[an error occurred while processing the directive]

ВС СССР против Ново-Огарева: а я гундел, гундю и буду гундеть. Потому что мне больно и обидно


      Коммерсантъ № 22 3.6.91
      Во время состоявшегося 24 мая очередного ново-огаревского совещания лидеры автономий согласились с порядком подписания союзного договора в составе делегации РСФСР.

      Это вызвало резкое недовольство ВС СССР. На заседании ВС 27 мая депутаты выдвинули ряд требований к содержанию и процедуре подписания Союзного договора, исполнение которых могло бы намертво заблокировать наметившийся процесс соглашиения между республиками.

      Докладывая 25 мая Съезду народных депутатов РСФСР результаты поездки на природу, Ельцин был доволен. Ему удалось сдвинуть с мертвой точки проблему российских автономий - под нажимом республиканских вождей и Горбачева лидеры автономий (кроме председателя ВС Татарстана, которому Горбачев настоятельно посоветовал "еще подумать") согласились с порядком подписания Союзного договора в составе делегации РСФСР, а не в качестве самостоятельных субъектов.
      Как сообщил Ельцин, стороны условились "еще раз собраться, утвердить на уровне Совета Федерации согласованный документ и отдать его во все республиканские ВС для обсуждения", причем этот текст Союзного договора должен быть готов для подписания уже в июне. Попутно было достигнуто соглашение в течение ближайшего месяца "завершить разделение функций и собственности" между союзом и республиками.
      По словам российского лидера, документы встречи в основном базировались на "материалах экспертных групп четырех республик", то есть трех славянских и Казахстана. Таким образом, Ельцин оказался в некотором роде пророком: говоря в январе о планах создания "тюрко-славянской антанты", он любезно добавлял: "Может быть, и центр присоединится к этому. Потом".
      Горбачев, похоже, присоединился. Про Лукьянова этого пока что не скажешь.
      27 мая Лукьянов рассказал депутатам о своем пребывании в Ново-Огареве, подчеркивая, что он последовательно отстаивал позицию ВС (в вопросе о названии союза, о социалистическом выборе, об участии ВС в подписании договора) - но не слишком преуспел. К тому же обнаружились разногласия в лукьяновской и ельцинской версии ново-огаревского пикника. Согласно самому Лукьянову, он заявил, что постановление ВС, предписывающее, каким быть Союзному договору и как его принимать, имеет "действительный характер" и "четко устанавливает", что следует делать. Согласно же Ельцину, постановление ВС вызвало возмущение собрания, и оправдывающийся Лукьянов объяснял, что постановление носит лишь "рекомендательный характер". Ехидный Борис Николаевич добавил: "Так мы к нему и будем относиться".
      Депутаты ВС СССР, в свою очередь, возмутились тем, что республики договариваются за их спиной. Единодушно поддержанный собранием член МДГ Владимир Кириллов предложил коллегам принять закон, предписывающий республикам, каким образом им составлять и принимать Союзный договор. Нынешний способ действия республик был назван "большевистским". Наибольшую же злость у депутатов вызвало само существование Совета Федерации. Отношение к нему выразил водитель такси Леонид Сухов: "Волеизлияние народа для какого-то Комитета (т. е. Совета - "Ъ") Федерации - не закон. Какой-то Комитет Федерации там заседает, неизвестно от кого избран".
      В результате депутаты договорились настаивать на том, чтобы вытекающие из нового Союзного договора поправки к конституции принимались Съездом народных депутатов СССР, поскольку рассчитывают без труда набрать необходимое квалифицированное большинство в 2/3 голосов. Можно полагать, что в случае реализации пожеланий ВС взаимоутрясенный республиками и Горбачевым Союзный договор подвергнется столь серьезной ревизии, что процесс согласования придется начинать с начала. [an error occurred while processing the directive]