[an error occurred while processing the directive]

ВС СССР и свобода передвижения: "но Господь ожесточил сердце фараона и он не отпустил народа"


      Коммерсантъ №20 20.5.91
      (совместно с А. Кучеренко)
      На истекшей неделе Закон о въезде в СССР и выезде из СССР граждан СССР так и не был принят: неуступчивый ВС СССР дважды блокировал его принятие. Обсуждение закона возобновится 20 мая.

      Рассматривая мытарства многострадального закона, наблюдатели отмечают, что ВС СССР, кажется, решительно намерен препятствовать каким бы то ни было либеральным начинаниям.

      Такая независимость союзного парламента оказывается, по мнению наблюдателей, особенно некстати на фоне несколько оживившихся отношений СССР с Западом.

      Второе чтение закона не принесло сюрпризов в части аргументации. "Союзник" Тадеуш Пупкевич вновь объясни, что закон следует принимать после других, много более важных законов. Таксист Леонид Сухов вновь выступил от имени рабочих, не нуждающихся в данном законе. Токарь Александр Крышкин предположил, что в страну въедет масса бандитов.
      И приверженцы закона были неоригинальны. Председатель палаты Союза Иван Лаптев втолковывал законодателям, что подписи СССР стоят под рядом международных соглашений, дух и буква которых прямо обязуют СССР принять злосчастный закон. Депутат Владимир Губарев успокаивал коллег тем, что Кабинет министров уже собрался повысить пошлину, взимаемую при выдаче загранпаспорта, с 200 до 1000 рублей. Но все впустую.
      13 мая закон одобрил Совет Союза и провалил Совет Национальностей. А 16 мая вариант, представленный согласительной комиссией, был провален уже Советом Союза. Новые мытарства закона назначены на 20 мая. Учитывая явно неблагожелательное отношение Анатолия Лукьянова к законопроекту (выразившееся в очередном крайне вольном истолковании регламента), наблюдатели не рассчитывают на многое - максимум на то, что закон будет принят без постановления, обеспечивающего его реализацию.
      Оценивая поведение ВС СССР, подражающего в своем упорстве плохо кончившему библейскому фараону, наблюдатели обращают внимание на два обстоятельства.
      ВС, судя по всему, стал на путь глухой обструкции либеральных преобразований. Причем объектом обструкции избран один из немногих законов, бесспорно находящихся в компетенции BC: тогда как большинство актов ВС игнорируется республиками, подчиненность пограничной стражи Союзу признают почти все. Закон, предписывающий погранвойскам КГБ СССР пускать за границу всех того желающих, никто не стал бы игнорировать, а ВС СССР получил бы редкий шанс принять исполняемый (и популярный в народе) закон.
      Строптивость ВС тем более интересна, что на этой же неделе он без возражений принял Закон о КГБ, сильно понравившийся главе этого ведомства Владимиру Крючкову: выступая в ВС, он охарактеризовал его как "очень острое орудие".
      (Ъ - Закон о КГБ, принятый в первом чтении 25 февраля, содержит, по мнению многих юристов, чрезвычайно точную детализацию прав органов КГБ, тогда как обязанности КГБ, проблемы контроля его деятельности очерчены менее четко.)
      Нужно отметить, что закон о свободе передвижения (как и закон об отмене цензуры) - всего лишь гарантии гражданских (отнюдь не политических) прав. Если СССР будет не в состоянии законодательно обеспечить даже преобразования в духе просвещенной монархии, его готовность обеспечить последующую, буржуазно-демократическую фазу реформ может показаться еще более сомнительной.
      А сомнения исходят от серьезных партнеров: озабоченность судьбой закона, присущая Конгрессу и правительству США, огорчительно сочетается с неуклюжими отговорками и несерьезным отношением к нему конгресса и правительства СССР.
      Американские законодатели считают принятие закона непреложным условием для отмены поправки Джексона-Вэника. Согласно весьма высокопоставленным американским дипломатическим источникам, представители западноевропейских стран не опасаются нового порядка выезда советских людей и не трепещут перед потенциальной "двадцатимиллионной толпой голодных русских", которой пугал 16 мая на пресс-конференции новоназначенный министр экономики Владимир Щербаков.
      По мнению наблюдателей, нагнетание страха перед толпами мигрантов из СССР сделалось испытанным приемом кремлевского руководства, рассчитанным на то, что испуганный Запад закроет глаза на многое.
      (Ъ - По сообщению газеты Repubblica, накануне январских событий в Литве советское посольство запрашивало правительство Италии, готово ли то принять несколько миллионов гастарбайтеров из СССР.)
      А страх уместен скорее в случае непринятия закона. Как восклицал 16 мая, убегая от репортеров, заместитель министра иностранных дел СССР Владимир Петровский: "Я даже не хочу об этом говорить". [an error occurred while processing the directive]