[an error occurred while processing the directive]

Союзный договор в ВС СССР: последний нонешний денечек гуляю с вами я, друзья


      Коммерсантъ №28 15.7.91
      V сессию ВС СССР завершили дебаты по проекту союзного договора. 12 июля ВС принял постановление: проект в основном одобрить, сформировать делегацию, дать делегации наказ, после доработки подписать.

      При этом "наказ" союзной делегации содержит ряд положений, фактически аннулирующих те уступки, которые Центр сделал республикам в процессе ново-огаревских совещаний. Исполнение наказа означало бы, что весь переговорный процесс надо начинать сначала.

      Среди наблюдателей имеют хождение две оценки происшедшего: либо повторяется история с программой "500 дней" и откатом вправо, либо союзному парламенту напоследок дозволяется принимать все что угодно - "чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало.

      Дебаты по союзному договора получились несколько странные. Ожидали неистовых страстей. Горбачев (весьма редко захаживающий в союзный парламент) 11 июля пришел в ВС с утра и полтора часа просидел под знаменем - очевидно, ждал резких атак. Но их не было.
      Выступление ответственного за договор Рафика Нишанова было убаюкивающим, построенным по принципу "все правы, зачем же ссориться?". Член ВС Сергей Цыпляев в беседе с корреспондентом Ъ отметил большую работу, проведенную президиумом ВС во главе с Лукьяновым: список выступающих был отпрепарирован так, что возмутители спокойствия в него не попали. Не очень активную попытку оживить дискуссию предприняли лидеры "союзников".
      Сопредседатель группы "Союз" Юрий Блохин отверг проект союзного договора и поднял вопрос о выделении Северного Казахстана в отдельную республику. Его коллега Евгений Коган выступил от имени тех, кто "чувствует себя ущемленными и обманутыми" - то есть от сторонников Союза, проживающих в республиках из Союза уходящих. Заявление ущемленных и обманутых содержало требование ввести "право на присоединения к союзу вновь создаваемых государственных образований" и "допуск наших делегаций для подписания союзного договора". Оно было подписано сторонниками Союза из Приднестровской республики, Гагаузской республики, Абхазии, Южной Осетии, Северо-Восточной эстонии и Шальчининкайского района Литвы. Но не вызвало реакции собрания.
      И все же без лукьяновских сюрпризов не обошлось. Первоначальный проект постановления, охарактеризованного Коганом как "беззубое", 9 июля президиум заменил менее беззубыи. Появился пункт, содержащии наказы ВС союзной делегации. Наказы были таковы:
      - учредителями Союза должны быть как суверенные государства (т. е. новоогаревская девятка), так и входящие в их состав другие государственные образования. Иначе говоря, вновь подымается с большим трудом утрясенный вопрос об автономиях - прежде всего российских. Фактически ВС требует, чтобы число учредителей Союза равнялось полусотне - на что нынешняя большая девятка учредителей вряд ли пойдет.
      - должна быть воссоздана единая банковская система, Союз должен быть наделен собственностью, необходимой для его нормального функционирования как федерального государства, должно быть введено федеральное налогообложение. Что означает упразднение республиканских банковских систем (на чем "союзники" с подачи Павлова настаивали еще в июне во время очередного бунта в ВС) и обратную передачу союзной собственности из ведения республик в ведение Павлова, что прямо противоречит обязательствам, принятым Горбачевым на первой новоогаревской встрече 23 апреля.
      - нынешнее союзное законодательство объявляется имеющим высший приоритет, нежели союзный договор. Требование и вовсе обращает плод взаимных уступок в пустую бумажку: ведь вся затея с союзным договором имеет причиной как раз сугубое недовольство республик нынешним (хотя и законодательно оформленным) положением дел.
      - ВС СССР должен избираться путем прямых выборов. То есть отвергается требование республик предоставить им право самим формировать верхнюю палату союзного парламента, для того чтобы решения принимались не простым большинством, но консенсусом.
      В результате такого постановления союзная делегация в лице Горбачева, Павлова, Лукьянова, председателей палат и ряда комитетов ВС должна сделать одно из двух: либо сообщить республикам, что в Ново-Огареве Горбачев с ними пошутил, либо саботировать наказ союзного парламента.
      Пессимисты, в лице Галины Старовойтовой, полагают, что Горбачев, как и при похоронах программы "500 дней", снова явил себя заложником генералов и не попытался защитить перед ВС СССР им же, Горбачевым одобренный проект. В пользу версии говорит, кстати, полная невнятность лондонских планов Горбачева: Явлинский не едет, а в виде программы, судя по пресс-конференции, данной Горбачевым в ВС 9 июля, едет нечто маловразумительное.
      Оптимисты полагают, что грозный наказ ВС - не более, чем очередное сотрясение воздуха. Как заметил член ВС Сергей Цыпляев корреспонденту Ъ, "это и не беззубое, и не зубастое постановление, а просто потерянная вставная челюсть". По мнению Цыпляева, попытка реализовать наказ может дать только один эффект - дружный ответ новоогаревской девятки: "Вас здесь, гражданочка, не стояло".
      Есть и третья версия. ВС СССР уходил на каникулы до 16 сентября, и Горбачев, возможно, предпочел как можно быстрее отделаться от парламента - "принимайте какие угодно постановления, только отвяжитесь". Если за два каникулярных месяца Горбачев сумеет договориться с лондонской семеркой и новоогаревской девяткой о чем-то путном - с такой поддержкой он может поставить отдохнувших депутатов перед свершившимся фактом. Если он ни до чего не договорится -никому не будет дела ни до союзного договора, ни до благих пожеланий союзного парламента.
      А пока Рафик Нишанов утешил депутатов: депутатский корпус будет принимать новую конституцию, и ее еще надо будет вынести на длительное всенародное обсуждение. Правда, 10 июля Горбачев сказал на президиуме ВС, что нынешнему депутатскому корпусу осталось существовать полгода. [an error occurred while processing the directive]