[an error occurred while processing the directive]

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ


      Коммерсантъ №20 20.5.91
      В общем и целом неделя была как неделя. Не то чтобы общественная жизнь обошлась без эксцессов, но большинство приключившихся эксцессов уже утратили прелесть новизны - и сенсации получались второй свежести.
      ВС СССР в очередной раз уподобился герою поэмы "Кому на Руси жить хорошо". А именно князю Утятину (или Последышу, как именовали его пейзане), никак не желавшему поверить, что Царь даровал крестьянам вольную, и ведшему себя соответственно. Подобно Последышу, народные избранники не в состоянии понять, что граница давно уже не на замке, и страстно желают привязать к себе недоубежавших избирателей, исправно проваливая Закон о въезде и выезде. На закусивших удила законодателей не действовали даже кроткие увещевания члена Политбюро ЦК КПСС A. С. Дзасохова и председателя Совета Союза И. Д. Лаптева, согласно взывавших let my people go. В соответствии со Священной историей такое жестокосердие фараона должно повлечь за собой разнообразные казни египетские, хотя, кажется, ВС СССР уже созрел для того, чтобы успешно сочетать в самом себе качества и фараона, и казни египетской.
      Такая зрелость ВС СССР вполне кстати, так как граждане СССР к казням египетским давно уже готовы. Совершенно невинное сообщение о выпуске с 1 июня пятирублевых банкнотов нового образца вызвало у граждан очередной приступ паники: они стали избавляться от различных купюр, видя в происходящем очередную каверзу премьера В. С. Павлова. Любопытно, что учинят граждане, если В. С. Павлов смеха ради начнет чеканить золотую монету?
      Надо сказать, что исполнительная власть вообще блистала всю неделю. Союзный кабинет измыслил очередную программу выхода все из того же самого кризиса - и при ее "обкатке" решил вспомнить о существовании республик. В результате выяснилось, что республики имеют свои собственные представления о том, как преодолеть богатое наследие социалистического прошлого. Центр, мудро рассудив, что уже "не до грибов", передал им право на госзаказ, на лицензирование экспортно-импортных операций, на значительную часть валюты и, наконец, на свободный переход предприятий под республиканскую юрисдикцию.
      Россия, по-прежнему не желая ждать милостей от природы, форсированно дорабатывала свою программу. Связывая достижение социальной стабильности в России с развитием частной собственности, премьер И. С. Силаев отметил, что "наш печальный опыт показывает, сколь опасен для общества человек, которому нечего терять".
      Не следует, однако, спешить с оценкой союзной и российской программ. Вполне возможно, что в ближайшее время коллекционеры подобных документов будут обрадованы появлением новой "жемчужины коллекции" - так называемой "двойной программы" с участием западных экспертов.
      В результате приходится заключить, что единственным вполне оригинальным событием истекшей недели была попытка поднять на воздух штаб-квартиру "Демократической России". Можно бы усмотреть в этом приобщение к опыту цивилизованных стран, где палестинские патриоты и Ирландская республиканская армия балуются терактами, но такая версия имеет слабость: там после взрыва принято звонить в полицейский участок и сообщать об авторстве. У нас же - в соответствии с принципом "что нужно Лондону, то рано для Москвы" - динамитчики проявили застенчивость, и никто не взял на себя ответственность. Остается предположить, что обратное движение "к идеалам Октября" в нашем обществе произошло слишком стремительно, и борцы за счастье народное, проскочив 1917 год, прямиком въехали в год то ли 1881-й, то ли 1887-й, в славное время бомбометания "Народной воли" и старшего брата В. И. Ленина - А. И. Ульянова.
      Остается пожелать, чтобы младшие (а равно старшие) родственники неонародовольцев вкупе с их друзьями и единомышленниками заявили: "Мы пойдем другим путем". По возможности публично. [an error occurred while processing the directive]