[an error occurred while processing the directive]

Встреча "девятки" на даче: они подписали не только заявление для публики


      Коммерсантъ №17 29.4.91
      (совместно с В. Львовым)
      Встретившись 23 апреля на подмосковной даче Ново-Огарево, президент СССР и руководители девяти союзных республик не только подписали совместное заявление. Как стало известно "Ъ" из неофициальных источников, на встрече также был заключен конфиденциальный меморандум, конкретно детализирующий договоренность между "девяткой" и президентом СССР и разграничивающий сферы их влияния.

      Оценивая разработанные на даче документы, эксперты находят, что достигнут достаточно устойчивый и взаимовыгодный компромисс между тремя политическими силами - президентом СССР, Россией и нерусскими республиками.


      Гости съезжались на дачу

      23 апреля ВС СССР утверждал программу Павлова. А тем временем лидеры трех славянских и шести мусульманских республик сели в автобус и уехали за город на приватную встречу с Горбачевым. Представителей автономий не позвали.
      Официально поездка на дачу закончилась опубликованием в газетах "Совместного заявления о безотлагательных мерах по стабилизации обстановки в стране и преодолению кризиса".
      Выступая 25 апреля на закрытом заседании ВС РСФСР, Ельцин сообщил, что переговоры длились девять с половиной часов и первоначальный вариант соглашения, предложенный Горбачевым, был переработан на 80%. По словам Ельцина, Горбачев "впервые разговаривал по-человечески".
      Однако опубликованный в газетах текст итогового документа вызывал у экспертов некоторое удивление. Складывалось впечатление, что отнюдь не страдающие чрезмерной жалостливостью и находящиеся в безусловно выигрышном положении лидеры республик вдруг, без видимых причин пошли на соглашение с Горбачевым, позиции которого были к 23 апреля слабы необычайно. Простой анализ текста заявления, содержащего положения хотя и принципиально новые, но весьма туманно изложенные, показывал, что политические выгоды, полученные республиканскими лидерами, до смешного малы по сравнению с тем, что они должны были бы получить сегодня - после многих месяцев успешной борьбы с центром.
      При этом не вызывал сомнений тот факт, что совместное заявление в максимальной степени укрепляет пошатнувшиеся позиции президента.
      По мнению большинства экспертов, сомнительно, чтобы лидеры республик смогли бы договориться с Горбачевым не то что за девять с половиной, но даже за двадцать девять с половиной часов, если бы президент СССР не выставил на стол переговоров нечто такое, что заставило "республиканцев" пойти на компромисс.
      Как стало известно "Ъ" из неофициальных, хорошо информированных источников, эти предположения экспертов, весьма вероятно, соответствуют действительности.
      Информация, полученная "Ъ", такова: на загородной встрече в результате десятичасовых прений и "человеческого разговора" кроме совместного заявления был подписан конфиденциальный меморандум, жестко, по принципу "ты мне, я тебе" детализирующий разграничение сфер влияния республик и центра, а также их взаимные обязательства.
      Меморандум без экивоков, свойственных заявлению, признает политическую реальность: союзные республики есть суверенные государства - со всеми вытекающими отсюда последствиями, суть которых сводится к тому. Что реальная власть в стране не de facto, a de jure переходит на республиканский уровень, что и должно быть зафиксировано в новом варианте Союзного договора, который, по меморандуму, также должен быть подготовлен на республиканском уровне.
      Михаил Горбачев не только подписал обязательство не вмешиваться во внутриреспубликанские дела, не только признал главенство республиканских законов на территории республик, но пошел даже на большее. На случай, если центр откажется от обсуждения Союзного договора, подготовленного на республиканском уровне, республики получили право подписать его самостоятельно и самостоятельно же формировать новые органы центральной власти.
      После подписания союзного договора грядет - согласно меморандуму - новая Конституция. И новые, досрочные выборы президента СССР.
      На период до подписания заключено полное перемирие, предполагающее прекращение "войны законов" и "грубости в адрес друг друга".
      К республикам, союзный договор не подписавшим, решено относиться как к "во всех смыслах" иностранным государствам.
      Иными словами, на даче произошло то, чего вполне могло бы и не произойти. Михаил Сергеевич Горбачев после месяцев колебаний и ошибок нашел в себе силы преодолеть рубеж, недоступный большинству политиков - барьер разумного раздела власти. Важно отметить: по сведениям "Ъ", инициатива встречи принадлежала именно президенту СССР.

     "Но миром кончаются войны..."

      В конце марта, сразу после известной московской демонстрации перед окружившими Кремль войсками "Ъ" опубликовал на первой полосе материал под заголовком "28 марта: Великий Центр умер", вызвавший определенный скепсис у наших читателей, которые сочли такой вывод излишне смелым. Четыре недели спустя на новоогаревской даче был подписан документ, который в былые времена назывался отречением от престола.
      Причины, по которым президент пошел на этот шаг, прозрачны: других способов сдвинуть ситуацию с мертвой точки в наличии попросту не имелось. Правый уклон, жесткие меры, мягко говоря, не дали никаких результатов. Концентрация власти столкнулась с гражданским неповиновением на парламентском уровне. Экономические реформы вызвали лишь забастовки. Кредиты не изменили положения на рынке. Переговоры с Японией закончились ничем.
      Плюс повсеместные призывы к отставке. Плюс давление "союзников". Плюс предстоящий пленум.
      Что, собственно, оставалось?
      Что же касается республиканских лидеров - и прежде всего Ельцина - то и их положение до "политического пикника" было лучше лишь с определенной точки зрения. Конфликт с центром за последнее время перерос из стадии правительственной борьбы за власть в стадию общей проблемы, элементарно мешающей нормальному развитию.
      Малоуспешный визит Ельцина во Францию показал, что для международного признания внутренняя грызня не лучший фон. А игра центра с российскими автономиями сделалась чреватой расколом России: срочная попытка завести татарского президента - серьезный знак.
      Не говоря уже о том, что забастовочный обвал, грозя накрыть всех, недвусмысленно принуждал стороны к переговорам.

     "Утром деньги, вечером стулья"

      Как полагают эксперты, если сведения о конфиденциальном меморандуме, полученные "Ъ", соответствуют действительности, оценить значение и последствия этого документа едва ли представляется возможным. По той простой причине, что меморандум, по сути, означает серьезнейшие изменения практически всей структуры государства и не менее серьезные изменения самой системы взаимодействия политических сил в стране, включая принципиальную реорганизацию структур центральной власти и изменение Конституции.
      Однако есть вопрос, который вполне имеет право на существование. До какой степени работоспособно и эффективно соглашение "9+1"? И насколько велики шансы того, что достигнутая на встрече договоренность будет реализована?
      Даже по предварительным экспертным оценкам очевидно, что реализация соглашения едва ли пройдет гладко.
      Головомойка, которую на пленуме Горбачеву устроили коммунисты, скорее всего, только начало. Оправившись от первого шока, правые вряд ли будут равнодушно взирать на оформление нового союза.
      Ельцин тоже пошел на опасные уступки, согласившись на введение "особого режима" на предприятиях. И ему тоже предстоят неприятные выяснения отношений с "демороссами" и стачкомами. 25 апреля на заседании КС "Демократической России" звучали недвусмысленные намеки, что у Ельцина "могут возникнуть трудности с его предвыборной кампанией".
      Тем не менее, эксперты достаточно оптимистичны в оценке перспектив соглашения. В частности, потому, что документ вполне конституционен: Горбачев сосредоточил в своих руках более чем достаточно полномочий для того, чтобы его подписать.
      Кроме того, не меньшее значение, по всей видимости, имеет и тот факт, что Союзный договор, с юридической точки зрения, стоит выше Конституции. И, если "девятке" удастся его заключить в соответствии с меморандумом, дальнейшие изменения пойдут уже автоматически.
      Большинство экспертов сходятся во мнении, что, несмотря на все возможное противодействие, союз "9+1" имеет более чем серьезные шансы стать наиболее значимой политической силой в стране. И треугольник "Россия - нерусские республики - союзный президент" весьма вероятно станет прочной политической конструкцией.
      Наиболее реальной опасностью, которая ему грозит, может стать не столько опасность внешнего нажима, сколько опасность внутреннего раздора, скатывания за счет нарушения договоренностей вновь в состояние войны. Эта опасность, в частности, связывается с личностями политиков, подписавших соглашение, и - прежде всего - с личностями Горбачева и Ельцина, как известно, уже не раз нарушавших достигнутые (правда, один на один) договоренности. [an error occurred while processing the directive]