[an error occurred while processing the directive]

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ


      Коммерсантъ №4 28.1.91
      Неделя началась крепкой бранью и еще более крепкой бранью закончилась. Объектом брани по установившейся традиции был Президент СССР Михаил Горбачев.
      В манифестации демократических сил в Москве, открывшей неделю, участвовали как водится, и умеренные и неумеренные. Умеренные сулили Президенту отставку, неумеренные - казенный дом. Любопытно, что, провозглашая свои пожелания, оба рода манифестантов озирались на Угловую Арсенальную башню Кремля, полагая, очевидно, что объект инвектив оборудовал в ней свое убежище.
      Вторник же (а еще более среда, четверг и последующие дни недели) резко изменили стилистику высказываний. В воскресенье-понедельник граждане старались изъясняться в стиле героев Плутарха и пассажи типа "трепещите коронованные тираны", "мы никогда не склоним выи" звучали гармонично и естественно.
      Во вторник, уступая пожеланиям трудящихся, М. С. Горбачев устроил денежную реформу, и со среды граждане полностью перешли на язык ломовых извозчиков. Рекорд страстности поставил знатный экономист Борис Пинскер: его интервью радио "Свобода" на 50% состояло из нецензурных выражений; искусные радиотехники заменили их звуками зуммера и в таком виде осквернили мировой эфир.
      Такой стилистический сдвиг, однако, вполне понятен. В начале недели советскому руководству инкриминировались деяния, предусмотренные первой главой Особенной части УК РСФСР (Государственные преступления), в конце - предусмотренные пятой главой (Преступления против личной собственности граждан). Другой контингент - другие речи.
      Под мирное шелестение уходящих навсегда купюр образца 1961 года деловая жизнь, несколько, впрочем, озадаченная, тем не менее, находила способ проявиться. Проявления эти носили часто противоположный характер. Например, союзный Минфин "спустил" инструкцию о порядке выплаты налога на прибыль. Надо сказать, что подробное разъяснение принятого ранее Закона о налогах не прояснило ситуацию в главном - намерен ли центр смягчить свою жесткую налоговую политику. Пока оснований надеяться на это нет - новый документ Минфина напоминает об этом достаточно внятно.
      На рассмотрение союзного кабинета направлено положение об уплате налога на продажу. Из текста этого проекта следует, что, несмотря на название, налог этот придется платить все-таки покупателю.
      Россия, тем временем, создала государственный комитет по управлению государственным же имуществом и поручила ему (комитету, а не имуществу) заняться переходом предприятий на акционерную и частную собственность и сдачу их в аренду. Управление ходьбой с помощью вновь созданного комитета этим не исчерпывается - он должен также всячески содействовать переходу союзных предприятий под юрисдикцию России. Для облегчения этого пешего процесса республиканский Совмин утвердил специальное положение, подробно объясняющее предприятиям, как оный процесс надлежит осуществлять.
      Впрочем, объяснения по этому поводу российскому руководству давать, видимо, легче, чем по факту "попытки Фильшина продать Россию иностранцам": очередной скандал о распродаже народного достояния в масштабах, сравнимых с валовым продуктом страны, еще долго будет занимать общественное мнение. И случился скандал в весьма подходящий момент - как раз тогда, когда высказывания российских лидеров стали чуть менее резкими, чем неделю назад, и у союзного руководства появилась реальная возможность с помощью кнута и пряника вернуть их на путь истинный. [an error occurred while processing the directive]