[an error occurred while processing the directive]

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ


      Коммерсантъ №6 11.2.91
      Каждая неделя отныне посвящена обсуждению какого-нибудь нового, издалека импортированного политического изобретения. Прошедшая неделя оказалась, однако, гораздо веселее и приятнее предыдущей. Если указ о патрулировании устойчиво ассоциируется в сознании общественности с какими-нибудь латиноамериканскими гориллами, то референдум вызывает в памяти швейцарских коров с колокольчиками - в маленькой Гельвеции, как известно, страсть как любят референдумы.
      Впрочем, поскольку у них Гельвеция, а у нас - Совдепия, идиллическая забава потомков Вильгельма Телля стала приобретать на родной почве какие-то болезненные формы. Как только литовцы преодолели свое прежнее отвращение к плебисцитам (за что их справедливо корил М. С. Горбачев) и собрались проводить референдум по вопросу о независимости, как М. С. Горбачев не менее справедливо укорил их за это намерение тоже и загодя объявил результаты референдума несостоятельными. А поскольку прибалты не хотят союзного референдума, которого хочет М. С. Горбачев, то остается только устроить референдум по вопросу о референдуме и так ad infinitum. Пока хватит денег в казне, конечно.
      Другой шлягер недели - почти забытый, казалось бы, закон о защите чести и достоинства Президента СССР, обещающий, кажется, сделаться не менее популярным, а главное - не менее широко применяемым, чем указ о борьбе с экономическим саботажем. По крайней мере, на этой неделе с ним свели знакомство и юная (наверное, бедная) студентка биофака МГУ, и богатый Артем Тарасов. Дежурная же посягательница на честь Президента СССР Валерия Новодворская ждет суда на следующей неделе. Очевидно, испугавшись наплыва обвиняемых по этому закону (и вспомнив боевую молодость, когда обвиняемых по статье 58-10 тоже было невпроворот), подал в отставку старый чекист, отдавший органам сорок пять лет, бывший глава управления по борьбе с диссидентами генерал Бобков.
      Однако рядовым гражданам не следует унывать. Клевеща на Президента СССР, Артем Тарасов, в частности, предполагал, что уже в середине февраля нашу страну захлестнет волна японского ширпотреба. Ждать осталось совсем недолго. Тем временем миновало уже две недели с тех пор, как начали менять старые деньги на новые. Между тем последствия паники, вызванной этой мерой правительства, продолжают сказываться до сих пор - и в форме исчезновения товаров теперь уже не с государственных, а с кооперативных и "коммерческих" прилавков, и, как водится, в форме слухов. Однако, как известно, дыма без огня не бывает. Так, очередная волна разговоров об обмене старых - на этот раз 10-и 25-рублевых купюр - скорее всего, была вызвана вполне тривиальной служебной телеграммой Госбанка. В ней всем прочим банкам предписывалось проинвентаризировать остатки наличности и сообщить в Госбанк, сколько и каких купюр имеется у них в резерве. Разумеется, сам по себе подобный факт не свидетельствует о том, что обмен денег будет продолжен. Однако надо признать, что он не свидетельствует и об обратном.
      Строго говоря, обмен действительно еще не завершен. Во второй телеграмме Госбанк поручает республиканским банкам провести расследование по происхождению наличных средств, представленных предприятиями к обмену в качестве кассовых остатков, а полученные данные "подвергнуть логической проверке". Однако не исключено, что кооперативам и малым предприятиям покажется совершенно нелогичным то, что им предстоит "в кратчайшие сроки" сдать в банк более десятка различных документов и справок, в том числе и таких, которые в банк никогда не сдаются. Ну, а средства, которые банк в результате логической проверки сочтет излишними, предприятиям возвращены не будут. Что может служить еще одним доказательством того, что столь простая, казалось бы, мера, как обмен денежных знаков, в умелых руках может иметь множество дополнительных эффектов.
      А пока население терпеливо дожидается, когда ему возвратят деньги, российский парламент принял постановление о ценовой политике, которая отныне практически совпадает с позицией центра. Политика проста - цены будут расти. Таким образом, рядом с новыми деньгами встанут и новые ценники. Остается только надеяться, что этим не будут исчерпаны понятия руководящих органов о путях обновления вечно молодой советской экономики. [an error occurred while processing the directive]