[an error occurred while processing the directive]

Ну и что теперь будет?


      Коммерсантъ №24 17.6.91
      (совместно с И. Любимовым)
      Президентом РСФСР по предварительным данным стал Борис Ельцин, мэрами российских столиц - Гавриил Попов и Анатолий Собчак. Сокрушительное поражение коммунистических кандидатов дает право говорить и о наступлении в России посткоммунистической эпохи, и о суверенной России как политической реальности.

      На уровне практической политики и реальной экономики России победа демократов означает "польский сценарий": немедленное формирование правительства национального доверия плюс форсированная суверенизация республики и строительство в республике капитализма ускоренными темпами.

      День выборов - "судный день": политические партии получают воздаяние за свою деятельность и определяется их политический статус - до следующих выборов. Для РКП это был не просто "судный день", но dies irae, "день гнева".
      Верхушка РКП не сумела выставить ни одного лидера, сколь-нибудь способного конкурировать с лидерами "Демроссии". Для коммунистических структур оппозиции это означает не просто крайне низкую оценку их деятельности, данную избирателями, но и сильный деморализующий эффект. В течение как минимум нескольких месяцев в них будет царить разброд и шатание, что, безусловно, дает Ельцину фору на первое время его правления. А оно будет трудным: республика размером с континент одновременно переходит и к посткоммунистической эпохе, и к самостоятельному государственному бытию.
      На уровне символов грядет окончательный расчет с прошлым. На карте России появляется Санкт-Петербург. Президиум ВС РСФСР срочно готовит указ первого президента о возвращении храмов, религиозных зданий и ценностей верующим.
      За символами идет политика. С одной стороны, формируется российское правительство национального доверия. С другой, судя по предвыборным выступлениям Ельцина - внутренняя политика первых "100 дней" первого президента будет направлена на укрепление структур местной власти.
      Выборы местных руководителей Ельцин намерен провести в ноябре, но вряд ли российский президент не захочет немедленно использовать для укрепления своей власти то обстоятельство; что коммунистическая власть на местах будет находиться во временном коллапсе. Скорая рассылка президентских уполномоченных на места - вещь вполне прогнозируемая.
      За политикой идет экономика. В ближайшие полгода можно ожидать стремительной приватизации государственного имущества со всеми достоинствами и недостатками нового "Клондайка". В этой ситуации легко прогнозируется небывалый взлет активности коммерческих структур и иностранных инвесторов на рынке республики, так как и приватизация в таких масштабах, и возможность осуществления нового "плана Маршалла" - феномен, возникающий в истории, мягко говоря, не часто. С уверенностью можно сказать, что в жизни каждого из нынешних российских бизнесменов "Клондайк" такого масштаба случится всего один раз. Так что, похоже, деловым кругам России предстоит небывалая по масштабам гонка.
      Из источников, близких к ВС РСФСР, сообщают, что в ближайшее время будут освобождаться цены в уже приватизированном секторе экономики, затем придет полная либерализация цен. Параллельно будет отменен принудительный госзаказ, а государственная система распределения ресурсов будет трансформироваться в сеть торгово-посреднических организаций и товарных бирж. Ожидается отмена жестких ограничений на посредничество в области экспортно-импортных операций. На российской территории будет введена свободная купля-продажа валюты, то есть внутренняя конвертируемость рубля. Этот фактор в сочетании с ростом иностранных вложений в экономику республики и обострением конкуренции коммерческих структур России "за инвестируемый доллар" резко поднимет рейтинг национальной экономики РСФСР среди деловых кругов Запада. Многие специалисты отмечают, что через три-четыре месяца ситуация с участием иностранного капитала в экономике республики может кардинально измениться.
      Грядущая "шоковая терапия" диктует России необходимость консолидации всех возможных ресурсов, в том числе и валютных, могущих смягчить шок. В этом ключе имеет смысл рассматривать обещание, сделанное Ельциным 10 июня в Самаре: российские предприятия будут освобождены от сдачи 40% валюты в союзный бюджет, а 20% валюты будут продавать в бюджет России.
      С другой стороны, Ельцин явно сделал ставку на "стратегию локомотива", при которой экономически перспективные регионы (Урал, Кузбасс, Коми) получают значительные налоговые льготы в расчете на то, что именно эти регионы, встав на ноги, потянут за собой другие.
      При этом приоритет российских законов станет абсолютным: союзное хозяйственное законодательство скорее всего ожидает забвение. В 20-х числах июня должна состояться очередная ново-огаревская встреча, где на повестке дня стоит вопрос о федеральном налоге. Очевидно, речь будет идти о более жесткой позиции России при определении условий подписания нового Союзного договора. Россия может настаивать на принципе формирования союзного бюджета на основе фиксированных выплат при отказе от финансирования союзных программ, в которых республика не заинтересована.
      Победа Ельцина означает серьезный аргумент и в пользу западных сторонников экономической помощи посткоммунистическим республикам, а не коммунистическому центру: дальнейшее игнорирование России как политической реальности вряд ли возможно. Европарламент, еще в апреле совершенно нелюбезно встречавший Ельцина, теперь одним из первых прислал ему теплые поздравления с избранием, а 18 июня Ельцин встречается с президентом Бушем.
      И не исключено, что окончательно позиции Ельцина по всем вопросам, в том числе и по участию Запада в экономике России, определятся после его визита в США и встречи с президентом Бушем. [an error occurred while processing the directive]