[an error occurred while processing the directive]

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ


      Коммерсантъ №36 9.9.91
      "Так называемый демократ" Ю. Н. Афанасьев оказался отомщен: "агрессивно-послушное большинство", на которое Ю. Н. Афанасьева стошнило с трибуны (фигурально, разумеется) в судьбоносные дни I Съезда народных депутатов СССР, спустя два с половиной года, не держа зла на горячего демократа, преподнесло ему подарок. 5 сентября, в аккурат ко дню рождения Ю. Н. Афанасьева, "агрессивно-послушное большинство" самоупразднилось вместе со Съездом, прикрыв попутно и Союз нерушимый республик свободных. Впрочем, и маститый юбиляр и прочие граждане, за последние три недели на что только не насмотревшиеся, восприняли происшедшее крайне философски: союзом нерушимым больше, союзом нерушимым меньше...
      Даже самые энергические государственники, наблюдая за спокойным течением Съезда, не могли не припомнить стихи поэта-государственника, посвященные февралю семнадцатого - "не изнемог в бою орел двуглавый, а жалко, унизительно издох". Большинство депутатов-генералов уже в первый день Съезда переоделись в цивильное платье и, перестав сиять золотом эполет, как-то перевоплотились и внутренне: стали дружно голосовать за все, что ни предлагал им неумолимый М. С. Горбачев. За исключением отдельных твердых в убеждениях государственных мужей типа полковника Алксниса, прочие спасители отечества, как выяснилось, повели себя вполне беспринципно: литератор Валентин Распутин и генерал Борис Громов, в июльском "Слове к народу" отважно призывавшие "восстать против губителей Отечества", мирно присоединились к всеобщему одобрямсу и тем самым догубили Отечество окончательно. Укором (притом не молчаливым, а чрезвычайно говорливым) патриотам-ренегатам был разве что г-н Жириновский, против которого оказался бессилен даже лютый гонитель изменников Г. Х. Попов. Включенный в списки гостей Съезда старинным соратником поэтом Б. И. Олейником, г-н Жириновский как ни в чем не бывало материализовался в фойе Дворца съездов и пообещал депутатам разбить в пух и прах Германию, разместить в странах Балтии хранилища радиоактивных отходов и внедрить повсеместный госзаказ. Надо отдать должное либерально-демократическому фюреру: на фоне общей расслабленности и лени он помог народным депутатам СССР как-то рассеяться и отвлечься от черных дум о своей будущей судьбе.
      Впрочем, депутаты могут утешать себя и тем, что у них-то есть и синекура и иммунитет аж до 1994 года, а у их бесталанного предводителя А. И. Лукьянова (и его тринадцати подельников) - казенный дом и дальняя дорога. Это, конечно, если "тринадцать разбойников и Кудеяр-атаман" не будут освобождены из-под стражи красноречием адвокатов-демократов. В нашей стране давно уже царит такой бардак, что про громкие уголовные процессы граждане забыли и думать, и вдруг - не было гроша, да вдруг алтын - грядет процесс века, да не простой, а политический. Так что теперь любой, как выражался мрачный гений Ф. М. Достоевский, "аблакат - нанятая совесть" репетирует пламенную речь: "Господа присяжные заседатели, да кто же бы из вас не зарезал соперницу?!" Пожалуй, адвокатам-демократам следует пожелать успеха: ведь если суд не проявит гуманности и упечет членов ГКЧП в зону, то, учитывая паханские наклонности тех же В. С. Павлова и А. И. Лукьянова, так любивших "опускать" народных депутатов СССР, можно будет только пожалеть злополучных уголовников, над которыми в атмосфере полного беспредела станут властвовать бывшие премьер и спикер. [an error occurred while processing the directive]