Churchill
Ястребиный телеграфъ

Отличие государственного деятеля от политика в том
что политик ориентируется на следующие выборы,
а государственный деятель на следующее поколение
/У. Черчилль/

Novus Ordo Seculorum.
Автор: zaphod ® ( 10/15/2004, 22:13:39 ) Профайл Rambler's Top100

Novus Ordo Seculorum.*)

Демократия - мощное оружие защиты американских национальных интересов.
Пол Вулфовиц.

Барон Федор Васильевич Тейль фон Сероскеркен, посланник России в США в 1823-1825 гг., охарактеризовал провозглашение "доктрины Монро" как стремление США стать предводителем лиги демократических государств Нового Света, находящихся в открытой оппозиции к союзу государей континентальной Европы. Кстати, именно в беседе с ним тогдашний государственный секретарь Джон Куинси Адамс, бывший посланник США в России и будущий 6-й президент США, впервые озвучил основные принципы "доктрины Монро" примерно за полгода до её официального провозглашения. В первой четверти ХIX века на американском континенте происходили геополитические изменения, по своим масштабам, превосходящие те, что произошли в Евразии в 1989-1991 гг. В результате серии революций и освободительных войн в Южной и Центральной Америке образовалось большое количество независимых государств, которые откололись от владений испанской короны. Все эти страны взяли за основу для государственного строительства те же самые идеи и принципы, на которых построили свое государство отцы-основатели США.

На эти жирные куски было много претендентов. Кроме того, на американском континенте было много мест, практически неосвоенных европейцами. И за эти территории тоже была серьезная конкуренция среди тогдашних великих держав. В 1812 году российские колонисты высадились в Калифорнии, в 1816 году была предпринята попытка включить Гавайские острова в сферу влияния России, дезавуированная позже правительством российским МИДом. Россия претендовала и на Орегон (эта территория тогда включала нынешние американские штаты Орегон и Вашингтон). На эти территории претендовала и Англия. Но сфера претензий Англии была гораздо шире российской. Революции в Латинской Америке нанесли мощный удар по историческому сопернику Англии - Испании и практически вывели её из числа претендентов на мировое господство. Так что революции в Латинской Америке были весьма на руку Англии. Латиноамериканские "либертадорес" ("освободители") имели некоторые основания полагать, что страны Священного Союза могут вмешаться в латиноамериканские дела под предлогом оказания помощи Испании. Поэтому, по предложению Симона Боливара, в то время президента Великой Колумбии, в 1826 году был созван Панамский конгресс с целью создания союза всех государств Нового Света. По настоянию Джона Куинси Адамса, который к этому времени стал президентом США, американцы направили своих представителей на этот конгресс, но они прибыли с опозданием. На Панамском конгрессе был заключен договор союзе и конфедерации, а также создании совместных вооруженных, но этот договор так и не был ратифицирован и остался в области благих пожеланий.

Так что скорее правы те историки, которые утверждают, что "доктрина Монро" была выражением идеологии изоляционизма, которой американская внешняя политика следовала весь XIX век и, в значительной степени, в первой половине XX века. Смысл этой политики состоит в сознательном отказе от политических союзов, в той или иной степени связывающих США обязательствами перед союзниками. Допустимы лишь временные, тактические союзы, участие в которых необходимо по чрезвычайным обстоятельствам, но стратегические союзы недопустимы, поскольку чреваты ослаблением страны из-за втягивания Америки в чужие дела, например, в европейские. "Доктрина Монро" препятствовала империалистической экспансии европейских государств, в первую очередь Англии, в Западное полушарие.

Эта экспансия была неизбежна в связи с превращением Англии в "мастерскую мира". Если страна производит больше, чем потребляет, то она и сберегает больше, чем инвестирует. Такой стране нужны рынки сбыта товаров и капитала. Поэтому владение колониями в этом смысле предоставляет большие выгоды. Вместе с тем большинство экономических проблем колоний, полуколоний и других экономически слаборазвитых стран связано с дефицитом капитала в этих странах. Эти проблемы носят различный характер в разных странах, но все они, так или иначе, упираются в недостаток капитала. Поэтому британский империализм (впрочем, не только британский) до определенной степени способствовал развитию этих стран, хотя и дорогой ценой. "Доктрина Монро" позволила Соединенным Штатам сохранить экономическую независимость - американская экономика в XIX веке развивалась за счет развития преимущественно внутреннего рынка. С другой стороны, сохранение позиций США в странах Западного полушария обеспечивалось их формальной независимостью. Англичане не могли открыто навязывать этим странам таможенные тарифы или требовать от них преференций для английского капитала. В дальнейшем, когда американский капитал окреп, он ринулся на освоение рынков стран Западного, а затем и Восточного полушария.

Совершенно очевидно, однако, что страна, претендующая на то, чтобы стабильно оставаться "мастерской мира" не может не быть одновременно и "владычицей морей". Ведь основа экономической экспансии - это торговля, а торговля осуществляется морским путем. Если конкурирующее государство установит господство над Мировым Океаном, то оно сможет легко подорвать торговлю, а значит, и привести в упадок промышленность страны, претендующей на роль "мастерской мира". Обратное, вообще говоря, неверно. "Владычице морей" вовсе не обязательно становиться "мастерской мира". Фактически Англия превратилась в "мастерскую мира" уже будучи "владычицей морей" и оставалась ей, пока сохраняла господствующее положение в качестве сильнейшей военно-морской державы. Поворотным пунктом можно считать 1941 год, когда Уинстон Черчилль и Франклин Рузвельт подписали так называемую Атлантическую Хартию, которая открыла Америке доступ к ресурсам и рынкам английских колоний. Так Соединенные Штаты зафиксировали свое превосходство, и с этого момента упадок Британской империи стал неизбежен...

Нефтяные шоки 70-х годов XX-го века привели к осознанию того, что роль "мастерской мира" может быть весьма накладной с экономической точки зрения, да она и вовсе не обязательна для экономического роста при наличии господства в Мировом Океане. С этого времени характер американского империализма становится диаметрально противоположным. Если раньше империалистическая экспансия осуществлялась путем вывоза товаров и капитала, то теперь Соединенные Штаты становятся крупнейшим импортером. В целом Соединенные Штаты потребляют больше, чем производят и поэтому сберегают меньше, чем инвестируют. Такое положение сложилось в результате качественного изменения структуры американской экономики - разрыва с традициями индустриальной экономики и перехода к экономике постиндустриальной. Благодаря этому в Америке резко сократился выпуск большинства товаров, характерных для индустриальной экономики, и связанных с высокими затратами энергии и сырья. Америка переориентировалась на производство высокотехнологической продукции и почти в то же самое время в Китае началась политика "четырех модернизаций", которая привела к тому, что Китай стал превращаться в "мастерскую мира", заняв к настоящему времени третье место в мире по торговому обороту (с учетом Гонконга).

Что интересно, к этому же времени относится начало политической карьеры многих неоконсерваторов, например, автора "доктрины Вулфовица" или Ричарда Перла. Политическим толкачом и кумиром неоконов был небезызвестный сенатор-демократ Генри "Совок" Джексон, соавтор знаменитой поправки Джексона-Веника. (Кличку 'Scoop, которая в переводе означает "совок" или "черпак", сенатор получил на посту окружного прокурора г. Сиэтла за особую ретивость в борьбе с преступностью.) Затем неоконсерваторы переориентируются на республиканскую партию, но их отношение к России останется без изменений. Несомненно, политика Рейгана в отношении Советского Союза и реформ американской экономики во многом опиралась на идеи неоконсерваторов, в частности на упоминавшуюся мной концепцию "творческого разрушения". Кстати сказать, эта идея "творческого разрушения" (Das kreative Vernichtungsprinzip, The World as Holocaust, в те годы буквально носилась в воздухе и во много была вызвана на свет новейшими открытиями в астрономии, а также моделью "прерывистого равновесия" в теории эволюции. Следует отметить, что неоконсервативная трактовка принципа "творческого разрушения" слишком бедна и примитивна. Можно сказать, что если модель "прерывистого равновесия" является модификацией обычной (градуалистской) теории эволюции в соответствии с философским принципом "творческого разрушения", то неоконсерваторы модифицировали в соответствии с этим принципом характерную для американских консерваторов концепцию креационизма.

Однако, как бы там не было, "доктрина Вулфовица" является неизбежным следствием крушения Советского Союза и превращения США из "мастерской мира" в основного мирового импортера товаров и капиталов. Устойчивость этого положения необходимо поддерживать недопущением появления новой великой державы-конкурента. Ведь если пустить дело на самотек, то, например, Китай, может стать великой морской державой. А это будет означать конец американскому благополучию. Тогда китайская экономика сможет развиваться в том направлении, в котором заблагорассудится китайцам, а не том, которое ей диктует конъюнктура американского рынка. В этом смысле доктрина "нового американского столетия" является консервативной, она направлена на то, чтобы задержать развитие других государств или, по крайней мере, направить их развитие в направлении, благоприятном для сохранения глобального американского превосходства. Однако для достижения этой цели необходимо ломать все традиции, как внутри страны, так и за рубежом. Поэтому наступление события, подобного тому, что произошло 11 сентября 2001 года, совершенно неизбежно. Оно полностью соответствует доктрине "созидательного разрушения". Указывая на основное противоречие современной Америки спустя примерно полтора месяца после этих событий, мы писали:

Так как же можно было бы сформулировать это самое большое противоречие в Америке, чтобы ухватить его суть и расставить все по своим местам, после необходимых пояснений? Мы уверены в том, что это – противоречие между американскими национальными интересами, интересами Америки как нации, как самостоятельного государства, как субъекта мировой финансово-экономической системы второй половины XX века, и американскими имперскими интересами, т.е. интересами Америки, создавшей Pax Americana, инициировавшей новый виток глобалистских тенденций и не желающей считаться в своих имперских устремлениях ни с кем и ни с чем, Америки, пожелавшей создать новую мировую финансово-экономическую систему XXI века. Вот в эту пока еще не созданную систему и нацеливали свои «боинги» пилоты-камикадзе, вполне уверенные в том, что делают это во славу Аллаха, хотя, впрочем, не имеет никакого значения, во что они верили и какому Богу поклонялись. Главное, что направили их они в символ Америки – башни-близнецы ВТЦ. На этот символизм обратили внимание многие, если не все, но мало кто заметил, что тут требуется совершенно необходимое уточнение, это – символ Финансовой Америки, Америки Прогресса, но не Промышленной Америки, Америки Традиций.

Именно с этого момента началось неоконсервативное наступление, месть всем сторонникам Традиции, которые всегда ненавидели этот вихрь энергии и творческого потенциала, который угрожал их традициям (какими бы они не были) и позорил их неспособность держать темп. Убийственная креативность грандиозного перформанса, разыгранного 11 сентября 2001 года не оставляет сомнений в том, кто был заинтересован в последовавшей реакции.

Озвучивая "доктрину Вулфовица" в качестве "Стратегии национальной безопасности", Джордж Буш-младший постоянно подчеркивал, что она соответствует интересам не только американцев, но и всех людей в мире, за исключением кучки отщепенцев: "международных террористов" и поддерживающих их тиранов в нескольких странах мира. Впрочем, это утверждение можно трактовать и как угрозу: все, кто не хочет честно трудиться на благо глобальной экономики, будут объявлены террористами и врагами демократии и подвергнутся жестокому наказанию. Короче говоря, "Стратегия национальной безопасности" является несколько смягченной версией "доктрины Вулфовица" и близка к принципу Аль Капоне: "Добрым словом и пистолетом вы добьетесь гораздо большего, чем одним только добрым словом". Победное шествие демократии в Ираке не оставляет сомнений в решимости американцев насаждать демократию всеми доступными им средствами. Более того, совершенно очевидно, что любая страна, в которой будет подобным образом установлена демократия, надолго, если не навсегда потеряет возможность стать великой державой и бросить вызов Соединенным Штатам.

"Стратегия национальной безопасности" заявляет, что США будут добиваться укрепления мира и безопасности путем распространения свободных и открытых обществ на всех континентах. Тем самым утверждается, что принципы "отцов-основателей" США, изложенные в Декларации независимости являются универсальными, общечеловеческими принципами. Это обосновывается тем, что авторы "Декларации" считали право на жизнь, свободу и стремление к счастью естественными, неотъемлемыми правами человека. В этих правах, однако, нет ничего универсального и общечеловеческого. Как раз дело обстоит практически с точностью до наоборот - эти права и ценности показали свою эффективность лишь в условиях США. Тем не менее общечеловеческие ценности существуют и они доказали свое право на существование именно потому, что опираются на многовековой опыт всего человечества, а не только одной страны, пусть даже весьма богатой и могущественной. Защита этих принципов может и должна стать основой внешней политики России. К числу таких общечеловеческих ценностей я бы отнес следующие:

  • Принцип суверенитета. Этот принцип означает, что право каждого государства устанавливать на своей территории собственные законы неоспоримо.
  • Принцип свободы договоров. Ни одно государство не вправе навязывать другому заключение договоров, либо препятствовать заключению договоров с третьими странам. Любое государство имеет право расторгнуть любой международный договор, если этого потребуют высшие интересы государства.
  • Принцип свободы международной торговли. Каждое государство имеет право как торговать с другими государствами любыми товарами, если такая торговля является взаимовыгодной, так и отказываться от торговли.
  • Принцип свободы мореплавания. Мировой океан не находится под чьим либо суверенитетом.

Защита этих простых принципов и могла бы стать основой для изоляционизма во внешней политике России. Изоляционизм, как мы видели на примере "доктрины Монро" вовсе не означает отказ от внешней политики вообще, и от активной внешней политики. Он только означает стремление уклониться от принятия на себя ненужных обязательств и желание сохранить свободу рук в отношениях с другими странами. Изоляционизм предполагает необходимость нейтралитета, и более того, защиту этого нейтралитета при необходимости силой оружия. Такой изоляционизм как раз лежит в русле внешнеполитической традиции России. Я имею в виду декларацию Екатерины II о вооруженном нейтралитете. Хотя эта декларация применялась лишь в отношении морской войны, несомненно, что ее можно распростанить и на другие сферы международной политики. Такой подход был бы особенно плодотворным, когда для России вполне актуальна опасность быть втянутой в войну, имеющую своей целью установление нового американского векового порядка.


*)Novus Ordo Seculorum (лат.) - Новый Вековой Порядок. Надпись на обратной стороне государственной печати США, утвержденной конгрессом США в 1782 г. Назад.



Ответить Рекомендовать Все ответы   На форум
Ответы
Rambler's Top100 TopList