[an error occurred while processing the directive]

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ


      Коммерсантъ №42 4.11.91
      Неделя началась шоком как бы второго порядка: Б. Н. Ельцин сообщил сенату и народу третьеримскому, что в ближайшее время он произведет шок первого порядка, то есть отпустит цены на волю. Хотя день и час решительной реформы известен только Всевышнему и (возможно) самому Б. Н. Ельцину, и отпечатанные новые российские ассигнации, очевидно, еще лежат где-то в подвалах Удольфского замка, дожидаясь своего времени, тем не менее все смешалось в государстве Российском и шок второго порядка как-то незаметно и даже в чем-то гармонически, не дожидаясь условных сигналов Б. Н. Ельцина, успел перейти в шок первого порядка: черный рынок взбесился и, кажется, взял на себя встречный план - максимально либерализовать цены, не дожидаясь никаких руководящих указаний.
      Поскольку белый рынок в России усоп уже полтора года назад - когда тогдашний премьер Н. И. Рыжков в мае 1990 года сделал широковещательное заявление, отчасти подобное нынешнему, - то при взбесившемся черном рынке граждане совсем уже не знают, что делать, и только рассуждают о том, что же на самом деле на уме у российского правителя. Гадания пикейных жилетов, однако, представляют задачу совершенно неразрешимой сложности, так как Б. Н. Ельцин продолжает оставаться личностью совершенно загадочной. 31 октября он сообщил нынешним "земгусарам" (представителям Союза городов) о своем намерении реквизировать золото и камушки из Госбанка СССР, дабы на этом фундаменте возвести мощную российскую валюту. Не успели наши патриоты обрадоваться, а бывшие соотечественники из Минска, Киева, Алма-Аты и. т. д. грязно выругаться, как телеграф принес новую весть: наутро после столь решительного заявления Б. Н. Ельцин повидался с главной жертвой предполагаемой реквизиции - председателем Межреспубликанского экономического комитета И. С. Силаевым - и, очевидно, устыдившись Ивана Степановича, отказался от своего хищного намерения: Госбанк СССР может и далее процветать, хотя такие странные перепады от крайнего лихоимства к столь же крайнему бессребренничеству никак не прояснили истинную суть политико-экономических воззрений Б. Н. Ельцина.
      В оправдание российского правителя можно, правда, заметить, что какое-то бесшабашное отношение к деньгам царит и в иных сферах: М. С. Горбачев запросил у того же злополучного Госбанка СССР зараз 30 миллиардов рублей, мотивируя свое пожелание на манер гусарского ротмистра И. И. Зурина: "Любезный Петр Андреевич, пожалуйста, пришли мне с моим мальчиком сто рублей. Мне крайняя нужда в деньгах". Обновленный ВС СССР, однако, денег не дал, а М. С. Горбачев не стал настаивать, в чем проявил свое выгодное отличие от Светлейшего князя Потемкина-Таврического, который, как известно, в подобных обстоятельствах сильно горячился и направлял в финансовые учреждения записки с резолюцией "Дать, е... м...!".
      Если же отвлечься от некоторых финансовых дрязг (да и когда же денежные вопросы вносили мир в человеческие отношения!), то неделя прошла почти что совсем благоприлично. Либерал-демократ В. В. Жириновский хотя и рыщет по Большому Кремлевскому дворцу, но, утомив себя и депутатов чрезмерным красноречием, последнее время сделался куда менее словоохотлив и даже использует свое пребывание в кремлевских чертогах не столько для пропаганды сомнительных идей, сколько для оптовых закупок вкусных кремлевских бутербродов - очевидно, для прокормления чад и домочадцев. Отсюда, кстати, и мораль: кабы в свое время г-на Гитлера допускали подкормиться в рейхстаговском буфете, так, может быть, и судьба Германии сложилась куда более благополучным образом. Так что единственный предмет забот и хлопот - это, пожалуй, престранная коллизия, сложившаяся в столице между таксистами, гражданами кавказской национальности и мэрией: извозчики объявили газават кавказцам, мэрия вяло препирается с извозчиками, а обывателю, примерно в равной степени любящему и тех, и других, и третьих, только и остается, что повторить пророческие слова М. С. Горбачева: "Посмотрите, как разгулялись, какие силы!". [an error occurred while processing the directive]