[an error occurred while processing the directive]

Новое правительство: и дедушек наших ведут в Кабинет...


      Коммерсантъ №9 4.3.91
      (совместно с Л. Захаровым, Е. Никитиным)
     28 февраля союзный парламент одобрил в первом чтении закон о Кабинете министров СССР. Тем самым премьер-министр Валентин Павлов практически получил дополнительные, беспрецедентно широкие полномочия, специально оговоренные в законе.

      Тот факт, что особые полномочия затребованы - и практически уже получены - Валентином Павловым еще до обнародования программы действий, дает основания полагать, что действия эти будут носить достаточно жесткий характер. В то же время ситуация остается неоднозначной ровно настолько, насколько, по отзывам ряда экспертов, неоднозначна фигура самого Павлова - полученный карт-бланш может быть использован премьером как для проведения экономической политики в духе "обновленного социализма", так и для того, чтобы, обойдя тормозящий радикальную реформу парламент, реально включить рыночные механизмы.


      И отец, и сын, и святой дух

      На то, чтобы принять Закон о Кабинете министров в первом чтении, Верховному Совету СССР понадобилось два дня довольно напряженных дискуссий. Однако поскольку после одобрения закона тут же началось утверждение персональных кандидатур министров, можно полагать, что на следующей неделе его прохождение во втором чтении будет носить уже чисто формальный характер.
      Принципиальным моментом в новом законе является расширение полномочий правительства: проект предусматривает предоставление союзному кабинету права издавать подзаконные акты и постановления, обязательные для исполнения на всей территории Союза; при этом необходимость получения согласия республиканских парламентов не оговаривается. Более того, кабинет получает право принимать постановления по вопросам, относящимся к компетенции ВС СССР.
      В проекте Закона о Кабинете министров также записано, что министры не привлекаются ни к административной, ни к уголовной ответственности.
      Председатель Комитета по законодательству Юрий Калмыков пытался возражать и против не имеющего прецедентов иммунитета министров, и против нового порядка прохождения запросов, и против законодательных функций кабинета: "Завтра мы предоставим такие полномочия Верховному суду, Генеральному прокурору СССР, все раздадим, и ничего от ВС не останется".
      Однако бунт комитета закончился довольно быстро: уже 28 февраля комитет в принципе согласился с одобрением закона в первом чтении.

      От перемены мест слагаемых

      В соответствии с принятым в первом чтении текстом закона в структуре управления союзной экономикой появляется несколько новых министерств: информации, оптовой торговли и контрактации (на базе бывшего Госснаба СССР), экономики и прогнозирования. Кроме того, предусмотрен и союзно-республиканский валютный комитет. Ряд министерств, а также комиссий и бюро при Совмине преобразованы в госкомитеты: военно-промышленный, природопользования и охраны окружающей среды, по машиностроению, по металлургии, по топливу, по химии и биотехнологии, таможенный. В состав кабинета входят также Государственный совет по экономической реформе и Фонд государственного имущества.
      Из ранее действовавших в проекте не предусмотрены союзные министерства водохозяйственного строительства, металлургии, станко-инструментальной, угольной, химической и нефтеперерабатывающей промышленности.
      Тем не менее, сокращение числа союзных министерств и ведомств с 61 до 48 не дает оснований говорить о кардинальном изменении системы управления, тем более что число союзных "штабов отрасли" в разные периоды менялось примерно в таких же пределах.

      Кабинет без иммунодефицита

      По заявлению Валентина Павлова, сделанному на сессии ВС, "президентская форма правления обусловлена органическим (т. е. отнюдь не временным. - "Ъ") сочетанием законотворческих и исполнительных полномочий".
      Из этого постулата премьер сделал два вывода.
      Первый: "Кабинет министров... не может быть догматическим исполнителем законов государственной власти. Кабинет должен быть наделен... правом издания решений, имеющих нормативный характер".
      Второй: "Сегодня нашим министрам запрещено быть депутатами... Чтобы человек, выполняя эту функцию в стране, чувствовал себя более уверенно, я просил бы все-таки иммунитет министрам дать".
      (Ъ - Последним министром, сложившим с себя депутатские полномочия в связи с назначением, был бывший вице-премьер Леонид Абалкин. Мандаты народных депутатов СССР уже несколько месяцев сохраняют министр юстиции Сергей Лущиков и министр внутренних дел Борис Пуго.)

      О дайте, дайте мне свободу. Я свой позор сумею искупить?

      По мнению большинства наблюдателей, сегодня сложно судить о позиции Валентина Павлова в области экономической политики. Тем не менее, именно тот факт, что дополнительные полномочия были им потребованы еще до утверждения новой программы действий, позволяет сделать вывод, что меры по стабилизации экономики могут носить жесткий, решительный характер.
      При этом некоторые наблюдатели не исключают версии, что дополнительные полномочия могли потребоваться новому премьеру для того, чтобы обойти союзный парламент, являющийся сегодня одним из серьезных тормозов в осуществлении радикальной рыночной реформы. По той же причине, как считает эта группа наблюдателей, премьер и не торопится с объявлением свой программы. Сторонники этой версии предполагают, что Павлов хочет сперва получить полномочия, а потом действовать уже не оглядываясь на парламент. Причем некоторые эксперты, подчеркивая, что Павлов - фигура далеко не однозначная, не исключают возможности серьезных неожиданностей.
      В любом случае Павлов становится фигурой, практически единолично принимающей решения по всем вопросам экономической стратегии. С одной стороны, его профессиональный уровень позволяет ему довольно легко "справляться" с парламентом. С другой - ни в команде президента, ни в правительстве уже не осталось никого из ведущих экономистов: ушел Леонид Абалкин, в составе нового кабинета нет Степана Ситаряна. И последний аккорд - помимо союзного кабинета Валентин Павлов в соответствии с законом о кабинете будет возглавлять Государственный совет по экономической реформе и союзно-республиканский валютный комитет. Подобного "диапазона" не было ни у кого из его предшественников.
      И, наконец, характер принятых в последнее время президентских указов говорит о сильном влиянии Валентина Павлова на формирование позиции президента в области экономики.
      В результате новый премьер заранее получает карт-бланш на все свои действия, характер которых должен проясниться уже в ближайшее время - после того как ВС окончательно утвердит закон о союзном кабинете.

      Союзное правительство: все те же мы

      В одном из своих многочисленных за последние две недели интервью Валентин Павлов заявил, что причина нынешних трудностей кроется не в системе: порок - в людях. По словам премьера, от прежнего правительства ему досталось довольно плачевное наследство.
      Тем не менее, в представленном на рассмотрение союзного парламента списке нового кабинета в абсолютном большинстве фигурируют лишь фамилии старых министров. Столь быструю перемену в отношении к "носителям порока" в ранге кандидатов на министерские портфели некоторые наблюдатели склонны относить на счет "закрытых" методов разработки и принятия решений, взятых на вооружение премьер-министром (достаточно вспомнить блиц-криг с обменом крупных купюр). А обеспечить максимально "негласную" подготовку можно лишь не нарушая корпоративности участников дела. Такую корпоративность трудно обеспечить в случае, если в кабинете появится какое-то количество "новичков".
      Оценивая принцип формирования новой команды, наблюдатели обращают внимание и на следующее обстоятельство. Будучи долгое время министром, Валентин Павлов хорошо представляет себе "расклад сил" в правительстве Рыжкова. Поскольку правительство практически не меняется, соответственно не меняется и точно известный новому премьеру "расклад".
      Иначе говоря, какие "группы взаимной поддержки" существуют внутри кабинета, на каких позициях стоят его члены и кто кого поддерживает - все это уже известно новому премьеру.
      Соответственно, глава кабинета может заранее проигрывать реакцию на свои решения. А это дает возможность избежать не только "экономической", но и политической оппозиции, то есть избежать тех проблем, которые существенно затрудняли деятельность его предшественника. И еще более развязать себе руки для решительных действий. [an error occurred while processing the directive]