[an error occurred while processing the directive]

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ


      Коммерсантъ №8 25.2.91
      Истекшая неделя - первая неделя православного Великого поста - не во всем оправдала ожидания благочестивых сограждан. С одной стороны, конечно, хорошо, что деятельность нового Кабинета министров разворачивается именно в такое время. Хотя приверженность премьера Павлова тяжелому машиностроению многим и кажется чрезмерной, люди могут утешать себя тем, что премьер ниспослан небом в качестве специального орудия для умерщвления плоти. Попутно можно тешить себя надеждой, что к празднику Светлого Воскресения, когда добрым людям положено сытно разговляться, премьер уже оставит нас своими попечениями.
      Хуже другое. В начале 20-х годов один из последних оптинских старцев дал замечательно простой ответ благочестивой девице, желающей поститься достойно: "Кушай, деточка, что хочешь, только ни с кем не ругайся". И вот этот совет оказался совершенно попранным государственными мужами, которые всю неделю срамили и лаяли друг друга самым неистовым образом. Боевой маршал Ахромеев распространял подметные письма, уличающие Ельцина в пьянстве. Премьер Павлов, в котором пробудился истинно русский человек, бия себя в грудь, уличал Ельцина в распродаже России. Коммунистическая газета "Гласность" уличила Ельцина и Хасбулатова в том, что они поселили в Москве многотысячную чеченскую гвардию, которая днем охраняет российских вождей, а ночью творит набеги на обывателей.
      Хотя и сам Б. Н. Ельцин тоже отдал дань осуждению братьев во Христе (М. С. Горбачева, в частности), следует заметить, что из всех политиков он оказался единственным, кто покаялся в своих прегрешениях, по крайней мере - в чрезмерной доверчивости к Президенту СССР.
      События же в сфере почти совсем чистой экономики были отмечены бенефисом союзного премьера Валентина Павлова. Изложив концепцию реформы цен, Павлов отказал республикам - в первую очередь России - в праве самим выплачивать компенсацию населению. Явная мотивация сводилась к тому, что сырьевые республики пострадают, поскольку они мало реализуют конечной продукции, на которую цены и повышаются. Причины же менее очевидные заключались в том, что, с одной стороны, центру не хочется обижать среднеазиатские "сырьевые" республики, - тем более что они поддержали его в бюджетной войне с Россией. С другой - союзное правительство (что, впрочем, вполне естественно) не желает, чтобы непопулярные меры - повышение цен - связывали с ним, а популярные - денежная компенсация - оставались бы за Россией. В общем - мы обидим, мы и пожалеем.
      В лучших традициях социалистического соревнования, не останавливаясь на достигнутом, Валентин Павлов на той же неделе предложил союзному парламенту проект структуры и функций нового союзного кабинета. Передавая главное в республики, центр скромно оставил себе только все предприятия военного комплекса, транспорт, связь, энергетику, централизованное фондовое снабжение и комитет по экономической реформе, который союзный премьер Валентин Павлов поручил возглавить человеку, которому он безусловно доверяет - самому себе. Представляя проект нового правительства, Павлов объявил о том, что коллективную собственность он предпочитает частной, а в промышленности основными должны вновь стать тяжелые и добывающие отрасли, являющиеся основой ВПК. Поскольку в планах правительства - стабилизация экономики и потребительского рынка, при таком подходе можно уже в ближайшее время ожидать насыщения этого рынка высококачественными танковыми гусеницами.
      В общем, события развиваются столь бурно, что даже боязно. 24 февраля - Торжество Православия, день, когда Церковь анафематствует еретиков. Ежели все и дальше пойдет таким манером, то (поскольку коммунисты сейчас дружны с православным епископатом) М. С. Горбачев, чего доброго, уговорит митрополита, и в Успенском соборе звероподобный протодиакон будет возглашать басом, от которого звенят подвески паникадил: "Бориска Ельцин - анафема!" [an error occurred while processing the directive]