[an error occurred while processing the directive]

Президент и Гласность: я тебя породил...


      Коммерсантъ №3 21.1.91
      (совместно с А. Сухановым)

"Коли за этим дело стало, я еще репутацию свою поправлю", - молвил Михайла Иванович... Забрался ночью в типографию, станки разбил, шрифты смешал, а произведения ума человеческого в отхожую яму свалил. Сделавши все это, сел на корточки и стал ждать поощрения. Однако ожидания его не сбылись.
М. Е. Салтыков-Щедрин. "Медведь на воеводстве"


      За час до закрытия IV сессии ВС СССР генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев предложил приостановить действие Закона СССР о печати. В результате было принято решение "поручить Комитету по гласности и Президиуму ВС СССР разработать меры по обеспечению объективности средств массовой информации (СМИ)". Решение ВС СССР было принято в связи с недостаточно объективным, по мнению Горбачева, освещением событий в Литовской Республике.

      Ряд представителей средств массовой информации резко негативно оценили новый замысел Горбачева. В то же время отмечается, что фактическое возрождение политической цензуры было бы вполне логичным продолжением политических событий последних недель. В одном представители прессы, однако, вполне солидарны с Горбачевым, который заявил ВС СССР: "Я вижу, уже пахнет керосином".


      Закон о печати Горбачеву мешает

      16 января, в шестом часу вечере Горбачев внес предложение: "Нам предстоят пережить недели, месяцы принятия самых далеко идущих предложений, которые могут стать предметом спекуляций. Общество нуждается в объективности. Можно принять решение приостановить Закон о печати и обеспечить объективность".
      Либеральные депутаты пытались возражать. Юрий Карякин указал, что "один раз мы уже его приостанавливали - в 1918 году". В ответ Горбачев сообщил, что он знаком с подписанным Карякиным заявлением членов учредительного совета "Московских новостей" под названием "Преступление режима, который не хочет уходить", и предположил, что эта квалификация относится также и к нему.
      ВС СССР 275 голосами "за" при 32 "против" и 30 воздержавшихся принял решение поручить Президиуму ВС СССР и Комитету по вопросам гласности, прав и обращений граждан "разработать меры по обеспечению объективности в средствах массовой информации". И разъехался на каникулы.
      Поскольку решение ВС СССР было принято в связи с недостаточно объективным, по мнению Горбачева, освещением событий в Литовской Республике, его слова, что объективность надо обеспечить "в связи с принятием важнейших решений", вызвали у наблюдателей предположение, что решения, для правдивого освещения которых надо вводить политическую цензуру, могут сильно напоминать решения, принятые центром в отношении Литвы.
      С другой стороны, это предложение Генерального секретаря ЦК КПСС вполне логично. Телевидение и пресса - сообщающиеся сосуды, и вся нынешняя активность председателя Гостелерадио Леонида Кравченко по установлению информационной блокады будет малоэффективной до тех пор, пока существует независимая пресса.

      Очередной "киндермат"

      Наблюдатели отмечают, что, хотя ВС СССР скорее всего все равно бы проголосовал за все, что угодно, даже либеральные депутаты не заметили, что Горбачев ставит им элементарную ловушку - своего рода "киндермат".
      Дело в том, что предложение Генерального секретаря ЦК КПСС появилось как бы в ответ на предложение разобраться в деятельности председателя Гостелерадио Леонида Кравченко и призвать его к большей объективности. На что Горбачев совершенно логично предложил "обеспечить объективность" не одного Кравченко, а всех средств массовой информации - "от "Правды" до "Коммерсанта".
      Если бы депутаты по примеру журналиста из ТСН Юрия Ростова сопровождали свои претензии минимальной оговоркой - на своем частном телеканале Кравченко волен был бы показывать все, что ему угодно, но на государственном канале, содержащемся на деньги налогоплательщиков, он обязан соблюдать равновзвешенность, Горбачеву было бы труднее обосновать свое предложение.
      Отказ от первоначального предложения приостановить действие Закона о печати многие истолковали как проявление умеренности со стороны Горбачева. Эксперты "Ъ" полагают, однако, что такой отказ мог быть вызван осознанием недостаточной эффективности предложенной меры.
      Приостановка или отмена союзного Закона о печати не может изменить юридического статуса изданий, уже зарегистрированных в республиках на основе республиканских законов. И покуда не отменена регистрация изданий на республиканском уровне, их повседневная жизнь с момента приостановки союзного закона также начинает определяться исключительно республиканским законом. Так что обойтись отменой союзного закона о свободе печати нельзя - вакуум автоматически заполняется республиканским законодательством. Требуется союзный Закон о цензуре. Но эта мера вовлекает центр в новый раунд "войны законов", а опыт этой войны показывает, что если одна из сторон (центр) предписывает местным властям действие, а вторая (республика) - бездействие, чиновники на местах обычно проявляют лояльность по отношению к второй стороне.
      Так что надо искать иные способы обеспечения объективности. Если удастся - мирные, не удастся - немирные.

      Мирный способ обеспечения объективности

      Есть некоторые основания полагать, что вместо неэффективного закона без исполнительной структуры Генеральный секретарь ЦК КПСС предпочел создать особую властную структуру - без закона. Отсутствие юридической базы у будущих "комиссий по объективности" оказывается не пороком, а достоинством: оно лишает республики возможности наложить вето на соответствующие правовые акты. Уже имеется прецедент - президентским Указом созданы не имеющие никакого положения или устава "комиссии по нравственности".
      Может быть использован и более давний опыт "отмирания правовых форм" в 1960-е годы.
      (Ъ - По Указу от 4 мая 1961 г. вынесение приговоров по делам о тунеядстве (ставших, как известно, политическими процессами) было поручено не профессиональным судьям, а комиссиям при исполкомах, произвольно назначаемым и ни перед кем не ответственным.)
      Возможен вариант, при котором "комиссии по объективности" будут выносить решения о необъективности издания, на основании которых директора типографий (большая часть которых принадлежит КПСС) и владельцы помещений будут иметь право досрочно расторгать договоры об обслуживании или аренде.
      Заместитель главного редактора "Комсомольской правды" Владимир Сунгоркин заметил корреспонденту "Ъ": "Партия так устроена, что она ничего не делает в лоб, прямо. Есть столько отработанных десятилетиями рычагов... До сих пор нет договора с издательством, во взаимоотношениях нет законодательной основы. Юридически нас могут просто выгнать".

      Немирный способ обеспечения объективности

      Следует, однако, учесть, что ряд типографий формально находятся в собственности республиканских и местных органов власти, и установление над ними контроля возможно лишь с нарушением республиканских законов и с применением силы. В принципе, опыт конца 1917 года, когда газеты закрывали красногвардейцы, может быть повторен.
      Латвийский депутат, главный редактор газеты Padomju jaunatne Андрей Цирулис заметил Горбачеву, что "в Латвии с гласностью покончено уже 2 января", имея в виду захват омоновцами Дома печати. Народный депутат РСФСР Леонид Волхов, однако, считает обеспечение объективности посредством десантников маловероятным; по его мнению, если это случится, "Горбачев будет уже никому не нужен".
      Во всяком случае, достаточно вероятно предположение главного редактора "Московского комсомольца" Павла Гусева: власти постараются "для острастки закрыть две-три газеты якобы за то, что они дестабилизируют обстановку".
      (Ъ - 16 января председатель Гостелерадио Леонид Кравченко заявил парламентскому корреспонденту "Московского комсомольца" Равилю Зарипову: "Я считаю, что с вами судиться надо! За то, что вы делаете".) [an error occurred while processing the directive]