

      В известной степени успех пикника объясняется активностью Горбачева. Его ближайшие советники уже несколько недель призывали шефа прекратить спячку и вернуться к политической деятельности. Последнюю точку поставил, возможно, в начале недели Григорий Явлинский, страстно внушавший президенту СССР, что если так пойдет дальше, президенту будем нечем платить жалованье начальнику своей канцелярии. Кроме того, президенту СССР - в отличие от прочих участников - было все же чем похвалиться перед собранием: появился некоторый шанс отсрочить процентные платежи по иностранным займам, без каковой отсрочки все суверенные лидеры окажутся чистыми банкротами.
      Но главным фактором, обеспечившим успех совещания, было тяжелое похмелье, наступившее после обретения желанной независимости. Как раз на это похмелье Горбачев указывал как на цементирующую силу нового союза на своей пресс-конференции 12 ноября - и не ошибся. В ходе чеченского кризиса российское руководство сумело заглянуть в бездну и прикинуть, что случится, если на южных границах России вместо относительно стабильного "среднеазиатского подбрюшья" появится множество генералов Дудаевых. Кроме того, желание просвещать отсталых среднеазиатских братьев и попутно предъявлять им территориальные претензии сильно утихло, когда стало ясным, что и с одной Чечней управиться проблематично. Ну, а незлопамятные среднеазиатские соседи, не питающие особых иллюзий касательно своей экономической мощи, всегда горой стояли за союз.
      Таким образом, проблема союза перестала быть бесперспективной борьбой амбиций и свелась к более или менее спокойному торгу при закрытых дверях: ценой каких политических и экономических уступок Россия может получить санитарный кордон дружественных государств на своих южных границах.

      Да, скифы мы, да, азиаты мы

      Именно к такой развязке призывал еще на прошлом Госсовете Нурсултан Назарбаев, восклицавший: "Давайте создадим союз, государство, пусть будет пять или четыре республики, но это уже одна страна. Нельзя жить в подвешенном состоянии". Формула нового ССГ как раз состоит из двух принципов: "нельзя жить в подвешенном состоянии" и "нельзя объять необъятное". Все сильно упростилось, когда участники пикника осознали свершившийся факт: Украина ушла навсегда. Более того, Беларусь пока что участвует в переговорах, но в принципе нельзя поручиться, что Белая Русь, обыкновенно следующая за Малой Русью, не последует за ней и на этот раз: в ближайший месяц в Минске, вероятно, будут прикидывать, какая из конфедераций лучше - Черноморско-Балтийская или Российско-Среднеазиатская.
      Во всяком случае что бы ни решила Белоруссия, вместо весенней формулы "9+1" на нынешних ново-огаревских пикниках начинает утверждаться формула "1+5+0" - сильно урезанная с запада Российская Империя плюс среднеазиатские протектораты плюс символический союзный президент. Все это довольно мало похоже на тот союз, о котором мечтал Горбачев, но учитывая, что формула "1+5+0" более соответствует геополитическим реалиям, нынешняя версия союзного договора имеет шансы дойти до подписания. [an error occurred while processing the directive]