[an error occurred while processing the directive]

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ


      Коммерсантъ №21 27.5.91
      Неделя оказалась чрезвычайно юбилейной. Российские депутаты справили первую годовщину своего пребывания в этом качестве, а союзные - так даже вторую. Разность годовщин сказалась, правда, я на характере юбилея. Избранники России чрезвычайно бодры и с утра до вечера декламируют что-то вроде "где крепко с вольностью святой законов мощных сочетанье, лишь там над царскою главой народов не легло страданье". Избранники же Союза пребывают в тяжелой ипохондрии и то обличают тиранические замыслы М. С. Горбачева, открывшиеся избранникам в момент, когда Михаил Сергеевич помирился с Борисом Николаевичем, то предписывают М. С. Горбачеву и Б. Н. Ельцину смириться перед мощной властью народных избранников, то вдруг, подобно Петру Ивановичу Добчинскому, покушаются устремиться "петушком, петушком за дрожками" кого-нибудь из упомянутых лидеров. Но жестоковыйные лидеры мчатся на очередные новоогаревские пикники в стремительных членовозах, и где ж там угнаться...
      Так что теперь даже и удивительно вспоминать, как два года назад было предложено объявить 25 мая (день открытия I Съезда народных депутатов РСФСР) чем-то вроде Дня депутата - "все прошло, все умчалося в невозвратную даль".
      Ведь и в Москве Златоглавой депутатам "ничего не осталося, лишь тоска да печаль" - председатель общества советских греков Г. X. Попов (по совместительству - председатель Моссовета)- явил себя истинным византийцем, одолев непокорных депутатов, то именовавших его попеременно Сталиным и Гитлером, то заезжавших друг другу "в харьковскую губернию, в зубцовский уезд, в город Рыльск" прямо в мраморной зале Моссовета. Впрочем, неуспех депутатов может быть объяснен не только византийскими дарованиями Г. X. Попова, но и любовью москвичей к градоначальнику, благословлявшему свой добрый народ с балкона генерал-губернаторского дома на Тверской. Bce было решительно как в 1812 году, в приезд Императора Александра Благословенного в первопрестольную столицу - разве что, в отличие от Государя, Г. X. Попов не кидал в толпу бисквиты. Очевидно, их съел премьер В. С. Павлов, славящийся любовью к этому кушанью.
      На фоне подвигов Г. X. Попова был несколько смазан дебют г-на Жириновского в Большом кремлевском дворце. Г-н Жириновский и раньше стараниями советника президента СССР поэта Б. И. Олейника блистал в кремлевских чертогах - но лишь как гость. Отныне он входит в дворцы Кремля не как тварь дрожащая, а как право имеющий: "Коммунисты России", руководствуясь выводом "увидя, что все хуже идут у нас дела, зело изрядна мужа Господь нам ниспослал", дружно одобрили желание лидера либерал-демократов баллотироваться на пост российского вождя. Правда, отдельные некрепкие депутаты в ходе выступления г-на Жириновского выбегали тошнить в фойе, но все это преодолимо - просто претенденту стоило бы в ходе своей последующей предвыборной кампании раздавать публике таблетки аэрона, помогающего, как уверяют путешественники, даже при самых мучительных приступах морской болезни.
      И то сказать, не от всех превосходительств такие неприятности. Рука премьера Павлова всю неделю не оскудевает, так и сыпятся из рукавов подарки, чтобы привести мужичков в чувство после второапрельской шутки. Не неделя, а праздник постановлений "по расширению льгот": рухнул налог с продаж на ряд товаров (невзирая на то, что он "президентский"), грядет во втором квартале реформа оплаты труда, подскочили командировочные...
      Парламент СССР тоже не отстает. Принял на грудь закон о защите прав потребителей, гарантировав гражданам право знать, насколько ядовиты и экологически вредны продукты, которых они давно уже не нюхали. А если вдруг понюхают, и какому-нибудь гордецу не понравится, смело может бить челом в суде, возмещая таким образом ущерб здоровью и "сопутствующий моральный ущерб" (цитата). И такие-то права, да по старым-то ценам цари даже в дни коронаций народцу не давали. А вот еще благо - узнать о нищенском своем состояния. И не от жены, а от правительства. Скоро парламент наш расщедрятся: да не копеечкой, а целым Законом об индексации доходов. Тогда и погуляем. [an error occurred while processing the directive]