[an error occurred while processing the directive]

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ


      Коммерсантъ №29 22.7.91
      Лондонское рандеву М. С. Горбачева с лидерами "семерки" задало, наверное, немало забот советникам вождей Запада: как лучше составить для своих патронов программу увещевания загадочной русской души советского президента. Ведь такая программа должна быть очень тонкой и деликатной, учитывая, что загадочная русская душа наряду с похвальными имеет и совершенно зловредные свойства: сколько ей ни дай денег - все как в прорву.
      И вот на берегах туманного Альбиона был найден образец увещевания с просьбой отказаться от социалистического выбора. Образец был взят из российского старообрядческого быта середины XIX века. Такое схождение приятно свидетельствует о внутреннем духовном единстве России и Запада. Имеется в виду народная эпопея П. И. Мельникова (Андрея Печерского) "В лесах", где конгениальный гг. Бушу, Колю, Миттерану et alia зажиточный крестьянин-тысячник (в марксистской терминологии - "кулак") Патап Максимыч Чапурин увещевает своего беспутного шурина Никифора отказаться от алкоголического выбора: "Ах ты, непутный, непутный! - качая головой, укорял шурина Патап Максимыч. - Гляди-ка, рожу-то как тебе отделали!.. Из дому не гоню с уговором: брось ты, пустой человек, это проклятое вино, будь ты хорошим человеком". И что же? - увещевание оказало искомое действие: "Кину, батюшка Патап Максимыч, кину, беспременно кину, - стал уверять зятя Никифор. - Зарок дам... Не оставь меня только своей милостью. Чего ведь я не натерпелся - и холодно... и голодно".
      О том, что сценаристы лондонского саммита явно вдохновлялись народной эпопеей, свидетельствует и полное тождество великодушного и в то же время благоразумного метода, примененного и Патапом Максимычем и "большой семеркой": заботой не оставить, но и живых денег не давать. Патап Максимыч строго-настрого наказал своим работникам не давать шурину даже и гривенника - чтобы тот немедля не снес его в кабак. В условиях социалистического выбора функцию царева кабака успешно исполняют Д. Т. Язов и В. А. Крючков, а потому вожди Запада также наказали своим акулам капитала поприжаться с кредитами. Будем надеяться, что сценарий сработает и дальше: в продолжении эпопеи, именуемом "На горах", Никифор предстает перед нами совсем иным человеком: трезвым и почтенным, очи которого "умом, тоской, благодушием светились".
      Тем временем очень немного ума и благодушия явили российские депутаты, вогнав тем самым в тоску Б. Н. Ельцина и Р. И. Хасбулатова. Демократы так увлеченно дрались друг с другом, что молодой, но маститый защитник демократии патриот С. Н. Бабурин превратился в льва настоящей минуты, опередив всех прочих кандидатов. Репортеры весьма дивились беспечности так называемых демократов, кусающих и лягающих друг друга на глазах ошалевших от нечаянной радости коммунистов. Но недоумение желтой прессы развеял герой-деморосс Ю. Н. Афанасьев, показавший, на чем строился расчет мнимо-беспечных демократов. Увидев, что коммунопатриоты своим мощным и дружным напором мешают демократам всласть промеж себя пособачиться, Ю. Н. Афанасьев выступил "как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи" и твердо повелел коммунистам снять и более не выдвигать кандидатуру С. Н Бабурина - очевидно, по той причине, что у демократов хватает своих кандидатов, с которыми они никак не могут разобраться. Злые коммунисты, правда, не послушались. Ну, да что взять с коммунистов - ненадежный народ...
      В конце концов, вспомнив вечную российскую истину "земля у нас богата, порядка только нет", избранники России смирили гордыню и призвали варягов княжить и володеть ими. В совокупной роли варягов выступил президент РСФСР Б. Н. Ельцин. Преодолев вполне понятную минутную слабость, он сказал свое веское президентское слово, и, разыграв для приличия шестой тур выборов, депутаты послушались его: презрев С. Н. Бабурина, склонявшего собрание продолжать выборы до посинения, они все-таки перенесли съезд на осень. Таким образом "тень Иосифа Виссарионовича", которую, по мнению радикальных демократов, отбрасывает Руслан Имранович, сгустится над многострадальной Россией только через три месяца. [an error occurred while processing the directive]