Churchill
Ястребиный телеграфъ

Отличие государственного деятеля от политика в том
что политик ориентируется на следующие выборы,
а государственный деятель на следующее поколение
/У. Черчилль/

От доктрины Монро до доктрины Вулфовица.
Автор: zaphod ® ( 10/09/2004, 00:27:10 ) Профайл Rambler's Top100

Хорошо известно, какую роль играют в американской политической жизни так называемые 'think tank' - мозговые центры, т.е. неправительственные учреждения, в которых проводятся исследования различных аспектов внутренней американской и международной политики, военной науки и т.д. Эти "думающие танки" играют важную роль в разработке военно-политической стратегии, которая затем может стать руководством к действию для вашингтонской администрации. Однако мозговые центры являются не только источником идей для администрации. Они - важнейший инструмент так называемого "гражданского контроля" над вооруженными силами и спецслужбами, поскольку американские политические деятели циркулируют не только между министерствами, профильными комитетами Конгресса и корпорациями. Мозговые центры также являются важным источником кадров для администрации. Об одном из таких "думающих танков" и пойдет речь.

В отличие от Адольфа Гитлера, который создал "тысячелетний рейх", просуществоваший 12 лет, 3 месяца и
10 дней, основатели фонда 'The Project for New American Century' (PNAC) ставят более скромные цели. Они предлагают всего лишь проект для нового американского столетия. Сам фонд, основанный в 1997 году, позиционируется учредителями как некоммерческая, образовательная организация, чья цель состоит в том, чтобы продвигать идею глобального американского лидерства. Видимо, с чисто образавательными целями, фонд подготовил в сентябре 2000 года доклад под названием Rebuilding America's Defenses ("Восстановление обороноспособности Америки"), в котором и обсуждаются конкретные методы продвижения идеи глобального американского лидерства.

Основная идея, от которой отталкиваются авторы доклада, состоит в том, что с окончанием холодной войны, которое авторы относят к 1989 году, Америка оказалась в исключительно благоприятной стратегической ситуации, аналогов которой нет в мировой истории. Ключевые особенности стратегической ситуации, по мнению авторов доклада, таковы:


  1. Отсутствует вызов со стороны какой-либо великой державы.
  2. США пользуются поддержкой со стороны сильных, богатых и демократических союзников во всех частях света.
  3. Продолжается самый длинный в истории период экономического роста.
  4. Политические и экономические принципы США распространены почти универсально.

Такой мировой порядок как нельзя лучше соответствует американским идеалам и интересам. Казалось бы, в такой благоприятной ситуации американцам нужно жить-поживать да добра наживать, одним словом стричь купоны "дивидендов мира". Однако такая мелкобуржуазная позиция очень не нравится авторам доклада. Они считают, что нельзя пускать дело на самотек. Вызов нового столетия, с их точки зрения, состоит в том, чтобы как можно дольше продлить эту стратегическую ситуацию, сохранить и расширить Pax Americana. Благодушие опасно, поскольку на мировой арене может появиться соперник, который бросит вызов превосходству Соединенных Штатов. Поэтому основная стратегическая задача США состоит в том, чтобы не допустить появления такого соперника, задушить его, так сказать, в колыбели. И для этой цели необходимо всемерное укрепление обороноспособности Америки и полная перестройка ее вооруженных сил с целью наилучшего приспособления к реальностям XXI века. Авторы видят четыре основных задачи для вооруженных сил США:

  • защищать территорию США;
  • бороться и добиваться решительной победы в нескольких одновременных войнах на главных театрах военных действий;
  • исполнять функции "полицейских сил", связанные с формированием режима безопасности в критических регионах;
  • преобразовать американские вооруженные силы, чтобы использовать "революцию в военном деле";


Основное различие между новыми и прежними стратегическими задачами авторы видят в том, что в годы холодной у США был единственный соперник и мир был биполярным, а после окончания холодной войны он стал униполярным и США придется иметь делом со множеством мелких претендентов на роль регионального или глобального лидерства, и, как остроумно заметили авторы доклада, различие между двумя стратегиями примерно такое же, как между оптовой и розничной торговлей.

Я не буду касаться чисто военных аспектов этого доклада, хотя они, безусловно, интересны и поучительны. Это касается и подходов авторов доклада к военному планированию, вопросам оценки эффективности различных видов вооружений и техники и многим другим вопросам. Гораздо актуальнее другой вопрос: кто эти авторы, и каковы перспективы реализации их идей? Председателем фонда PNAC является Уильям Кристол, главный редактор 'The Weekly Standard', один из идейных вождей неоконсерваторов, среди других руководителей проекта следует отметить Джона Р. Болтона, ныне занимающего пост заместителя государственного секретаря США. Главный автор доклада - Томас Донелли, среди других авторов доклада - представители других "думающих танков", таких как 'Center for Strategic and International Studies','Carnegie Endowment for International Peace', 'The RAND Corporation', военно-учебных заведений: 'U. S. Military Academy at West Point', 'National Defense University', 'U.S. Naval War College', деловых кругов, например 'Northrop Grumman Corporation', университетов, политических кругов и др. Среди авторов следует выделить Пола Вулфовица, ныне занимающего пост заместителя министра обороны США. Как отмечают авторы доклада, они отталкивались от документа под названием 'Defense Policy Guidance' ("Руководство по оборонной политике"). Это руководство было в черновом варианте составлено в самом конце президентства Джорджа Буша-старшего, под руководством тогдашнего министра обороны Дика Чейни, ныне вице-президента США. Фактически же автором "Руководства" был именно Пол Вулфовиц, который и в администрации Буша-старшего занимал пост замминистра обороны.

Итак, обсуждаемая стратегическая доктрина является выражением идей неоконсервативного крыла Республиканской партии США, представители которого играют важнейшую роль в определении политики нынешней американской администрации. Убийственную характеристику неоконсерваторам дал Патрик Бьюкенен в статье, опубликованной в журнале 'American Conservative'. Бьюкенен цитирует одного из идеологов неоконсерваторов, Майкла Ледина, бывшего сотрудника министерства обороны:

Творческое разрушение - наше второе имя, и в пределах нашего общества и за границей. Мы сокрушаем старый порядок каждый день, от бизнеса до науки, литературы, искусства, архитектуры, и от кино до политики и законодательства. Наши враги всегда ненавидели этот вихрь энергии и творческого потенциала, который угрожал их традициям (какими бы они не были) и позорил их неспособность держать темп. Мы должны уничтожить их, чтобы продвинуть нашу историческую миссию.

Как справедливо отмечает Бьюкенен, подобные высказывания скорее напоминают манифесты революционного переустройства мира, чем высказыванию консерватора. И действительно, пишет Бьюкенен, неоконсерваторы - это бывшие либералы, социалисты и троцкисты, которые участвовали в молодежной революции 60-х годов и были сторонниками сенатора Макговерна, а затем стали консерваторами во годы президентства Рональда Рейгана. О том, каковы причины такой эволюции, я писал в "Кольце и свастике" и "Кольце и свастике-2".

С 11 сентября 2001 года этот вихрь разрушительной творческой энергии начал приобретать современные очертания. Уже 20 сентября ряд видных неоконсерваторов обратились с открытым письмом к президенту Джорджу Бушу-младшему с требованием начать войну против Саддама Хусейна. По их мнению, отказ от нападения на Ирак означал бы капитуляцию перед силами международного терроризма. Еще раньше Пол Вулфовиц обосновал предпочтительность атаки против Ирака по сравнению атакой против Афганистана тем, что успех в Афганистане не гарантирован, а в Ираке хрупкий репрессивный режим, который легко сломается. Однако для начала все-таки был выбран Афганистан, поскольку для Ирака требовались более значительные силы, а для их развертывания необходимо время. Таким образом, соображения по которым началась война с "международным терроризмом" имеют малое отношение к борьбе с терроризмом. Это видно хотя бы из того, к каким последствиям привел вихрь разрушительной творческой энергии на территории Ирака. И такая судьба ждет весь мир, поскольку 21 сентября 2002 года Буш-младший подписал документ под названием 'National Security Strategy'("Стратегия национальной безопасности"), в котором за основу взята "доктрина Вулфовица".

Как писала газета 'Washington Post', это означает водораздел в американской внешней политики, отказ от политики сдерживания, которая проводилась американскими президентами последние 50 лет. Таким образом, перспективы на ближайшие 100 лет выглядят довольно мрачно. Не следует предаваться избыточному оптимизму и полагать, что замена республиканской администрации на демократическую приведет к существенным изменениям. Преемственность внешнеполитических доктрин в американской политике гораздо сильнее, чем может показаться на первый взгляд. В 1823 году 5-й президент США Джеймс Монро сформулировал доктрину, согласно которой весь Новый Свет является зоной жизненно важных интересов США. Эта доктрина вошла в историю как "доктрина Монро" и использовалась в качестве обоснования многих политических и военных акций США в XIX веке. Например, 10-й президент США, Джон Тайлер в 1842 году использовал ее для включения Гавайских островов в сферу влияния США и в таком виде "доктрина Монро" превратилась в "доктрину Тайлера". Следующий президент США, Джеймс Нокс Полк подтвердил основные принципы "доктрины Монро" и особенно подчеркнул претензии США на западное побережье Северной Америки и на часть мексиканской территории ("доктрина Полка"). Дальнешее развитие этой доктрины связано со строительством канала между Тихим и Атлантическим океаном, "доктрина Монро" была скорректирована с помощью "дополнения Блэна", "дополнения Олни", "дополнения Ложда" и др.(по именам госсекретарей США второй половины XIX века). "Доктрина Монро" стала основой экспансии США в Западном полушарии, ее использовали и развивали президенты США Теодор Рузвельт, Уильям Говард Тафт и Вудро Вильсон. В конце концов, в 1919 году "доктрина Монро" была закреплена в Версальском мирном договоре.

За эти без малого 100 лет менялись не только партии у власти. За это время в США сменились три двухпартийные системы. В 1832 - 1854 годах преобладающими партиями в США были виги и демократы, а с 1854 и по наши дни - демократы и республиканцы, и тем не менее вся внешняя политика США основывалась на "доктрине Монро". "Доктрина Вулфовица" явно претендует на такую же роль. И последствия этой доктрины, вероятно, могут быть сходным с последствиями "доктрины Монро", в том смысле, что весь мир превратится в некий аналог Латинской Америки. Разрушительная творческая энергия неоконсерваторов - подходящий инструмент для достижения этой цели, недопущения появления глобального геополитического соперника США.




Ответить Рекомендовать Все ответы   На форум
Ответы
Rambler's Top100 TopList