[an error occurred while processing the directive]

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ


      Коммерсантъ №35 2.9.91
      "Вот и настало оно, время великих свершений, вот и настало оно, вот и настало оно", - заметил поэт. Несколько отоспавшиеся после бурной прошедшей недели граждане наблюдают за свершениями новой власти и с удивлением отмечают, что "Варшава нам и Вильна прислали свой привет, земля была обильна, порядка ж нет, как нет". Удивительно, но факт: с тех пор как всеобщие забавники вроде вверженного в узилище В. С. Павлова оставили граждан своим попечением, на вакантные места массовиков-затейников бросились новые герои наших дней.
      Г. Х. Попов объявил крестовый поход против ветеранов. Собственно, еще в ночь с 19 на 20 августа столичный мэр произнес в осажденном Белом доме пламенную речь, на 70% состоявшую из описания того, каким казням египетским он подвергнет Совет ветеранов после всеконечной победы сил демократии. Тогда сидельцы Белого дома приписали это нервическому состоянию мэра, вполне понятному в таких условиях, - недаром в ту же ночь многие видные демократы одновременно с В. С. Павловым и Г. И. Янаевым допились до зеленого змия. Однако нет: выйдя на волю, Г. Х. Попов и взаправду первым делом стал корчевать ветеранов-изменников. Управившись же с ними, он достиг еще более интересных результатов: в конце недели видный писатель-патриот В. И. Белов со слезами взывал к помощи журналистов-евреев из желтой прессы. Дело в том, что немилосердный Г. Х. Попов запечатал писателей-патриотов РСФСР в здании их правления - таким образом, патриотический желтый дом испытал судьбу героических защитников Белого дома.
      А в промежутке между этими подвигами Г. Х. Попов повторял еще и подвиги Петра Великого, искоренявшего измену гетьмана Мазепы: возмутившись изменой малороссов, вознамерившихся драпать куда глаза глядят из освобожденной от большевистского ига страны, московский градоначальник пригрозил отрезать от мятежной Украйны Крым и причерноморские губернии аж до самого Дуная. Очевидно, на отрезанных землях эллин Г. Х. Попов намерен восстановить древнее Херсонесское царство.
      Победитель гидры коммунизма Б. Н. Ельцин был на этой неделе менее деятелен, и хотя литератор А. М. Адамович назвал последние события "революцией с лицом Ростроповича", сам Б. Н. Ельцин существенно разошелся с М. Л. Ростроповичем в оценке некоторых явлений. Знатный виолончелист, как известно, получил въездную визу уже в аэропорту "Шереметьево", предъявив пограничникам приглашение на конгресс соотечественников. Однако лишь вступив на российскую землю, великий музыкант спросил у таможенника, где бы ему взять такси до Краснопресненской набережной, присовокупив притом, что соотечественников он-де подвергал противоестественным половым сношениям. Совсем не таков был Б. Н. Ельцин - он подверг соотечественников изложению своих государственных замыслов, как то: восстановление державного величия России, наказание мятежной Украйны и введение в государственный быт двуглавого орла. При этом российский вождь сообщил, что корон у орла не будет - он, очевидно, опасался польского прецедента: когда после выгонки коммунистов польский Белый орел получил обратно корону, безунывные поляки говорили: Nasz orzel teraz jest z gola dupa (т. е. жопой), ale z krona. Тем не менее, избежав одной накладки, Б. Н. Ельцин не избег другой: двуглавый орел без корон (имевший, надо сказать, премерзкий вид чернобыльского бройлера) уже был в нашей истории во времена Керенского, известно чем кончившиеся, а оттого задумка вождя не вызывает должного ликования...
      Поэтому глядючи на буйный расцвет демократии, остается только с надеждой вспомнить, что к компании ГКЧП присоединился А. И. Лукьянов - так сказать, "погиб поэт, невольник чести, пал, оклеветанный молвой". Так что в отличие от В. С. Павлова, способного разве что нацарапать на стенах темницы слово из трех букв, А. И. Лукьянов, единственный поэт среди спасителей отечества, очевидно, теперь напишет послание: "Наш скорбный труд не пропадет, из искры возгорится пламя". Быть может, хоть это придаст долю величавости нашим временам. [an error occurred while processing the directive]