[an error occurred while processing the directive]

Чрезвычайная сессия ВС СССР: бархатная революция, шелковый парламент


      Коммерсантъ №35 2.9.91
      Союзный парламент, собравшийся 26 августа на чрезвычайную сессию, принял ряд поучительных постановлений, что, впрочем, вполне соответствовало ожиданиям. Движимый чувством самосохранения, союзный ВС занимался ликвидацией коммунистических структур власти точно так же, как это делали коммунистические парламенты восточноевропейских стран во время "бархатных революций" 1989 года.

      С точки зрения экспертов, однако, интересны не только решения парламента, но - прежде всего - особенности поведения ВС СССР, которые позволяют отчасти спрогнозировать ход открывающегося 2 сентября чрезвычайного Съезда народных депутатов СССР: там Ельцин собирается выступить триумфатором, там будет решаться дальнейшая судьба Горбачева, судьба Союзного договора и - попутно - судьба самого Съезда.

      Если ставки предстоящей съездовской игры вполне очевидны, ее исход, в отличие от прошедшей сессии, не слишком ясен. Прежде всего потому, что прежняя фракционная структура этого законодательного собрания полностью уничтожена.

      Эксперты полагают, что на Съезде вполне можно ожидать раскола в обоих противостоящих станах - и в Межрегиональной группе, и в группе "Союз", а также резкого возвышения новых политиков, среди которых, в частности, называют Анатолия Собчака.


     "Средь тяжких разрывов гремучих гранат отряд коммунаров сражался"

      Сессию обвиняли в сумбурности и бестолковости. Некоторая сумбурность, конечно, была, но объяснялась вполне извинительными обстоятельствами.
      Во-первых, коммунисты (типа членов ЦК КПСС Валентина Фалина и Роя Медведева) и "союзники" (Алкснис-Коган-Петрушенко), получив еще до сессии удар сокрушительной силы, не имели никакого внятного плана и цели кампании и занимались исключительно арьергардной перестрелкой, которая - хоть на войне, хоть в парламенте - всегда отличается крайней бестолковостью.
      Во-вторых, с устранением Анатолия Ивановича, которого за неукоснительное соблюдение регламента Анатолий Собчак ласково назвал "наперсточником", процедура стала соблюдаться, красноречие депутатов не встречало препятствий, и без столь искусного дирижера, каким был Анатолий Иванович, получился неизбежный сумбур вместо музыки.
      А в остальном в поведении депутатов прослеживалась вполне четкая логика. Лишенный авторитета и потому вполне подверженный внешнему давлению парламент благодарил и каялся, каялся и благодарил. Инициативная группа по подготовке сессии, заменившая собой оскандалившийся президиум, в основном состояла из "пасынков Анатолия Ивановича" - нелюбимых им членов МДГ и Комитета ВС по законодательству. "Пасынки" и подготовили основной пакет документов сессии.
      В результате из нашей жизни удалились почти все наиболее одиозные структуры и персоны: Кабинет министров получил отставку, Анатолий Лукьянов лишен депутатского иммунитета, самые скандальные фигуры союзной прокуратуры, включая Генерального прокурора СССР, смещены, деятельность КПСС приостановлена, ВС предложено полностью саморотироваться на Съезде, комитет ВС по делам обороны и КГБ расформирован, бывший лейб-правовед Горбачева Юрий Голик, в одиночку представлявший Комитет по борьбе с преступностью, расформирован тоже. То есть ВС сделал почти все, что от него требовалось - узаконил то, что и так уже нельзя отменить. Наиболее же интересные проблемы ВС вынес на рассмотрение Съезда.

      Ельцин, Горбачев и еще кто-то

      Только Съезд - согласно конституции - полномочен решать конституционные проблемы, а всякое дальнейшее узаконение создавшегося положения упирается в конституцию: оформление независимости ушедших республик, признание тотального банкротства союзных структур, оформление каких-то временных конструкций центральной власти и, возможно, роспуск Союза как такового. Наконец, Съезд должен решить вопросы власти - кто победит в "борьбе титанов": Горбачев, Ельцин или еще какой-нибудь третий смеющийся.
      Пока что все кандидаты на роль верховного вождя готовятся. Ельцин, не явившись на сессию ВС, объяснил это тем, что он готовит речь для Съезда и не желает повторяться. Судя по намекам, исходящим из Белого дома, Ельцин готовит некоторую "бомбу", после задействования которой Съезд вообще перестанет существовать.
      Как ему это удастся - понять труднее: депутатское собрание либо молча разгоняют, либо не разгоняют вовсе, Ельцин же долго похваляется своими планами упразднить союзный депутатский корпус и ничего пока для этого не делает - такая похвальба может заставить сплотиться самое деморализованное депутатское собрание.
      Горбачев, судя по его последним выступлениям, оправился от первого шока и готов к реваншу. Более того, сейчас он производит впечатление человека полностью отмобилизованного и находящегося в очень хорошей форме, что и понятно: потеряв почти все, он должен выступать без страховки и не может позволить себе совершать творимые сейчас его соперниками феноменальные глупости типа угроз перекроить российско-украинскую границу или свирепых гонений на Союз ветеранов.
      Трудность Горбачева в том, что по иронии судьбы его перестали слушать именно в тот момент, когда он начал говорить разумные вещи - к тому же сейчас крайне левых и крайне правых начинает сплачивать прямо-таки зоологическая ненависть к злополучному президенту. Тем не менее определенные шансы консолидировать реформистский блок и примкнувшее к нему болото у Горбачева все же есть: о Горбачеве, например, может затосковать интеллигенция, уже несколько встревоженная начинающимся "белым террором" против коммунистов и сочувствующих.
      Тем временем в продолжающейся "борьбе титанов" может спутать все карты новое обстоятельство: к борьбе на самом верху, похоже, готова подключиться третья фигура. Анатолий Собчак старается быть любезным всем благонамеренным центристом: он и стоит за сохранение союзных структур, и избегает крайностей ельцинской machtpolitik, и добивает КПСС, и стремится "при введении просвещения по возможности избегать кровопролития". Любопытно, что к Собчаку уже начинают льнуть даже смятенные "союзники" типа "железной леди" Умалатовой. Повышению рейтинга Собчака способствует и его участие в урегулировании последствий бестактных ельцинских заявлений о границах: именно он указал ВС СССР, что не время заниматься пустыми сварами, когда зреет российско-украинский конфликт, и приложил немало усилий к его гашению. И хотя Собчака прочат в председатели ВС СССР, совершенно не исключено, что честолюбивый профессор возжелает большего.

      Все смешалось в доме Облонских

      И все же дать четкий прогноз весьма трудно: дело в том, что и у левых (МДГ), и у правых ("Союз") намечается раскол, что может смешать все карты.
      МДГ состояла в основном из депутатов от России и Украины. Демарш российского руководства, грозящий территориальными урезками убегающим республикам, сильно нарушил единство МДГ: украинцы не намерены терпеть замашки "старшего брата", да и часть российских межрегионалов не в восторге от новых политических приемов российского руководства.
      Что касается "союзников", то их трудность состояла в том, что все время своего существования эта фракция выступала за сохранение коммунистической империи. Сейчас делать это затруднительно, так как сохранением империи занялось сугубо антикоммунистическое российское руководство, а защитой остатков коммунистических структур - люди, махнувшие рукой на все империи вместе взятые, - типа Роя Медведева. "Союзники" вынуждены гнаться за двумя зайцами - то ли охранять коммунизм, то ли охранять Империю - и никак не могут окончательно определить свою тактику: прямодушные вроде водителя такси Леонида Сухова по-прежнему клеймят "капитализьм", упорные типа Алксниса-Когана-Петрушенко занимают глухую оборону, а осторожные тем временем начинают флиртовать с Ельциным - выступление Юрия Блохина на сессии показывает, что к коммунизму прагматическая часть "союзников" уже вполне равнодушна, а готовность Бориса Николаевича беседовать с республиками с позиции силы должна "союзникам" только нравиться. К тому же, как заметил корреспонденту "Ъ" депутат ВС Сергей Рябченко, "в рядах победителей всегда бывает тесно".
      Единственная надежда "союзников" - депутаты от Средней Азии: результаты поименных голосований по включению все ж таки прокаченного полковника Алксниса в комиссию по подготовке Съезда показывают, что большинство приверженцев полковника - депутаты от мусульманских республик. Не исключено, что на Съезде "великий немой" заговорит и не будет слушаться ни Горбачева, ни своих запутавшихся в интригах вождей - последствия такого поворота событий вообще малопредсказуемы.
      Но, сделав поправку на всевозможные случайности, не следует забывать, что комитет по подготовке Съезда в основном состоит из тех же самых "пасынков Анатолия Ивановича" и, вероятно, пакет документов для голосования будет достаточно радикальным. А поскольку на роль дирижера - председателя ВС СССР упорно прочат правоведа из МДГ Константина Лубенченко, не исключено, что он продирижирует Съездом достаточно напористо.
      Наконец, не следует забывать, что на вооружении радикальных демократов может оказаться такое мощное средство, как "люстрация". Так чехи именовали обнародование неподобающих дел, которые совершали депутаты при прежнем режиме: боязнь разоблачения заставляла коммунистических депутатов восточноевропейских парламентов покорно отдавать на заклание своих былых вождей и единодушно голосовать за самые что ни на есть антикоммунистические резолюции. На этой неделе примерно то же самое происходило и в Кремле: из четырех с лишним сотен депутатов только двое голосовали против лишения Анатолия Лукьянова депутатской неприкосновенности.
      Так что, возможно, при решении судьбы Союза, Горбачева и всех, всех, всех ведущим мотивом поступков "агрессивно-послушного большинства" окажется принцип "тебя не гребут - не подмахивай". [an error occurred while processing the directive]